В Украине продолжается основная сессия внешнего независимого оценивания, которое в этом году из-за COVID-19 было под угрозой. На основную сессию, проходящую с 25 июня по 17 июля, зарегистрировались около 380 тыс. участников. Тестирование и ожидание результатов — довольно стрессовая вещь. Мы собрали истории людей, которые рассказали о своем опыте поступления в университеты в разные годы: до и после

***

Наталья Русинчук, работает в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Поступала в 2005 году. Сдавала экзамены при университете. Родом из Зоринска (Луганская область), поступила на прикладную физику в Донбасский государственный технический университет в Алчевске.

Я подавала документы в несколько учебных заведений. У меня была медаль после 11 классов, поэтому в Донбасском государственном техническом университете мне сказали, что экзамены я сдавать не буду, у меня будет только собеседование. В другом, Восточноукраинском национальном университете имени Владимира Даля, сказали, что если я сдам экзамен по математике более чем на 9 баллов по 12-балльной системе, то меня берут туда только на основе этого одного экзамена. Но я не знала, к чему готовиться, мне не говорили, какой формат, продолжительность и примерные вопросы. Сказали только, что экзамен будет по школьной программе. Это было достаточно стрессово, поскольку ты не знаешь, что тебя ждет. Когда мы пришли на экзамен, нам сказали все вещи оставить. В аудитории выдали по листочку, дали всем одинаковые ручки. Экзамен проходил в виде теста.

С этим экзаменом получилась интересная ситуация, потому что я его сдала на 4 балла. Это было странно, потому что математика была одним из моих сильных предметов.

Апелляция была невозможной. Мы свои работы не подписывали, это делали экзаменаторы, когда мы их сдавали. То есть реально мы не могли это контролировать. Более того, апеллировать, что это не мой почерк, я тоже не могла, потому что работа тестовая, мы ставили плюсики. Их нельзя подвергнуть такой экспертизе. Мне сказали, что я могу попробовать сдать экзамен по украинскому языку и физике. Но их результатов я уже не помню, я была очень расстроена экзаменом по математике.

После этого я поехала проходить собеседование в Донбасский университет. Это тоже было довольно нервно, поскольку мне сказали, что собеседование будет проходить в один день одновременно по трем предметам: физика, математика и украинский язык. Тогда мне было еще сложно общаться с незнакомыми людьми, поэтому живой разговор один на один с представителем учебного заведения был для меня стрессом. К тому же учебные заведения, в которые я подавалась, находились в разных городах, мне пришлось много ездить, искать, где переночевать. Соответственно были дополнительные волнения. В общем, очень много нервов ушло на вступительную кампанию. Собеседование оказалось формальным. Специальность «прикладная физика», как и сейчас, тогда была не очень популярной. За весь разговор мне задали один вопрос. Меня взяли просто за то, что я была золотой медалисткой.

Сейчас я уже пять лет работаю в отборочной комиссии и наблюдаю за тем, как поступают современные абитуриенты. И завидую им по-доброму. Я вообще из маленького городка в Луганской области, и у меня тогда были мысли поступить в Киеве, но я не решилась. Мне трудно было оценить свой уровень знаний по сравнению с учениками других школ. Сложно было еще и потому, что я не верила в свои силы. Кроме того пришлось бы потратить много времени и денег на поступление в Киеве, оренду жилья, а еще и надо было подстраховаться, чтобы сдавать экзамены в своем населенном пункте. Сейчас я ни о чем не жалею, работаю в университете Шевченко. Но если бы я тогда имела возможность сдать ВНО, сходить на пробное, посмотреть, как это происходит, понять свой балл и объективно оценить свои силы, возможно, тогда я осмелилась бы поступить в более престижное учебное заведение.

***

Екатерина Цареградская, переводчик с английского. Поступала дважды: в 2005 и 2006 годах. Сдавала экзамены при университете. В 2006 году поступила в КПИ, закончила факультет лингвистики и осталась на некоторое время там преподавать. В 2014 году была наблюдателем в приемной комиссии. Сейчас работает по специальности.

Первый раз я поступала сразу после окончания школы. Я тогда сдавала экзамены в Киевский национальный лингвистический университет и НАУ (Национальный авиационный университет) и не набрала необходимого количества баллов. Оказалось, что я не была достаточно подготовленной. Несмотря на то, что именно по иностранному языку у меня были хорошие оценки. Я была уверена, что должна поступить. Но уровень школы отличался от уровня высшего учебного заведения. Задания были совсем другие, не такие, как мы делали в школе. Многих тем к тому времени я просто не знала. К тому же я тогда выбирала институты сама, заносила документы сама, все делала самостоятельно, и это вызвало дополнительные сложности.

После того как я не поступила с первого раза, решила, что надо подтягивать знания. У меня был год для того, чтобы подтянуться. Я пошла на курсы английского языка с носителями, занималась трижды в неделю. В первый раз я не поступала в КПИ, я его даже не рассматривала, поскольку считала, что там только технические специальности. Потом, когда я искала подготовительные курсы, увидела, что в КПИ на то время был подготовительный факультет. Мы проходили те задания, которые могли быть при поступлении: чтение, аудирование. Чтобы ты хотя бы понимал, какой там будет формат.

Сложно было и из-за того, что в каждый институт отдельные экзамены. Каждый институт еще ставит определенную дату экзамена и от нас, абитуриентов, ничего не зависело. Ты или приходишь, или нет. Заранее дату ты не знаешь. Я сдавала тогда украинский и английский. Если украинский я написала, то, чтобы узнать дату по английскому, я должна была сидеть после экзамена и ждать, пока нам скажут. А потом эта дата может совпасть с датой экзамена в другом институте — такая лотерея.

Когда я поступала во второй раз, снова сдавала экзамен в лингвистический. Экзамен по английскому мы писали в двух больших аудиториях — это довольно популярная специальность. Мы сначала сдавали письменную часть, а потом почти шесть часов надо было ждать устной. Было жарко, мы сидели в этих аудиториях и не могли выйти ни за водой, ни на обед, потому что не знали, кого позовут следующим. Было очень много девушек, которые звонили родителям и говорили, что вынуждены пропустить свой поезд, потому что еще не сдали экзамен. А родителям приходилось искать, где пристроить ребенка в Киеве.

В 2005-2006 годах было так: или повезет, или нет. Или задания будут похожими на те, что ты делала, когда готовилась, или совсем другими. Или у экзаменатора хорошее настроение, или он будет общаться с соседними экзаменаторами и слушать тебя вполуха. Я работала в 2014 году в приемной комиссии, если сравнивать моё поступление и то, как это происходит сейчас с ВНО — это просто небо и земля. Конечно, у нас были свои технические трудности (в 2014 — ред.), часто подвисала система для внесения данных абитуриентов. Но сам факт того, что ты сдал ВНО, получил баллы, и они дают тебе право поступить в любой институт — в своем городе или в другом. Ты не ограничен во времени, нет такого, что ты хочешь поступить и в одно заведение, и в другое, но там совпадают даты экзаменов, и ты должен выбирать. Именно из-за этого у меня очень много отсеивалось вариантов.

***

Галина Бевзо, заведующая кафедрой Украинско-американского университета Конкордия. Поступала в 2007 году в Национальный педагогический университет имени М.П. Драгоманова. Тогда внешнее независимое оценивание уже ввели официально. Использовала сертификат ВНО по украинскому языку вместо вступительного экзамена в университет.

Тогда ВНО еще не было чем-то таким привычным, не было так много тестовых тетрадей для подготовки, в интернете не ходили тесты прошлых лет, а школьные преподаватели и репетиторы не имели опыта подготовки учащихся. В 2007 году все выпускники должны были пройти тест по украинскому языку и математике или истории Украины на выбор. Регистрацию проходили в школе с классным руководителем. Нам сказали, что результаты оценивания — персональная информация, можем ее не афишировать. Если получим хорошие результаты, нам засчитают оценку как выпускной экзамен, и мы сможем использовать сертификат для поступления в университет. Пробное ВНО тоже было, но в своей школе и со своими учителями, которые пытались объяснить нам все правила очень подробно — только черная ручка, не выходить за пределы квадрата ответа и другие детали.

К ВНО по украинскому я готовилась с удовольствием, вторым предметом выбрала наименьшее зло — математику. С моей параллели я была едва не единственной девушкой, которая сдавала математику.

Результаты ВНО в именных конвертах пришли в школу, и директор лично вручал нам их. С математикой у меня не сложилось, а вот результат тестирования по украинскому языку был лучшим среди всех соседних школ, по словам учителей, которые уже успели поделиться информацией с коллегами. Его я использовала в качестве вступительного экзамена.

Тогда на мою желанную специальность «перевод» был огромный конкурс. Шкала перевода баллов ВНО была странной — если в школе мои результаты с 200-балльной шкалы трансформировались в 11 из 12 (так было указано в самом сертификате), то при поступлении — в 15 из 20. Первый вступительный экзамен был по английскому языку — огромные очереди под зданием университета, поэтому я была рада, что только один раз буду сдавать экзамен в институте. Да и вообще, пройти ЗНО мне показалось легче — четкие правила, временной промежуток, конкретные вопросы и задания. А на устном экзамене в университете казалось, что оценка зависит еще и от общего впечатления комиссии, трактовки мной вопроса, дополнительных вопросов, их трактовки моего ответа и даже моего внешнего вида.

В этом году много дискуссий на тему ВНО, но теперь я точно могу сказать с профессиональной точки зрения как заведующая кафедрой Украинско-американского университета Конкордия, что ВНО — это действенный инструмент оценки знаний абитуриентов. Каждый год у нас учатся дети с результатами ВНО более 180.

***

Тереза Сайчук, абитуриентка. В этом году сдает ВНО. Планирует поступать на политологию в Шевченко или Могилянку. Как вариант рассматривает японскую филологию. Была среди тех выпускников, которые пришли под здание МОН протестовать против переноса или отмены ВНО из-за эпидемии коронавируса. На момент выхода текста Тереза уже сдала первое ВНО по украинскому языку и литературе.

До 10 класса я была не лучшей ученицей. Только потом начала учиться хорошо. А в 11-м начала подготовку к ВНО — попросила родителей нанять мне нескольких репетиторов, пошла на курсы. Интенсивно готовилась 9 месяцев. Из-за того, что я не очень хорошо училась до того, мне было сложно. А во время дистанционного обучения учителя еще и много задавали домашних заданий.

Вообще карантин не положительно повлиял на подготовку. Мне, как социальному человеку, было важно ходить в школу и видеть людей. В эти два месяца карантина мне, наоборот, не хотелось готовиться. Еще и ВНО перенесли — ты 9 месяцев готовишься, а его на месяц переносят. Уже просто нет сил готовиться дальше, хочешь его поскорее сдать и забыть, из-за этого было сложно.

Мы с друзьями думаем, что было бы лучше, если бы мы писали ВНО на улице, на стадионе, например. Некоторые мои знакомые даже хотели, чтобы его отменили, но таких мало, они просто не хотели учиться. ВНО все же довольно справедливое. Тесты проверяет машина, никто не знает, чьи это ответы, поэтому здесь трудно сделать так, чтобы прошла коррупция. Я хочу, чтобы ВНО оставалось и впредь.

На пункте тестирования я пробыла с 10 до 15 часов. Пришлось немного ждать, чтобы получить тестовую тетрадь. Нам мерили температуру, в классах были санитайзеры, куча медицинских масок. Маску можно сменить один раз во время технического перерыва. Я проверила потом ответы после теста — ошибок семь получилось. Если сочинение хорошо оценят, то, пожалуй, результат будет хороший. В целом атмосфера мне не показалась тяжелой — со мной писало много моих товарищей, а инструктора были приятными. Все как-то способствовало работе. Чтобы я от волнения что-то забыла, то тоже нет, разве что от невнимательности, может, 3 балла потеряла. Это самое обидное, но ничего страшного. Единственный действительно не слишком приятный момент, это маски. Пыталась выбрать самую легкую, но лицо все равно пекло, из-за этого было дискомфортно. Знаю, что кое-кому вообще в глазах темнело от этого. Но я поняла, что ВНО — это не очень страшно. Особенно, если ты готовился.

Ксюша Савоскина, Анастасия Власова, Громадське

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

93
Теги