Десять крымских семей, проживающих на южном берегу полуострова, в ближайшее время могут лишиться своих домов, которые оказались на территории детского лагеря "Артек". Русская служба Би-би-си разбиралась в причинах этого конфликта.

Гурзуф. Небольшой курортный поселок, расположенный на Южном берегу Крыма, главная достопримечательность которого лагерь "Артек". Работающий с 20-х годов прошлого века, он стал, пожалуй, самым известным детским центром на всем постсоветском пространстве.

В разные годы "Артек" посещали космонавты Юрий Гагарин и Валентина Терешкова, политики Джавахарлал Неру и Урхо Кекконен, футболист Лев Яшин и шахматист Михаил Таль.

В 2014 году Россия аннексировала полуостров Крым. После этого власти заявили, что в ближайшие годы в инфраструктуру лагеря будет инвестировано около 17 миллиардов рублей, писала "Медуза" (внесена в реестр СМИ-иноагентов). Под эти планы была создана программа реконструкции детского центра.

За последние годы "Артек" неоднократно посещали президент России Владимир Путин, бывший премьер-министр Дмитрий Медведев и другие российские политики. В 2018 году в "Артеке" отдыхали дети поддерживаемого Россией президента Сирии Башара Асада.

Именно в границах "Артека" и находятся дома тех крымчан, кому грозит выселение. Большая часть этих домов представляет собой построенные из бутового камня одноэтажные здания, рассчитанные на одну-две семьи. Самым старым из них более ста лет, они устояли даже во время двух разрушительных крымских землетрясений 1927 года.

К моменту постройки этих домов "Артек" был лишь небольшим палаточным лагерем на гурзуфском побережье, где отдыхали не более 80 детей.

Лагерь строгого режима

С 28 на 29 декабря 37-летняя жительница Гурзуфа Светлана Возиян была вынуждена ночевать в машине. Женщина подъехала к одному из КПП, установленному на въезде в "Артек", однако сотрудники Росгвардии отказались пропустить ее на территорию. На видео, которое сняла сама Светлана, она стоит на фоне закрытого шлагбаума, на заднем плане виднеется горящий синим логотип "Артека".

"Я стою на КПП "Артека" с 4 часов вечера. Сейчас - начало 10-го. На улице 3 градуса. Зима. [...] Мне не выдают пропуск, и я не могу попасть домой. Говорят, приходите через три дня. А где мне жить? В машине? [...] У меня есть регистрация, почему меня не пускают?", - голос женщины то и дело срывается на плач. Стоящие позади нее сотрудники Росгвардии на эти эмоции никак не реагируют.

Светлана Возиян родилась и выросла в Гурзуфе, в доме на улице Гайдара. Оттуда открывается панорамный вид на одну из самых известных крымских гор - Аю-Даг. До моря - рукой подать, а окружает дом смешанный крымский лес.

Дом Светланы расположен в границах "Артека", и путь к нему лежит через одно из КПП. Пропускной режим в "Артеке" существовал всегда, объясняет Светлана. Разница лишь в том, что до недавнего времени люди получали пропуск сроком на год. До 2014 года охрана такие пропуска даже толком не проверяла, достаточно было показать паспорт со штампом о регистрации, вспоминают местные жители. После присоединения Крыма к России пропуска стали проверять тщательнее.

В 2021 году "Артек", по рассказам местных жителей, без объяснения причин прекратил выдачу долгосрочных пропусков. С тех пор документ выдается лишь на 3-5 дней. При этом каждый раз человек должен подавать написанное от руки заявление в службу безопасности лагеря и "ждать по несколько часов, пока его визируют".

В середине года охрана, по словам жителей, перестала выдавать гостевые пропуска. В результате они не могут пригласить к себе "даже сантехника". Более того, со временем большинство людей остались без интернета и кабельного телевидения: охрана лагеря, говорит Светлана Возиян, просто отказалась пропустить представителей провайдера на территорию для устранения неполадок.

Теперь в выдаче пропусков отказывают даже официально зарегистрированным на территории "Артека" людям, добавляет женщина.

За сутки с 28-го на 29-е декабря Светлана дважды вызывала полицию. Приезжавший на вызов участковый всякий раз предлагал ей написать заявление. Проверка, говорил полицейский, будет проводиться в течение трех суток, вспоминает женщина. На вопрос Светланы, где ей все это время ночевать, сотрудник полиции, по ее словам, "молча пожал плечами".

В доме на улице Гайдара Светлана проживает с двумя малолетними детьми и мамой Любовью Подъяблонской. Мать Светланы долгие годы сама была сотрудницей "Артека". До выхода на пенсию работала в лагере медсестрой рентген-кабинета.

Сейчас Подъяблонская имеет вторую группу инвалидности и нуждается в постоянном уходе. Обычно лекарства маме привозила Светлана. Сейчас, после того как ей отказали в выдаче пропуска, мать осталась без поддержки дочери.

Сама Любовь Подъяблонская тоже не смогла получить пропуск. Только в отличие от своей дочери, она находится внутри территории "Артека", а не снаружи. Женщина опасается, что как только выйдет за КПП, обратно ее уже не пустят.

"У нас среди соседей еще есть два-три человека, у кого пропуск актуален до 31 декабря. Они привезли мне продукты и все необходимое, - говорит Подъяблонская. - Что будет после 31-го, я не знаю".

Некоторые жители Гурзуфа, которые тоже не смогли получить пропуск, вынуждены добираться до своего дома окольными путями "через лес, где можно переломать ноги, и удаленный пляж", рассказывает Татьяна Похольчук. Она тоже живет на улице Гайдара в доме, где родился и вырос ее муж. Сама Татьяна переехала туда после свадьбы в 2012 году.

Как и Светлана Возиян, Похольчук также пыталась вызывать полицию и жаловалась участковому на службу безопасности "Артека" и росгвардейцев, не пропускающих ее домой на основании прописки. Никакой реакции со стороны полиции, по ее словам, не было.

В ответ на просьбу довезти ее до дома на служебном автомобиле полицейские, по словам Татьяны Похольчук, ответили, что не оказывают услуги такси.

Русская служба Би-би-си отправила запрос в управление Росгвардии по Крыму и Севастополю. В пресс-службе ведомства заявили, что уже готовят ответ, однако на момент публикации он так и не был получен.

Визиты приставов с последствиями для здоровья

В то время как Светлана Возиян пыталась добиться права на проезд к своему дому, к жителям других домов, расположенных в границах "Артека", пришли судебные приставы.

Утром 29 декабря с приставами у дверей своего дома столкнулась 58-летняя Ольга Пономарева. Ее дом находится на улице Ленинградской. Здание построил в начале 50-х годов прошлого века ее дед - ветеран Второй мировой войны, переехавший в Крым по программе переселения, разработанной в те годы советским правительством.

Дом Пономаревой расположился на одном из пологих гурзуфских склонов. До ближайшего пляжа - 10 минут пешком. По обе стороны от дороги - густая лесопосадка, через которую течет мелководная горная река Путамиш.

Дом Ольги был признан аварийным. Именно с этим и связаны визиты судебных приставов: они пытаются вручить ей предписание с требованием выселиться. Только за последнюю неделю они приходили к ней дважды.

Ольга с этим категорически не согласна. Она отказывается брать в руки любые документы и расписываться в их получении. Таким образом, пока что приставы уходят ни с чем. Но каждый новый их визит провоцирует у женщины очередное обострение гипертонической болезни.

"Каждая встреча с ними для меня заканчивается скорой помощью. Вот 29-го они ушли, а у меня верхнее давление - 210. То же самое было и в прошлый раз. Они 24-го числа приехали, а я потом два дня подряд вызываю скорую", - говорит Пономарева.

Из-за своего дома женщина судится с "Артеком" уже не первый год. Недавно она сумела добиться от суда назначения независимой судебной экспертизы, которая, по ее словам, должна показать, что степень износа ее дома не превышает 14-15%.

Дом Пономаревой - не единственный, который за последние два года был признан аварийным. Всего, по словам местных жителей, таких домов насчитывается несколько десятков. Все они располагаются в границах "Артека" на улицах Гайдара, Красных галстуков и части улицы Ленинградской.

Как внутри лагеря оказались жилые дома? Изначально, говорят жители Гурзуфа, эти дома не имели никакого отношения к детскому центру. Все дело в том, что они были построены или до основания "Артека", или несколькими годами позже, когда детский центр занимал куда меньшую по площади территорию.

"Наш дом вообще изначально находился на территории совхоза "Гурзуфский", - говорит Ольга Пономарева. - То есть вообще никак к "Артеку" не относился. И улица называлась изначально не Ленинградская, а Ай-Гурзуф".

Впоследствии территория "Артека" многократно расширилась, и лагерь фактически окружил несколько десятков жилых домов, расположенных рядом с ним.

Эти дома, равно как и отдельные квартиры, в которых проживали люди, не были приватизированы. До аннексии Крыма Россией некоторые люди пытались пройти процедуру приватизации, однако и тогда сделать это было непросто, вспоминают крымчане.

Украинские чиновники идентифицировали весь жилой фонд, расположенный в границах "Артека", как служебный или ведомственный. Таким образом, приватизация была возможна лишь через суд.

К 2014 году многие судебные процессы уже были начаты, однако довести их до конца так и не удалось - они тянулись слишком долго. Местные жители рассказывают, что суды отклоняли их требования приватизировать жилье, а они продолжали обжаловать эти решения.

Би-би-си неизвестно о случаях, когда живущим здесь удалось завершить процесс приватизации.

Желание выселить

История с выселением жителей Гурзуфа, проживающих в границах "Артека", началась в марте 2015 года. Тогда глава Крыма Сергей Аксенов подписал распоряжение №264-р (копия документа есть в распоряжении Би-би-си - Ред.), согласно которому из собственности республики в федеральную собственность было передано, в частности, более 400 объектов недвижимого имущества, в том числе и жилые дома на улицах Гайдара, Красных галстуков и Ленинградской, где к тому моменту проживало более 200 семей.

После передачи жилых домов в федеральную собственность "Артеку", согласно тому же распоряжению Аксенова, было предоставлено право оперативного управления указанными домами. Тогда же среди местных жителей стали распространяться слухи, что руководство лагеря захочет их переселить.

Почему в перечень переданного в федеральную собственность имущества вошли жилые дома, крымские чиновники не объясняли. Русская служба Би-би-си направила запросы в пресс-службу правительства Крыма и лично Сергею Аксенову.

В пресс-службе главы Крыма ответили, что "Международный детский центр "Артек" находится в ведении минпросвещения и предложили Би-би-си переадресовать вопросы в пресс-службу "Артека". Туда Би-би-си также направила запрос.

Сразу после передачи жилых домов в федеральную собственность представители руководства "Артека" заявили, что постоянное проживание посторонних людей внутри границ лагеря противоречит нормам антитеррористического законодательства, но местные жители уверены, что причина их выселения кроется в другом.

"Еще в 2015 или 2016 году в "Артек" приезжал кто-то из "высоких" чиновников минобразования, - говорит Татьяна Похольчук. - После этого визита [представители администрации лагеря] нам неофициально сказали, что мы слишком мелкие люди, чтобы жить в таком месте. Тогда-то и начались все проблемы".

В 2017 году опасения крымчан начали сбываться. "Артек" заявил о начале строительства в Гурзуфе 18-этажного дома для отселения всех, проживающих на территории лагеря.

Поначалу людей пытались успокаивать: в администрации лагеря говорили, что переселение, скорее всего, будет добровольным, а те, кто захочет, сможет остаться жить в своих домах, говорит Похольчук.

Когда же выяснилось, что отселение коснется всех без исключения, представители лагеря сообщили, что переселять людей будут по специально разработанной правительственной программе, и каждый квадратный метр их нынешнего жилья будет приравниваться к полутора метрам в новом доме.

Впрочем, еще на этапе проектирования все пошло не так, как планировалось. Из 18-этажного новый дом превратился в 12-этажный, а количество квартир было "срезано" почти на 50%.

Проектировщиком и генеральным подрядчиком нового дома по улице Строителей, 11г стала связанная с Аркадием Ротенбергом компания "Стройгазмонтаж", известная строительством Крымского моста - это видно на фотографиях строительного стенда.

Подрядчиком по строительно-монтажным работам назначили ООО "СК Ленстройэнерго". Сейчас "СК Ленстройэнерго" признана банкротом. С 2019 года в отношении компании открыто конкурсное производство, следует из информации, размещенной в системе СПАРК-Интерфакс.

Переселение с ухудшением

"По всей видимости, они решили, что переселять по коэффициенту 1 к 1.5 [м²] слишком жирно для нас. Тогда они придумали эту схему. По-тихому провели свою экспертизу, которая признала все дома аварийными, и нас из переселенцев превратили в нуждающихся в социальном жилье. Теперь нас якобы переселяют без улучшения: один к одному. Но даже эти нормативы не соблюдаются", - говорит Светлана Возиян.

Женщина демонстрирует документы (копии есть в распоряжении Би-би-си - Ред.), согласно которым ей предлагают переселиться из квартиры общей площадью 55.6 м² в квартиру, площадью 55.1 м². Несмотря на очевидные расхождения, говорит Светлана, в судах представители "Артека" настаивают, что переселение происходит с улучшением жилищных условий.

В деле Ольги Пономаревой юристы "Артека" отказались принимать во внимание наличие возле дома земельного участка площадью 0.6 га и предложили ей квартиру без учёта площади этой земли.

Любовь Подъяблонская, мать Возиян, говорит, что об аварийности своего дома она узнала уже в суде. Иск о выселении ее семьи "Артек" подал в 2019 году. В ответ защита Подъяблонской подготовила два документа: рецензию на экспертизу, сделанную по заказу "Артека", и свое экспертное заключение.

Согласно последнему, износ дома, где проживает семья, составляет не более 14% (копии всех документов есть в распоряжении Би-би-си), в то время как администрация "Артека" утверждала о более чем 70-процентном износе, рассказывает адвокат Любови Подъяблонской Андрей Логинов.

"По-хорошему, суд в таких случаях должен назначать специальную судебную экспертизу, которая и разрешит спор двух сторон. Но ни суд первой инстанции, ни апелляция не посчитали нужным это сделать", - говорит Логинов.

Аналогично проходили судебные заседания и в отношении других жителей Гурзуфа. Добиться проведения судебной экспертизы некоторым из них удалось лишь в кассации - в Краснодарском крае.

Однако ни в деле семьи Подъяблонской, ни в деле Ольги Пономаревой, ни в деле Татьяны Похольчук суд не посчитал нужным приостановить исполнительное производство.

По мнению суда, если экспертиза покажет, что дома на самом деле аварийными не являются, жители Гурзуфа смогут беспрепятственно въехать обратно, говорят они.

Дом, который построил "Артек"

Жители Гурзуфа признают, что "Артек" не требует от них выселиться на улицу. Им предлагают переселиться в упомянутый 12-этажный дом по улице Строителей 11г. Впрочем, это здание все собеседники Русской службы Би-би-си пренебрежительно называют "общагой" и переселяться туда отказываются.

"Как можно переселяться в дом, инженерные сети которого до сих пор не приняты в эксплуатацию?" - возмущается Татьяна Похольчук.

В подтверждение своих слов она демонстрирует официальный ответ на обращение в министерство жилищной политики Крыма, направленный ей и трем другим людям, где указано, что декларация о готовности ко вводу инженерных сетей дома в эксплуатацию была отменена госстройнадзором (копия есть в распоряжении Би-би-си).

При этом Похольчук признает, что вступить в судебные тяжбы с "Артеком" решились лишь десять семей из 200, ранее проживавших на его территории. Все остальные согласились на предложение переселиться в новый дом.

По ее мнению, у каждого на это были свои причины: некоторые до сих пор работают в лагере и боятся, что в случае отказа переселяться их уволят.

Другие жили до этого не в отдельных квартирах, а в общежитии с общей кухней и санузлом, для них, продолжает Похольчук, "любая отдельная жилплощадь - плюс".

А третьи просто поддались соблазну приватизации новой квартиры, поясняет она.

Русская служба Би-би-си обратилась за комментарием к четырем местным жителям, переехавшим в новый дом, однако те отказались говорить.

Потенциальная приватизация жилья на Строителей 11г, по словам Похольчук, также вызывает много вопросов. Женщина показывает постановление ялтинской администрации от мая 2020 года, согласно которому ялтинский муниципалитет принимает в собственность имущество "Артека".

Но в муниципальную собственность были приняты только квартиры, говорит Похольчук, а сам дом ни в постановлении горсовета, ни в соответствующем распоряжении крымского управления Росимущества не значится (копии всех документов есть у Би-би-си).

"Значит, дом на баланс не принят. В этих документах, кроме прочего, есть еще одна ошибка: там указано, что имущество передает "детский лагерь "Артек", хотя учреждение официально называется не "лагерь", а "международный детский центр". Как на такое можно подписываться?" - спрашивает Похольчук.

Не введенные в эксплуатацию инженерные сети здания вряд ли могут прямо повлиять на возможность приватизации квартир, считает Жан Запрута, крымский юрист, специализирующийся на гражданском и жилищном праве. Право на приватизацию возникает с момента постановки квартиры на учет в реестре недвижимости. А у властей, по словам Запруты, с того же момента возникает обязанность передать квартиру в собственность жильца.

Отказ муниципалитета брать дом на баланс может иметь несколько причин, говорит Запрута. Одной из таких причин могут быть изъяны при строительстве здания. Ведь после принятия на баланс город будет обязан обслуживать этот дом за свой счет, объясняет юрист, при этом никакой выгоды от нового дома получить нельзя.

Почему же муниципалитет согласился взять на баланс квартиры нового дома? По словам Запруты, в отличие от самого здания, квартиры могут принести городу потенциальную выгоду.

"Квартиру вселившийся гражданин может в итоге приватизировать, а может и нет. Может произойти все, что угодно, и квартира останется в собственности города. Тогда ее можно будет реализовать", - говорит Запрута.

Русская служба Би-би-си обратилась за комментариями относительно готовности дома по ул. Строителей 11г к эксплуатации в ялтинский горсовет, компанию "Стройгазмонтаж" и крымское управление Росимущества. На момент публикации материала ведомства не ответили на наш запрос.

После своего последнего визита в дом Ольги Пономаревой приставы заявили, что в ближайшее время он будет отключен от всех коммуникаций.

С аналогичными угрозами судебные исполнители приходили и к другим жителям. Таким образом, говорит Пономарева, в новогоднюю ночь она, вероятно, останется без воды и электричества.

Светлану Возиян, которая так и не получила пропуск, временно согласились приютить ее друзья. Двое ее несовершеннолетних детей пока будут жить с отцом.

Каждый день Светлана ездит на КПП "Артека" вызывать полицию и требовать, чтобы ее пропустили домой.

Давид Аксельрод, ВВС

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

111
Теги