В последние годы столкнулись с притязаниями Константинопольского Патриарха на особые привилегии в Православной Церкви, которые похожи на папские полномочия в Римско-Католической Церкви.

Фото: rbc.ru

Об этом глава ОВЦС Московского Патриархата митрополит Иларион (Алфеев) сказал в эфире программы «Церковь и мир», отвечая на вопрос, не оттолкнут ли кого-то от Церкви известия об имеющихся в православном мире нестроениях, сообщает сайт mospat.ru.

«Мне кажется, что подлинно православный человек никогда не отвернется от Церкви. От нее может отвернуться человек, у которого религиозность поверхностная, тот, кто за человеческой реальностью не умеет видеть реальность Божественного присутствия в Церкви, кто не ощущает, что Церковь – это пространство, где живет и действует Бог», - отметил митрополит Иларион.

Архиерей напомнил, что Церковь состоит из людей, которые приходят в нее со своими грехами, страстями, своими проблемами, и священнослужители тоже не свободны от человеческих грехов, слабостей и страстей. «Иной раз человеческие слабости и страсти влияют на то, что называем церковной политикой или церковной геополитикой, когда те или иные Поместные Церкви начинают ссориться между собой или когда тот или иной человек начинает присваивать себе полномочия, которых он в действительности не имеет», – констатировал глава ОВЦС МП.

«Столкнулись в последние годы с притязаниями Константинопольского Патриарха на особые привилегии, особые полномочия в Православной Церкви, которые похожи на папские полномочия в Римско-Католической Церкви. Но если в западной католической традиции существует папская система церковного управления, когда над всей Церковью стоит один человек, воспринимаемый как наместник Христа, то в православной традиции никогда такого не было. Православная Церковь – это семья Поместных Церквей, и Предстоятели этих Церквей равны между собой, даже если между ними существует определенный порядок, в который они выстраиваются, когда совершают совместно Божественную литургию», – продолжил иерарх.

Владыка напомнил, что согласно установленному порядку вплоть до XI века первым был епископ Рима, вторым за ним шел епископ Константинополя, а дальше – другие Предстоятели Поместных Церквей. После того, как в 1054 году произошел разрыв общения между католиками и православными, первенство в семье Восточных Православных Церквей перешло естественным образом к Константинопольскому Патриарху. Однако оно было и остается первенством чести, а не первенством власти.

«Когда Константинопольский Патриарх начинает проявлять властные полномочия, когда он заявляет о том, что может вмешиваться в дела любой Поместной Церкви, перекраивать границы Церквей, а также единоличным решением отменять акты и договоренности 300-летней давности, с этим Поместные Православные Церкви, конечно, не соглашаются», – сказал митрополит Волоколамский Иларион.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
3300 грн.