«Украина переходит на более практическое сотрудничество с нашими западными партнерами. Мы сделали еще один шаг к тому, чтобы получить членство в НАТО. Сегодня очень хороший день в украинский парламент», - рассказывал журналистам в парламенте один из лидеров фракции «Народный фронт» Андрей Тетерев.

Несколько минут перед этим его заявлением депутаты проголосовали во втором чтении президентский закон «О национальной безопасности», отдав за него 248 голосов.

И хотя этот проект является лишь «рамкой», для нормальной работы которой нужно принять еще ряд фундаментальных законов о СБУ, Вооруженных силах и остальное, последние месяцы представители власти различного ранга говорили об этом законе только в возвышенных тонах, называя чуть ли не прямой дорогой в НАТО.

Но вместе с такими патетическими заявлениями власть пыталась сделать и несколько незаметных, но очень опасных для имиджа страны вещей.

Как и в недавней истории с созданием антикоррупционного суда, Украина вроде шла на Запад, но делала это по только ей понятной траектории.

«Но ситуация доходит до абсурда. НАТО нам говорит, мол, друзья, вы хотите соответствовать нашим стандартам, то вот они вот такие, приведите свой закон в соответствие с ними. А на это Украина им соответствует, фактически, так: «Это хорошо, НАТО, что у тебя есть стандарты, но ты нам их не навязывай, мы сами лучше знаем, как в тебя вступать и какие у тебя стандарты должны быть», - полушутя полусерьезно жаловался УП один из топ-чиновников несколько недель назад.

Впервые законопроект о нацбезопасности попал в Раду в феврале этого года, а уже в апреле он был проголосован в первом чтении. Тогда президентский проект был раскритикован оппозицией, в частности «Самопомиччю», которая даже подала свой альтернативный закон.

Критика украинской оппозиции во многом была подобная к критике западных партнеров. Главным полем для дискуссий было введение реальных механизмов общественного и парламентского контроля за деятельностью сектора безопасности и обороны.

Сначала президентская сила опиралась, но в итоге тяжелых и временами малоприятных переговоров выполнила большинство требований. Это очень напоминало историю с антикорсудом, власть вроде бы согласилась, но припасла маленькую ложечку дегтя.

В создании суда это была неизвестно откуда взята скандальная поправка об апелляции. На этот раз главные дебаты шли вокруг реформирования Службы безопасности, в которой власть так и не смогла ликвидировать экономический департамент «К», на который больше всего жалуется бизнес.

Депутат Анна Гопко зарегистрировала поправки в президентский закон, которые должны лишить СБУ права заниматься экономическими и коррупционными делами, однако ни профильный комитет, ни парламентское большинство эти поправки принимать не захотели.

Правда, в президентской фракции показывали письмо от представителей ЕС, США и НАТО, они признавали законопроект согласованным, причем, без инициатив Гопко.

Депутат и ее сторонники из группы «Еврооптимисты» до последнего пытались продавить поправки через парламент. Фактически, до последнего в сессионном зале шла борьба за урезание полномочий СБУ, но перед самым финальным голосованием правки Гопко таки провалили.

Однако, эта ложка дегтя не должна была заменить собой целом положительный закон, который принял парламент.

В Раду этот проект поступил за подписью Президента, и это не удивительно. Во-первых, именно он является гарантом безопасности. Во-вторых, предложенный Порошенко проект кристаллизировал именно его роль в секторе безопасности и четко определил механизмы, через которые Президент руководит сферой безопасности и обороны.

Если обобщить, то закон был направлен на достижение двух параллельных целей: концентрация влияния Президента и усиление прозрачности оборонного блока.

Что касается первого процесса, то в сфере безопасности больше нет секторов, над которыми у Президента не было бы контроля. Свое влияние на этот блок Порошенко осуществляет двумя путями:

прямо - через влияние на назначения-увольнения главы Минобороны, секретаря СНБО, высшего командования Вооруженных сил и разведывательных органов, присвоение военных званий и чинов;

опосредованно - через Совет нацбезопасности и обороны. Именно через СНБО идет стратегическое и среднесрочное планирование, разработка концепций и оборонного заказа, на которое тратятся миллиарды гривен ежегодно; именно СНБО контролирует и координирует деятельность ведомств, отвечающих за безопасность и оборону.

У Президента Порошенко была еще одна идея, как усилить свое влияние. Речь о создании так называемой Ставки Верховного главнокомандующего.

Этот орган должен создавать Президент по предложению СНБО, и он должен брать на себя непосредственное управление Вооруженными силами.

Однако в проекте закона было очень туманно прописано, когда именно должна создаваться такая структура, для чего и на какой срок. Кроме того, положения о работе Ставки должен был утверждать Президент единолично.

«Петра временами заносит в какую византийщину или красноармейщину. Ну какая ставка? Он что собрался руководить генералами? Это такой совок дремучий. Ясно, что в НАТО все стали на дыбы», - рассказал УП на условиях анонимности один из членов рабочей группы по доработке закона.

До последнего момента не было известно, выбросят ли эту идею из закона. За несколько минут перед финальным голосованием в тексте законопроекта оставалась норма, что Генеральный штаб должен становиться в особый период рабочим органом Ставки, хотя изъятие этой нормы уже было согласовано с НАТО.

Депутаты отдельно перед голосованием в целом должны были остановиться и лишить Порошенко надежд на то, что он сможет управлять собственной Ставкой.

Увеличение оборонных аппетитов Президента привело к еще одному деликатному моменту. Касался он аппетитов министра внутренних дел Арсена Авакова.

Проект Порошенко предусматривал, что Нацгвардия, которой руководит Аваков, в случае объявления военного положения должна подчиняться напрямую Главнокомандующему ВСУ.

Такой поворот событий не мог удовлетворить главу МВД. Он ревностно относится к контролю над Нацгвардией, которую считает своим детищем.

Ко второму чтению появилась так называемая «правка Авакова». Она предусматривала, что в случае введения военного положения, Нацгвардия получает «двойное» подчинение: с одной стороны Главнокомандующему, с другой - МВД.

Интрига и в этом противостоянии держалась до последних минут, потому что во время рассмотрения «правку Авакова» депутаты завалили, а без нее голосов на закон могло бы и не хватить.

Поэтому перед финальным голосованием докладчик от комитета Иван Винник «попросил» депутатов вернуться и поддержать идею главы МВД. Фракции прислушались к комитету и статус-кво был восстановлен. Хотя как на деле будет происходить это двойное управление Нацгвардией в условиях военного положения, этот пункт документа не объясняет.

Но не концентрацией единой. Вторым, куда более позитивным, процессом в законе было введение общественного и парламентского контроля над сектором обороны.

В проекте Порошенко появился целый раздел «Демократический гражданский контроль», где рядом с президентским, судебным и правительственным, появился блок об общественном контроле.

В первом чтении этот раздел сводился фактически к одному предложению, в котором констатировалась возможность привлекать общественность к контролю над оборонкой. Ко второму чтению это предложение разрослось в целую десятую статью, где на странице текста выкладывают довольно четкие и действенные механизмы такого контроля.

В частности, законом предусмотрено, что украинцы могут осуществлять гражданский контроль силовиков через общественные объединения и своих депутатов.

ГО получили право получать от государственных органов информацию о деятельности структур, входящих в сектор безопасности и обороны. Однако здесь действует ограничение по информации с ограниченным доступом, которое может существенно усложнить общественный контроль.      

Кроме того, общественность получила право осуществлять и публиковать специальные исследования по вопросам безопасности, проводить экспертизу законопроектов и программ, представлять свои предложения.

Параллельно с этим силовиков обязали выдавать периодические «Белые книги» о состоянии сектора обороны и пути его развития.

Кроме чисто общественного усилился и парламентский контроль над оборонкой из-за расширения функций профильного комитета и Счетной палаты.

Увеличился и перечень того, за чем общественность имеет право следить. Теперь под гражданский контроль подпадает соблюдение законности, состояние выполнения государственных программ и доктрин, обеспеченность и оснащенность войск и эффективность использования государственных ресурсов в сфере безопасности и обороны.

Для этого последнего пункта следовало принять норму, которая бы предусматривала открытость бюджета силовых и оборонных ведомств. Именно на это была призвана правка депутата Винника, которую в ходе рассмотрения депутаты не поддержали и был риск того, что в закон она не попадет. Эту поправку включили в список из пяти наиболее важных, но провалившихся поправок, к которым депутаты с нескольких попыток вернулись и таки поддержали перед окончательным голосованием за сам закон.

Еще одним важным положением закона стало то, что наконец в Украине появится институт гражданского министра обороны. Теперь глава Минобороны и его заместители должны быть не военными, а исключительно гражданскими лицами. Заработает эта норма только с 2019 года.

Многие обратили внимание на то, что в новом законе Украины закреплено положение об обязательности расходования 5% ВПП в год на сектор безопасности и обороны, что на 2% больше, чем в странах НАТО.

Кроме этого в президентском законе прописали норму, что стратегической целью Украины является вступление в ЕС и НАТО, но эта норма не нова. Аналогичная позиция была вписана в старый закон о нацбезопасности в 2017 году.

«Для чего торопились принимать этот закон? Да просто под него подвязано 400 млн долларов финансирования от НАТО. Ясно, что спешили», - пояснил в непубличном разговоре с УП один из главных депутатов БПП.

Еще одна причина, по которой Президент торопил свою команду, - саммит НАТО. Если Венгрия откажется от блокирования участия в нем Украины, то у Порошенко уже есть аргумент, который можно будет эффектно презентовать западным партнерам при встрече.

Хотя это не отменяет того факта, что Украина действительно сделала шаг в сторону сближения с Североатлантическим альянсом. Перефразируя крылатую фразу астронавта Нила Армстронга, это маленький шаг для НАТО, но неплохой скачок для Украины.

Роман Романюк, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
2270 грн.