Печерский суд Киева взял под стражу бывшего командира воинской части А-4104 в Чугуеве Вячеслава Глазунова по подозрению в халатности и нарушении подготовки и правил полетов, что привело к катастрофе самолета Ан-26 и гибели 26 военнослужащих. Об этом сообщает hromadske из зала суда.

По данным следствия, Глазунов утверждал плановую таблицу полетов, которая предусматривала учебные полеты с остановками для технического обследования, и разрешил проведение так называемых конвейерных полетов – когда самолет после совершения одного вылета не останавливается, а конвейером выполняет следующий. Это, по мнению следствия, и привело к тому, что экипаж узнал об отказе левого двигателя в воздухе и не смог оперативно решить проблему.

«Когда во время полета появляется техническая неисправность самолета, командир экипажа обязан прекратить взлет. И скорость ему это позволяла. В этом случае был этот конвейер. Взлетная полоса имеет определенную длину, и есть линия старта. И если бы все было по правилам, сработал бы датчик – и командир экипажа принял бы решение остановиться. Поскольку был конвейер, то посадка произошла по этой линии разгона. То есть расстояние стало намного меньше. И когда на такой скорости сработал этот датчик, экипаж имел достаточную скорость, чтобы остановиться, но не имел расстояния, технической возможности безопасно прекратить полет на земле еще. Поэтому он был вынужден взлетать. И это именно потому, что предыдущий полет состоялся способом конвейера», - пояснил следователь ГБР Иван Пузыревский.

Также, по данным следствия, нарушением является то, что на самолет допустили 18 штурманов вместо 10, что увеличило общее количество военнослужащих. Прокуроры отмечают, что на борту было всего 10 парашютов и 10 кислородных масок. Это также свидетельствует о том, что количество людей на борту было превышено.

Также следователи отмечают, что командир экипажа Богдан Кишеня в течение 11 месяцев не практиковал ночные полеты, а потому не должен был быть допущен на борт.

Кроме этого, следователи говорят, что Кишеня имел проблемы с посадкой самолета, это должно было бы учесть его руководство.

Прокуратура просила взять под стражу Глазунова, а адвокат подозреваемого Сергей Рогозин просил оставить ходатайство без удовлетворения, отметив, что его подзащитный не собирается скрываться. Также адвокат заявил, что в плановой таблице полетов отсутствует информация о конвейерных полетах. А прокуроры, со своей стороны, сказали, что там указано об остановках, которые должны были делаться, но не осуществлялись. Еще адвокат рассказал о положительной характеристике Вячеслава Глазунова, в частности о том, что он является участником боевых действий, имеет награды от Министерства обороны. Также Глазунов страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Сам подозреваемый отметил, что вес на борту не был превышен, а о допуске Кишени решение принял не он. Также Глазунов отметил, что полеты конвейером не были систематическими, и в тот день он не был командиром смены, а потому не мог это контролировать.

Также Глазунов утверждал, что у каждого из военных были парашюты и кислородные маски, а техническая проверка не дала бы результатов, поскольку, по его словам, поломка произошла во время набора скорости. «В этот день я был старшим первой смены, старшим второй смены был мой заместитель. С 15:30 до 18:00 я был уже в своем рабочем кабинете, работал с документами. Наблюдение выполнял другой человек. Меня обвиняют в том, что я давал команду на конвейер? Я не давал команду на конвейер. Ее дает командир полетов. Так, старший смены его контролирует, может вмешаться и не допустить этого. Но я это сделать не мог, поскольку не был на месте в это время», - сказал в суде Глазунов.

Также он уточнил, почему о допуске пилота решение принимал не он. «О  Кишене. Я не имел права его проверять, так как я не имею допуска, я имею допуск только на самолет Л-39. Непосредственно его подготовкой занимается руководитель эскадрильи. Так, контрольный полет ему дал командир. И после контрольного полета решил, что он готов. После этого Кишеня полетел сам, а потом - с курсантами. И это контролирует мой заместитель по летной подготовке», - рассказал военный.

Напомним, 25 сентября при заходе на посадку в двух километрах от военного аэропорта Чугуева разбился самолет Ан-26 Вооруженных сил Украины.

На его борту находились 27 человек: офицеры и курсанты Харьковского университета Воздушных сил ВСУ имени И. Кожедуба, которые выполняли учебно-тренировочный полет.

В результате падения самолета погибли 26 из 27 человек, находившихся на борту. Один из двух парней, доставленных в больницу сразу после трагедии – умер. Второй – выжил и находится в больнице.

Расследование крушения самолета Ан-26 под Чугуевом выявило грубые нарушения в выполнении полетных заданий и в организации полетов в целом.

Государственное бюро расследований вручило подозрение командующему Воздушных сил Сергею Дроздову.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

еврозима/осень
7107 грн.
40