В среду в Брюсселе прошло первое за два года заседание совета Россия-НАТО. Оно стало второй из трех запланированных на эту неделю встреч, на которых представители России обсуждают вопросы безопасности с западными дипломатами разных уровней.

В ходе этих встреч Россия пытается добиться от НАТО и его членов, в первую очередь от США, юридических гарантий своей безопасности. Ее ключевое требование - отказ альянса от дальнейшего расширения на восток. Однако и США, и НАТО последовательно заявляют, что не могут решать судьбу других стран без их участия и что не могут запретить им вступать в альянс.

Первая встреча прошла в понедельник в Женеве. На ней представители России обсуждали вопросы безопасности с представителями США. Из итоговых заявлений сторон стало ясно, что добиться существенного прогресса им не удалось.

В то же время представители обеих сторон называли разговор открытым и прямым, а замминистра иностранных дел России Сергей Рябков, представлявший на этой встрече Москву, назвал ситуацию небезнадежной.

Второй встречей стало заседание совета Россия-НАТО в среду. Оно продолжалось около четырех часов. Как и после первой встречи, из заявлений сторон по ее итогам следовало, что сближения позиций не произошло. 

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в очередной раз повторил, что каждое государство должно самостоятельно решать, вступать ли ему в альянс. Он отметил наличие у НАТО серьезных разногласий с Россией и признал риск возникновения нового вооруженного конфликта в Европе.

Аналогичную позицию заняла представитель госдепартамента США Уэнди Шерман, которая возглавляла американскую делегацию на переговорах в понедельник, а в среду приняла участие и в заседании совета Россия-НАТО.

При этом и Столтенберг, и Шерман отметили, что готовы обсуждать с Россией другие вопросы безопасности - в частности, вопросы ядерной политики и контроля над вооружениями.

В свою очередь российская сторона в очередной раз отметила неготовность обсуждать вопросы безопасности по отдельности и продолжила настаивать на том, чтобы все ее требования рассматривались единым пакетом.

Минобороны России назвало три вопроса, которые считает ключевыми: гарантии нерасширения НАТО на восток за счет Украины и других стран, обязательства о неразмещении в Европе новых американских ракет средней и меньшей дальности и ограничение военной деятельности в Европе.

Русская служба Би-би-си попросила российских и западных экспертов оценить итоги второй из трех встреч России с представителями Запада. Заключительная встреча пройдет в четверг в Вене - на ней переговоры с Россией будут вестись по линии ОБСЕ.

"По сути, они держат Украину в заложниках"

Встреча в Брюсселе была скорее перформативным актом, сказал в разговоре с Би-би-си Майкл Кофман, директор российской программы в Центре военно-морского анализа США. Ее итоги те же, что и итоги встречи в Женеве - очевидно, что переговоры зашли в тупик.

"Главный вопрос - готова ли Россия разделить вопросы гарантий безопасности [такие, как отказ от расширения НАТО] и вопросы стратегической стабильности, вроде контроля за вооружениями и военными мероприятиями", - считает эксперт.

И Рябков, и Глушко дали однозначно негативный ответ, подчеркивает Кофман. Они настаивают на обсуждении проектов соглашений, опубликованных МИД РФ в декабре, которые включает все эти вопросы разом.

"Это ультиматум, потому что они упоминают некие неопределенные военно-технические меры, к которым они готовы прибегнуть. И, по сути, они держат Украину в заложниках", - считает Кофман.

При этом военный аналитик отвергает распространенные в западных СМИ мнения о "непредсказуемости" Путина. Он подчеркивает, что Кремль десятилетиями выражал недовольство расширением НАТО и размещением американских вооружений в Центральной и Восточной Европе.

И когда уже в 2021 году Джо Байден попробовал вести диалог с Путиным, в ответ прозвучали все эти претензии.

"Администрация Байдена предлагала Москве вести диалог о стратегической безопасности вокруг технических аспектов, вроде ограничения вооружений, и не касаться фундаментальных противоречий, - говорит эксперт, - но Россия дала четко понять, что именно ей нужно".

Из встреч в Женеве и в Брюсселе ясно, что Россия не получит того, чего формально пыталась добиться, подчеркивает сэр Лоуренс Фридман, член Британской академии и почетный профессор факультета военных исследований Кингз-Колледжа Лондона.

"Мне не кажется, что Россия сможет чего-то добиться через эти переговоры. Они не получат юридических гарантий или договоров, в которых будет прописан отказ от приема Украины в НАТО или размещения там американских ракет большой дальности", - сказал военный историк.

Однако реальной целью российской дипломатии могла быть попытка сдерживания США и НАТО - дать им понять, что членство Украины в альянсе или размещение американских боеголовок становятся casus belli, считает Фридман.

Даже если НАТО не собирается принимать Украину в обозримом будущем, альянс не может публично об этом заявить, потому что это было обещано на саммите в Бухаресте в 2008 году, говорит Фридман. Кроме того, если сказать об этом сейчас, это будет выглядеть как результат давления России.

"Чем сильнее Россия давит на эту тему, тем сложнее для [НАТО] сказать, что они не собираются принимать Украину", - добавил специалист.

Реальные последствия встреч в Женеве и Брюсселе станут понятны на следующей неделе, добавляет Майкл Кофман. МИД РФ сообщал, что ожидает получить от Вашингтона формальный ответ на поднятые на переговорах проблемы. Но в госдепартаменте пока не подтвердили, что собираются давать такой ответ.

"Давайте подождем до следующей недели, когда Россия ожидает получить ответ на свои требования. И отсутствие ответа тоже будет формой ответа", - сказал Кофман.

"Больших вещей России никто не даст"

Российские эксперты расходятся в оценке полезности этих переговоров, но тоже считают их основной чертой неготовность Москвы к каким-либо уступкам, которая ставит под сомнение дальнейший переговорный процесс.

"То, что переговоры состоялись и на них не разругались - очень низкая планка ожиданий, и взять ее не сложно. Все самое сложное и важное связано с фундаментальными вопросами и тем, что стоит за максималистичной запросной российской позицией, которая появилась совсем недавно", - говорит эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев.

Позицию Москвы он описывает как "это наши "красные линии, мы от них не отступим". "И главное, что эти линии заявлены публично и на международном уровне и внутри. Это не похоже на дипломатию и это не похоже на российскую дипломатию. О том, что в России есть высококлассные дипломаты, которые умеют вести переговоры и умеют договариваться, когда ей это нужно, всем хорошо известно", - отмечает Габуев.

По его словам, даже при подобной запросной позиции можно было бы обсудить конкретные практические вопросы, например, мораторий на размещение ракет средней и меньшей дальности (РСМД) и прочих ударных систем, в том числе на Украине, и попробовать это юридически закрепить. "В целом вот там открывается поле для договоренностей из того, что мы хотели раньше и того, что нам теперь готовы дать", - отмечает эксперт.

"Но из заявлений наших переговорщиков следует, что мы на этом не остановимся и нам это не нужно без отрыва от больших вещей. С таким настроем договориться о чем-либо будет невозможно. Больших вещей России конечно же никто не даст. И мне кажется, что это понятно и это не сюрприз ни для Грушко, ни для Рябкова, ни для их начальников", - отмечает Габуев.

"Соответственно возникает вопрос, зачем все это делается, на который ни у кого из нас нет ответа и ответ на который, я боюсь, мы скоро все узнаем", - резюмирует он.

Габуев считает маловероятным включение Украины и Грузии в НАТО в ближайшие пять или 10 лет, но в то же время не видит причин, по которым альянс мог бы отказаться от своей политики открытых дверей и давать России какие-то юридические гарантии.

"Нет ничего такого, что Россия может сделать, что бы заставило их от нее отойти. То есть, ничего фундаментального, что бы резко поменяло оценки НАТО в отношении своих членов, не произошло. Не думаю, что кто-либо в НАТО рассматривает реалистичным сценарий, что если Россия завтра сама пойдет выгонять американские войска на линию 1997 года", - отмечает он.

По мнению эксперта, даже если Москва пойдет на какие-то решительные шаги вроде вторжения на Украину или размещения за пределами России новых систем вооружений, это только гальванизирует НАТО и сделает американское присутствие в Европе еще более востребованным.

В то же время замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов, напротив, считает, что результаты переговоров в Женеве и Брюсселе уже продемонстрировали существенный прогресс по сравнению с той ситуацией, которая была еще несколько месяцев назад.

"На протяжении нескольких лет НАТО отказывалась от обсуждения инициатив России о возможном создании нового режима размещения вооружений в Европе, инициатив по деконфликтингу", - говорит эксперт.

Однако, по его словам, для России сегодня этого мало. Но то, на чем настаивает Москва сегодня - новые принципы европейской безопасности - уже не готовы обсуждать США и НАТО.

В этой связи Суслов видит два сценария развития событий. Первый - Россия принимает предложение НАТО и начинает переговоры по военно-технической части - по контролю за вооружениями, по обычным, по ядерным вооружениям, и по ракетам средней и малой дальности, принимаются правила сближения военных самолетов и кораблей.

Однако основные принципы евробезопасности тогда останутся такими, какими были на протяжении 30 лет - в России их видят как выгодные для Запада и невыгодные для себя. Если Россия пойдет по этому пути, то дезавуирует свои собственные требования и таким образом дискредитирует себя, считает эксперт.

По его мнению, теперь, когда переговоры состоялись и позиция Вашингтона и Брюсселя сформулирована, вопрос дальнейшей стратегии будет решаться президентом Владимиром Путиным. Если он посчитает неприемлемым двигаться по военно-технической линии без политического аспекта, то, по мнению Суслова, стоит ждать второго сценария развития событий - а именно дальнейшего усиления напряженности не столько между Россией и Украиной, сколько между Россией и НАТО.

"Будут размещаться новые вооружения, будут громче заявления о возможности ядерной войны", - считает Суслов.

По его мнению, России и НАТО необходимо сменить саму парадигму отношений, официально признать друг друга врагами, признать реальной угрозу ядерной войны и произвести оценки рисков для ее начала. Тогда, уже исходя из этого, необходимо выстраивать политику во избежание такой войны, что подразумевает необходимость уважения жизненных интересов обеих сторон.

Григор Атанесян, Петр Козлов, ВВС

Спасибі за Вашу активність, Ваше питання буде розглянуто модераторами найближчим часом

1015