Пандемия коронавируса спровоцировала бум мировой фармакологии. О том, сколько заработали ведущие компании на антиковидных вакцинах и как их разработки могут привести к прорыву в лечении множества болезней в будущем – в материале РБК-Украина.

Даже если отбросить в сторону абсурдные конспирологические теории, фармацевтические компании называют одними из главных "бенефициаров" пандемии коронавируса, наряду с производителями смартфонов, ноутбуков или программ для удаленной работы.

Действительно, во время пандемии, особенно на ее первых этапах, спрос на их продукцию многократно превышал производственные возможности. А многие западные страны еще и оказывали фармацевтам прямую финансовую поддержку, с учетом социальной важности задачи – поскорее разработать вакцину от ковида.

Впрочем, и у топовых мировых производителей вакцин бывают провалы даже в нынешних, максимально благоприятных для них рыночных условиях. Так, акции компании Moderna, вакцину которой активно используют и в Украине, вчера, 4 ноября, упали почти на 18%. И это несмотря на то, что компания отчиталась о 5 млрд долларов дохода за третий квартал текущего года. Это в 32 раза больше, чем за аналогичный период 2020-го. Но все дело в завышенных ожиданиях – аналитики с Уолл-Стрит прогнозировали, что Moderna заработает еще больше – 6,2 млрд долларов за третий квартал.

Общий годовой доход также окажется ниже ожидаемого – вместо 20 млрд долларов компания получит в 2021-ом лишь от 15 до 18 млрд долларов выручки. Такие новости немедленно отразились не только на акциях Moderna, но и на ее прямых конкурентах по рынку антиковидных вакцин – Pfizer, BioNTech и Novavax. За считанные часы они суммарно потеряли 24,5 млрд долларов рыночной стоимости, хотя потом ситуация стабилизировалась.

Такие рыночные "качели" хорошо показывают динамичность молодого рынка вакцин против коронавируса. А также крайне высокие ожидания, которые возлагаются на их производителей. Ведь передовые мРНК-технологии, которые впервые были апробированы при создании антиковидных вакцин, во многом определят будущее всей фармакологической индустрии. Пандемия коронавируса, по многим прогнозам, может закончиться или по крайней мере резко пойти на спад уже в обозримом будущем. А другие болезни никуда не денутся. И приобретенный производителями за время пандемии опыт приблизит победу и над ними.

Большие деньги

В отличие от компании Moderna, дела у другого ведущего производителя вакцины, Pfizer, идут даже лучше, чем планировалось. 2 ноября в компании заявили, что планируют заработать на своей вакцине 36 млрд долларов. Это на 7% больше, чем ожидалось в июле, и в два раза больше – чем в начале этого года.

Компания закрепилась как уверенный лидер на самых богатых рынках – США и Евросоюза. С апреля ее рыночная доля в США выросла с 56% до 74%, в ЕС – с 70% до 80%.

Стоит отметить, что мировой рынок вакцин против коронавируса очень ассиметричен. Собственно, и полноценного открытого рынка как такового еще не существует, поскольку в свободную продажу, по крайней мере, легальную, вакцины пока не поступили. А значительная часть препаратов в принципе распределяется на некоммерческих основаниях, в частности, через глобальную инициативу COVAX. Многие страны по гуманитарным или прочим соображениям просто дарят другим крупные партии вакцин.

Так, в абсолютных цифрах, согласно данным аналитической компании Airfinity, безусловным мировым лидером по количеству сделанных прививок является китайская CoronaVac. За ней следует Pfizer, на третьем месте снова китайцы – из Sinopharm. От них немного отстает AstraZeneca, а Moderna и все прочие производители идут далеко позади.

Но большинство китайских вакцин используется в самом же Китае, куда производителям из других стран вход закрыт. Так, по подсчетам The New York Times, из 7,1 млрд сделанных на данный момент прививок, 2,3 млрд приходятся на Китай.

В свою очередь, ЕС и особенно США на свой рынок китайцев также не пускают. Впрочем, китайцы активно выходят на другие. Согласно исследованию консалтинговой компании Bridge Consulting, SinoVac и Sinopharm суммарно продали уже 1,3 миллиарда доз вакцины на экспорт, в основном – в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Таким образом, мировой рынок разделен – крупные европейские и американские производители ориентируются прежде всего на богатые страны, а в более бедных активно работают китайцы.

Впрочем, даже без расширения географии продаж тому же Pfizer есть куда расти. Большие надежды компания возлагает на вакцинацию подростков и детей. На днях вакцину Pfizer в США разрешили колоть детям, начиная уже с пятилетнего возраста. Ни один из конкурентов пока аналогичного разрешения не получил, что еще сильнее укрепляет позиции компании.

Еще большие надежды всех производителей связаны с тем, что нынешняя волна вакцинации в развитых странах точно не станет последней – потребуются бустерные дозы, которые в мире уже начали делать, а то и регулярная ежегодная вакцинация. Все зависит от того, как дальше поведет себя вирус.

Согласно исследованию компании GlobalData, возможны три сценария вакцинации в будущем. Первый – делать прививку от коронавируса всем придется ежегодно. Второй – ежегодная вакцинация потребуется только людям старше 65 лет, остальным хватит прививки раз в два года. Третий – и людям старшего возраста надо будет прививаться только раз в два года, остальным будет достаточно пройти вакцинацию раз в пять лет.

Естественно, в среднесрочной перспективе потребность в вакцинах как раз будет зависеть от того, какой из сценариев преобладает. Пока же потребность в вакцинации будет только нарастать, пишет The Financial Times. В следующем году глобальный рынок антиковидных вакцин, за вычетом Китая, удвоится – до 124 млрд долларов. И три четверти его займут Pfizer и Moderna.

Другие западные компании-производители, вроде AstraZeneca и Johnson&Johnson, пока демонстрируют на порядок более скромные финансовые результаты. Вероятно, это связано с низкой ценой их препаратов. В отличие от Pfizer и Moderna, эти две компании изначально заявили, что не ставят целью получение дохода от продажи вакцины против коронавируса. Мотивируя это работой на общественное благо и явно держа в уме значительные пиар-бонусы – на фоне "прагматичных" конкурентов.

Впрочем, в случае с AstraZeneca пиар не особо получился. С самого начала поставок компания сталкивалась с технологическими и логистическими сложностями, контракты срывались, а позже обнаружились и некоторые побочные эффекты ее вакцины. Пусть и статистически незначимые (по сравнению с предоставляемой защитой от коронавируса), но многие европейские страны в итоге предпочли продукцию от конкурентов. А в Johnson&Johnson планируют закончить с неприбыльными продажами уже в следующем году или в начале 2023-го.

мРНК-прорыв

Логично было бы предположить, что с таким серьезным вызовом, как разработка вакцины от коронавируса в кратчайшие сроки, лучше всего справятся признанные фармацевтические гиганты. Но из так называемой "большой четверки" компаний в этой индустрии – GSK, Merck, Sanofi, Pfizer – справиться с задачей получилось только у последней.

Как пишет The Financial Times, на то было несколько причин. Во-первых, конкуренты Pfizer не решились сделать ставку на вакцины против ковида в самом начале пандемии, не рассчитав масштаб угрозы. "Некоторые подозревают, что большая тройка производителей вакцин (GSK, Merck, Sanofi), возможно, также опасалась отвлекаться от своей основной деятельности, занимаясь разработкой вакцины против Covid-19. Предыдущие эпидемии, в том числе Sars и Mers, завершились до того, как вакцина была готова или фармацевтические группы даже смогли завершить испытания", – пишет издание.

Вторая причина – даже когда разработки были начаты, крупные производители решили использовать уже проверенные и привычные технологии. Тогда как Pfizer рискнула, сделав ставку на инновационную, но никогда ранее не применявшуюся мРНК-вакцину, и пришла к успеху.

Его значение выходит далеко за рамки финансового результата одной отдельно взятой компании. Стоит напомнить, что привычная всем "вакцина Пфайзер" производится в партнерстве фармацевтического гиганта Pfizer и ранее небольшой, а ныне оцениваемой в 69 млрд долларов немецкой компании BioNtech. Причем именно BioNtech разработала саму вакцину, мощности Pfizer привлекли во время клинических испытаний и уже непосредственного производства препарата.

Уже подтвердившаяся на практике эффективность мРНК-вакцин открывает дорогу к дальнейшему применению этой технологии. В исследовании издания Nature указаны три перспективных направления. Первое – уже привычные профилактические вакцины – препарат нужен для того, чтобы минимизировать вред от возможного заражения. По прогнозам, к 2035 году рынок таких вакцин будет оцениваться в 7-10 млрд долларов, и это без учета вакцин против коронавируса.

Второй вид препаратов на основе мРНК-технологии – терапевтические вакцины, которые вводят уже больным людям. Их задача – спровоцировать иммунный ответ и тем самым добиться выздоровления или хотя бы улучшить состояние пациента. Речь идет о борьбе с гепатитами В и С, с ВИЧ, но в первую очередь – о борьбе с раком. И в портфолио BioNtech как раз есть такие разработки. Пока что они находятся на начальной стадии исследований, но значительную часть прибыли, полученной от продажи антиковидных вакцин, компания инвестирует именно сюда. Аналогичного рода разработка по борьбе с раком есть и у другого успешного производителя мРНК-вакцины – Moderna.

Наконец, третий вид возможных мРНК-препаратов – лекарства. Речь снова идет об онкологических заболеваниях, кистозном фиброзе и редких болезнях. К 2025-ому глобальный рынок таких лекарств может составлять 4-5 млрд долларов.

Безусловно, обвинять частные фармацевтические компании в желании максимизировать свой доход – само по себе абсурдно, в условиях рыночной экономики. В то же время, заработанные ими средства в любом случае не только будут выводиться в дивиденды, но и вкладываться в разработки новых вакцин и лекарств. В этом смысле пандемия коронавируса – тяжелейшее испытание глобального масштаба за десятилетия – может в будущем привести и к беспрецедентным успехам в мировой медицине.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
2206 грн.