Какой видит Польшу и ее внешнюю политику победитель президентской гонки Анджей Дуда?

«Новая Польша» поговорила с экспертами, чтобы задать вопросы о том, какой будет внешняя политика в его второй каденции.

На наши вопросы ответили Анджей Кохут из Ягеллонского клуба – аналитического центра консервативного толка, а также Томаш Савчук из еженедельника Kultura Liberalna.

Отношения с Украиной

Анджей Кохут

Исторические вопросы в отношениях с Украиной играют важную роль для ПиС и избирателей Анджея Дуды. Акцент на этой теме наверняка сохранится.

При этом, безусловно, Дуда также продолжит участие в евросоюзном проекте Восточное партнерство, в котором Украина играет важную роль.

[L]

Примечательно, в избирательной кампании не было разговора об иммигрантах, в том числе из Украины. ПиС хотел обратиться к вопросу беженцев, но для этого не было никакого повода. Анджей Дуда говорил о том, что Польша гостеприимно приняла украинцев, но это не было темой кампании.

Томаш Савчук

Тут можно говорить о двойственном подходе. С одной стороны, в высказываниях политиков правящего лагеря можно услышать, что Украина для Польши — важный партнер на Востоке.

Но, с другой стороны, отношения с Киевом, особенно когда речь заходит об исторической политике, очень неровные.

То есть мы воспринимаем Украину в значительной степени позитивно, но есть много негативных эмоций, которые можно было бы преодолеть, если бы ПиС не заигрывал с ультраправыми, потакая их антиукраинским настроениям.

Отношения с США

Анджей Кохут

В ноябре пройдут президентские выборы в США. Если во главе страны останется Дональд Трамп, Вашингтон будет продолжать прежнюю политику.

Если же там выиграет Джо Байден, а в Польше — Анджей Дуда, сотрудничество станет непростым.

Политический лагерь, сосредоточенный вокруг Демократической партии, гораздо менее благожелательно относится к нынешнему руководству Польши и подчеркивает необходимость укрепления отношений с Западной Европой.

Факторы, которые мотивировали Трампа к укреплению отношений с Польшей, отпадут.

Томаш Савчук

Анджей Дуда сделал ставку на укрепление контакта непосредственно с Дональдом Трампом, тогда как лучше строить отношения именно с государством, а не лично с президентом, — к тому же таким, к которому и внутри США отношение очень неоднозначное.

Большинство совместных польско-американских проектов возникло до того, как Трамп стал президентом (например, дислокация американских войск в Польше). И они наверняка продолжатся.

Отношения с ЕС

Анджей Кохут

Политика Анджея Дуды в отношении Брюсселя не изменится.

На словах часто случаются конфликты между нынешним президентом и нашими европейскими партнерами: это было видно и в течение всех пяти лет его президентства, и во время нынешней кампании.

Если ориентироваться на то, что говорят и пишут СМИ, кажется, что ситуация плохая, что сейчас Варшава или лично Дуда осознанно отдаляются от ЕС — однако реальные действия этого не подтверждают.

Связи между Польшей и Евросоюзом настолько крепкие, что могут функционировать, несмотря на конфликты на уровне заявлений. Хотя постоянно слышны обвинения в том, что Анджей Дуда или правительство ПиС будут стремиться к выходу из ЕС, это кажется нереальным сценарием. К тому же сам президент неоднократно опровергал такие предположения.

Томаш Савчук

Политика «Права и справедливости» основана на концепции тесного союза с США и дистанцирования от Евросоюза.

Тут у президента и правительства общая позиция.

Отношения с Россией

Анджей Кохут

Как раз в этом вопросе и Дуда, и его оппонент на выборах придерживаются схожих взглядов: они открыты к диалогу с Россией, но при этом исходят из того, что первый шаг должна сделать Москва.

Томаш Савчук

Я предполагаю, что в этой сфере изменений не будет, хотя в ходе кампании позиция Анджея Дуды в отношении Москвы стала несколько более жесткой. Стоит ожидать минимизации контактов, сохранения политической дистанции и критики исторической политики Москвы.

Отношения с Беларусью

Анджей Кохут

Правящий лагерь изначально был настроен на улучшение отношений с Минском, но это не принесло результатов.

Причина, вероятно, в том, что не зависит ни от одной из польских партий — в характере режима Александра Лукашенко, который достаточно инструментально подходит к отношениям с Западом: он размораживает их, когда это выгодно в контексте его отношений с Москвой.

Думаю, у нас в этой игре слабые карты: вне зависимости от того, кто станет президентом, это направление внешней политики останется периферийным, если только не изменится ситуация в самой Беларуси.

Петр Погожельский,, Европейская правда

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

112