В спецоперации по захвату Крыма в 2014 году по приглашению Министерства обороны РФ участвовали священники Русской православной церкви, пишет Медуза.

«Позвонили и сказали: у нас ситуация в Крыму, ты нужен, приезжай…Было принято решение вызвать из Питера отца Димитрия (Василенкова, заместителя председателя отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Санкт-Петербургской епархии, – ред.) – и мы с ним начали объезжать пока что еще украинские воинские части», - рассказал изданию ветеран спецназа ГРУ.

По воинским частям отец Димитрий ходил в окружении казаков, которых вызвали из Красноярска специально ради этой операции.

«Такая пестрая группа вызывала у украинских военных гораздо меньше отторжения, чем просто россияне в камуфляже, - вспоминает ветеран спецназа. - Ворота частей открывались из-за священника. Иначе нас бы выкинули просто из части. А казаки обеспечивали кипеж: если уж появляется куча каких-то непонятных российских граждан, то уже нужно что-то делать».

Задачей максимум, утверждает организатор группы, было добиться мирного разоружения частей. 

Переговоры велись с позиции силы: крымские воинские части к тому моменту уже были взяты в окружение российскими спецподразделениями и пророссийскими военизированными группами.  

Сам отец Димитрий признал, что «был в Крыму по линии Минобороны», но отказался об этом говорить, а успех спецоперации объяснил божественным вмешательством. «А что это, как не чудо Божие? Господь не допустил кровопролития», — сказал петербургский священник. 

«Желающих было много, — вспоминает бывший силовик, чей знакомый священник поехал в Крым, чтобы влиться в ряды переговорщиков. — Там дивиденды же [идут] в виде заслуг: засчитывается, что «такой-то такой-то — был в Крыму». Вот они за наградами и едут — эти цацки у священнослужителей очень высоко ценятся». 

Об участии российских священников в переговорах с воинскими частями рассказали «Медузе» и собеседник среди ветеранов ВС Украины, и архиепископ Симферопольский и Крымский Климент, управляющий Крымской епархией ПЦУ. «Все они ехали через Керченскую [паромную] переправу с казаками: автобусы формировались на территории Краснодарского края, а потом приезжали на территорию Крыма», — вспоминает Климент. 

«Помогали российским силам в Крыму не только прибывшие на полуостров представители РПЦ, но и местные священники — представители Украинской православной церкви Московского патриархата, которая формально автономна, но все-таки подчиняется Москве», - пишет издание.

Проповедь, которую вели крымские священники Московского патриархата в воинских частях, архиепископ Климент называет «идеологической подрывной работой». «Когда настал час икс, священники Московского патриархата оказались на территории частей с проповедями о любви и дружбе: «Вы не имеете права стрелять, потому что перед вами ваши русские братья и на вас окажется их кровь», — говорит Климент. — По сути, они откровенно склоняли солдат к предательству и деморализовали своими проповедями украинскую армию». (20 декабря 2018 года Верховная рада проголосовала за закон, согласно которому представители Московского патриархата не смогут больше окормлять военнослужащих Украины.)

Некоторые крымские храмы Московского патриархата в дни противостояния превращались в казармы и даже оружейные склады. «Медузе» назвали шесть храмов, которые принимали на постой заходящие с территории России в Крым казачьи формирования. (Симферопольская и Крымская епархия УПЦ МП не стала это комментировать.)

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

еврозима
5990 грн.
36