Какие «подводные камни» заложены в плане мирного урегулирования ОБСЕ конфликта на Востоке Украины и почему не стоит ждать скорой реализации

После долгого периода информационной тишины вокруг переговорной группы в Минске, особенно резонансно прозвучали заявления спецпредставителя действующего председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе в Минске Мартина Сайдика о существовании нового плана урегулирования конфликта на Донбассе. Ключевой вопрос, возникающий в связи с заявлением Сайдика, это насколько данный план соответствует нашей главной цели в войне на Востоке – восстановлению территориальной целостности Украины и ликвидации российской оккупации Донбасса.

Суть «плана Сайдика»

В интервью изданию Kleine Zeitung представитель ОБСЕ, австрийский дипломат Мартин Сайдик отметил, что его коллеги и подчиненные в Минске разработали предложение по урегулированию конфликта на Донбассе, и эта концепция уже была озвучена участникам переговорного процесса. Хотя дипломат утверждает, что все участники переговорного процесса в Минске ознакомлены с концептом ОБСЕ, самого плана еще никто не видел. Сейчас единственное, чем мы располагаем для анализа, это только слова самого Мартина Сайдика. Впрочем, их достаточно, чтобы попытаться описать возможности и риски, которые озвученные предложения несут для Украины.

Если коротко, то суть «плана Сайдика» заключается в том, что на временно оккупированные территории Востока Украины должна прибыть объединенная миссия ООН и ОБСЕ, которая организует выборы, обеспечит амнистию участникам сепаратистского движения и проследит за соблюдением прав местного населения, в частности, «языковой самоидентификации». Кроме совместного вмешательства ООН и ОБСЕ Мартин Сайдик озвучил предложение о создании Евросоюзом Агентства по реконструкции, которое собственно и будет заниматься восстановлением Донбасса и его реинтеграцией с Украиной. Тревожный звоночек для Украины в том, как в своем интервью Сайдик трактует очевидные и наболевшие вопросы к Минским договоренностям. В частности, проблемы «отдельной прокуратуры» и «силовых структур» («народной милиции») для отдельных регионов Донбасса, а также недопустимости амнистии для сепаратистов без предварительного украинского расследования.

Важный момент предложения Сайдика – четкое требование ратификации этого плана украинским и российским парламентом перед началом реализации. С одной стороны, это положительный сдвиг, ведь фиксирует природу конфликта на Донбассе именно как российско-украинское противостояние, а не мифическую «борьбу за свободу молодых республик». С другой, упор именно на парламентскую ратификацию в год, когда Украина будет избирать новую Верховную Раду, может говорить, что предложения Сайдика направлены на конкретных «политических игроков» внутри нашей страны.

«Выборы без разоружения» - неприемлемое для Украины требование

Главная претензия украинцев к озвученному плану очевидна. Ведь если в Минских договоренностях указано, что выборам и амнистии должно предшествовать восстановление контроля Украины над Донбассом и государственной границей с Россией, то господин Сайдик этот вопрос старательно обходит, упирая на выборах и правах «местного населения». Как отметил Олег Саакян, политолог, глава Единого координационного центра «Донбасс»: «Очевидно, в публичном круге мы пока не видим всех деталей. В информации, которую дал господин Сайдик... о восстановлении украинского контроля над территорией не говорится. Речь идет о переходном этапе, на время обеспечения демилитаризации территории и запуска политического процесса, амнистии для всех. На этот период устанавливается международный контроль по примеру Балкан». (В период так называемых «югославских войн» ООН устанавливала контроль над отдельными территориями, руководила процессами примирения и урегулирования конфликтов и следила за дальнейшей их интеграцией в состав новообразованных независимых государств. Самым успешным примером считается реинтеграции Восточной Славонии в состав Хорватии в 1998 году).

Игнорирование вопроса безопасности Украины, которую невозможно обеспечить без ликвидации российской оккупации восточного Донбасса, является ключевой проблемой «плана Сайдика». Олег Белоколос, дипломат и военный эксперт, отмечает: «Очевидно, у ОБСЕ есть желание сдвинуть процесс мирного урегулирования ситуации на Востоке Украины. Однако, он вряд ли может быть успешным, в рамках того, что на первый план (а такой вывод напрашивается из обнародованной информации) выдвигаются не вопросы надлежащей безопасности, включая восстановление контроля Украины над своими восточными границами, и прекращение агрессии России, а явно маловероятный на сегодня избирательный процесс, амнистия, образование каких-то новых структур и т. п.».

Дьявол в деталях, или Основные проблемы плана ОБСЕ

Предложение Сайдика возникло не на пустом месте. Уже долгое время переговорный процесс в Минске не приносит никакого результата, а договоренности прошлых лет так же далеки от реализации, как и в день их подписания. Как отмечает Олег Белоколос: «Понятно, одно: так называемые минские договоренности не работают и дальнейшие перспективы в этом формате видятся достаточно туманными. Тем временем, выглядит так, что известный вопрос миротворческой миссии ООН на Востоке Украины, которое активно обсуждался в течение 2018 года на разных уровнях, в последнее время практически полностью исчез со страниц средств массовой информации, и из международной повестки дня». По сути, предложение ОБСЕ – очередной вариант идеи введения миротворческого контингента на Донбасс, отметил министр иностранных дел Украины Павел Климкин. «По содержанию – это пока то же самое. Как говорится: «те же яйца, только в профиль». Впрочем, попробовать эти «яйца» на вкус нам в ближайшем будущем вряд ли придется. Ведь принять «план Сайдика» Украине не позволяет целый ряд причин.

Во-первых, до сих пор неизвестна большинство критически важных положений концепции ОБСЕ. «То, что прозвучало в СМИ от господина Сайдика, – это исключительно общие тезисы, с которыми трудно спорить; я бы хотел сразу отметить, что я считаю такие тезисы приемлемыми. Но вместе с тем, как показывает наш горький опыт, дьявол кроется в деталях, а детали нам не известны, по крайней мере нашему министерству детальный план этот не поступал, – заявил заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука. – Меня интересует, как предусмотрена демилитаризация незаконных вооруженных формирований? Какие сроки, какие способы вывода иностранных войск с территории Донбасса? Что подразумевается под процессом амнистии? И таких вопросов очень много».

Кроме того, предложения «плана» не соответствуют реалиям войны на Донбассе. Олег Саакянутверждает «Фактически, инструменты, которые сегодня предлагаются, носят гибридный характер, то между преодолением войны и преодолением внутреннего конфликта. А у нас ситуация российско-украинской войны, которая не имеет никакого отношения к предоставлению дополнительных прав русскоязычномe, православному населению или какими-то еще мифологическими терминами, которыми оперирует Россия».

Предложения Сайдика – реальный план или политический маневр?

Если верить Мартину Сайдику, план урегулирования конфликта на Донбассе еще далек от своего завершения. Единственные известные в настоящее время шаги по реализации – это озвученные участниками Минского процесса его положения и интервью австрийского представителя ОБСЕ. Сайдик утверждает, что о многих конкретных моментах плана еще рано говорить. Возникает вопрос: зачем же тогда вообще сейчас говорить о плане?

Ответ на него может быть далек от реалий переговорного процесса в Минске. Не секрет, что далеко не все участники избирательной гонки 2019 года в Украине, как президентской, так и парламентской, ставят целью защиту национальных интересов. И вполне возможно, что оглашение «суперкомпромиссного» плана с кучей «подводных камней» как раз станет основой для внешнеполитических программ откровенно и скрыто «пророссийских политических проектов». Ведь откровенно выступить за капитуляцию Украины перед Россией они не могут.

Биография самого господина Сайдика, который озвучил концепт ОБСЕ, тоже не может не вызывать вопросов. Многолетняя работа в Москве в качестве дипломатического представителя, преподавание в Московском университете, управление совместным российско-австрийским предприятием в Якутске и другие факты биографии и связи Мартина Сайдика с Россией заставляют сомневаться в его объективном видении украинско-российского конфликта. Эти факты служат хорошим основанием не доверять «мутным» и неопределенным формулировкам «плана Сайдика».

Несмотря на заявления и предложения, переговоры об урегулировании конфликта на Донбассе находятся в тупике. Как отмечает Олег Белоколос, «сейчас отсутствует атмосфера доверия между Западом, Украиной, с одной стороны, и Россией с другой, что является главной предпосылкой любых успешных переговоров с целью достижения длительной и действенной договоренности». Поэтому «план» господина Сайдика будет далеко не последним в длинной череде проектов и концепций. Остается надеяться, что международное давление и борьба украинцев увенчаются успехом, и украинский Донбасс снова станет свободным от российских оккупантов.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/осень
1499 грн.
133