Министр юстиции Денис Малюська подозревает сговор в деле по иску оффшорных компаний братьев Суркисов о порядке выполнения решения суда от 2017 года об обязательстве государственного Приватбанка (Киев) обслуживать их депозиты, задолженность по которым истцы оценивают в $350 млн.

«Тихий договорняк на миллиарды гривен. В главных ролях: судьи, олигархи и «активисты». И риск превращения Украины в арену боев без правил», - написал он в Facebook.

В пятницу состоялось заседание Печерского районного суда по иску шести британских компаний к Приватбанку и Минфину.

Министр напомнил суть спора: «истцы требуют обязать Приватбанк продолжать обслуживать их депозиты. Приват отрицает, поскольку депозитов не существует, они были конвертированы в акции банка во время процедуры неплатежеспособности. Суд вынес определение об обеспечении иска, которое едва не полностью воспроизводит удовлетворение исковых требований - Приват обязали обслуживать депозиты. Приват решение об обеспечении не выполнил».

По словам министра, в процессе были задействованы практически все возможные судебные манипуляции:

- формальный ответчик физическое лицо (чтобы изменить подведомственность дела);

- манипуляция с судебным сбором (иск о взыскании средств, а об обслуживании депозитов);

- манипуляция с выбором судьи (идентичные заявления подавались одна за другой, пока система не расписала дело на определенного судью);

- манипуляция со способом обеспечения (обеспечение было практически идентичным исковым требованиям).

«Сейчас суд рассматривает вопрос законности и обоснованности последней и наиболее наглой манупуляции: истцы просят установить порядок выполнения постановления об обеспечении, которым взыскать тело депозитов и начисленные проценты в пользу истцов.

То есть в качестве обесипечения суд о взыскании несколько миллиардов с Приватбанка в пользу шести британских компаний, основанных оффшорами с BVI», - пояснил Малюська.

Такая позиция не только выходят за пределы того, что можно делать в качестве обеспечения иска (ст.150 ГПК).

Она к тому же не облегчает, а, наоборот, делает невозможным дальнейшее исполнение решения суда. Ведь если средства взыскать с Приватбанка, то банк, в случае удовлетворения иска, никогда не сможет обслуживать их как депозиты.

«Напоминаю - исковые требования заявлены не как взыскание средств, а как обязательство обслуживать депозиты», - подчеркнул он.

Выглядит весь этот процесс крайне плохо по нескольким причинам, отметил Малюська.

  • учитывая сколько шума вокруг процесса и риски для репутации он создает, естественным был бы быстрый отказ в удовлетворении заявления истцов. Вместо этого суд держит драматическую паузу, стараясь избегать любых процедурных нарушений процессуальных прав ответчиков - очевидно, ожидается, что апелляционную жалобу подавать будут именно они, а не истцы.
  • слушание дела назначено на конец рабочего дня, в пятницу, среди августа в период отпусков - вероятно в расчете на вялую реакцию публики.
  • дело поставили слушать последним, что указывало на готовность слушать дело хоть до ночи и таки получить результат.
  • суд, несмотря на неявку двух ответчиков по делу, заслушал несколько ходатайств и один отвод и только после этого, не заслушав мнение участников процесса, отложил слушания в связи с тем, что ответчики не были должным образом уведомлены о заседании по делу. Создавалось впечатление (очевидно, что обманчиво, суд является независимым) что решение об отложении было принято (или согласовано) не сразу, и не лицом, присутствовавшим в зале судебного разбирательства.

«Общественные псевдоактивисты, едва штурмом не брали суды при второстепенных и неважных судебных разбирательствах по Привату, ключевое и самое проблемное судебное заседание полностью проигнорировали, под судом не было никого. Все признаки некоего договорнячка ценой в миллиарды гривен», - резюмировал Малюська.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

52