В Украине впервые количество выявленных инфицированных в сутки перевалило за 1000 случаев. А количество людей, которые считают, что коронавируса или не существует, или он искусственный, — перевалило за десятки тысяч. По данным Киевского международного института социологии каждый третий украинец верит, что вирус создали для сокращения населения.

«Существует или нет» — одна из основных дискуссий на улицах, в транспорте, в магазинах. В редакции мы спорили, нужно ли давать слово тем, кто не верит в коронавирус, но решили, что невозможно делать вид, что этих людей нет. Далее — три их позиции, которые мы услышали и записали. И еще — мы записали ответы этим людям от врачей, которые имеют дело с COVID-19. Комментируйте, аргументируйте, спорьте, но на всякий случай мойте руки и не ссорьтесь.

***

Татьяна Верестун, 24 года. Педагог, училась в Киевском университете им. Бориса Гринченко. Работает воспитательницей в частном детском саду. Говорит, что за три недели с тех пор, как сад открыли после карантина, заболевших нет. Признается, что за время карантина, если бы не помощь родителей, осталась бы без работы. 

С самого начала я не воспринимала все это серьезно и сегодня не воспринимаю. Я разделяю глобалистскую теорию — считаю, что это все создали для каких-то целей. Вы же видите, все хотят перевести в онлайн, контролировать людей с помощью различных программ. Мне кажется, над всеми странами есть высшее правление — какая-то элита, которая всем управляет. Они наблюдают, удастся ли им манипулировать людьми. Они смогли нас закрыть дома, запугать, вселить в нас страх, что это опасная болезнь. Есть доказательства, что это опасная болезнь? По телевидению не показали ни одной больницы, заполненных мест, какой паники в этих больницах.

Покажем мы — смотрите наш репортаж из Черновцов и из Харькова — о том, как там выживают больницы.

Я это воспринимаю как подготовку к трансгуманизму — это когда человек будет находиться в цифровом обществе и его будут полностью контролировать, следить за местонахождением. Масштабный контроль, когда у человека не будет выбора, не будет свободы слова.

Эти цифры — это просто смешно! Это коронапсихоз. 200-300 человек. О какой эпидемии в стране и пандемии в мире вообще идет речь? Если эпидемия — это более 200 тысяч больных в стране.

Почему именно коронавирус? Спасибо за это СМИ. Если бы вся страна выключила телевизор, а лучше выбросила бы его, не было бы никакого коронавируса. СМИ запугивают, там манипуляция и страх, паника. Я узнаю обо всем из интернета, преимущественно вся информация есть в Фейсбуке и в Инстаграме.

Я спорила с родителями. Папа до последнего не верил. Мама раньше начала понимать эту ситуацию. А с папой ссорилась, убеждала. Своим подругам я также объясняла, сбрасывала статьи. Мои подруги до сих пор не согласны со мной. Хотя начинают что-то понимать.

В моем окружении есть знакомые, которые тоже абсолютно не верят. Я не отрицаю, что какой-то вирус есть, но это обычный вирус гриппа. Он не более опасен, чем другие. И проявляется по-разному, это индивидуально. Я была в своей деревне дома, прошло два месяца и ни одного больного не было. Никаких знакомых.

По поводу карантинных ограничений — пойду в наступление и мне не страшно. Штрафы незаконны, и карантин этот незаконный. Я знаю, что эти штрафы даже суды не рассматривают. Я езжу без маски. Надеваю только тогда, когда захожу в метро, там очень сильно кричат «немедленно наденьте маску». Я знаю, что люди на меня смотрят ненавистным взглядом. Я говорю людям, что это не маски, а намордники.

Что будет дальше? Как решит мировая элита, так и будет. Они наиграются, и это закончится. Но осенью будет вторая волна, у них это в планах. Надо смотреть, как будут реагировать люди. Если выходить на митинги и протестовать, они не смогут этого сделать — сделать из людей рабов.

***

Максим Тимченко, 37 лет. Живет в Каменском. Работает в сфере торговли. По работе ездит в Киев, Винницу, другие города Украины. По дороге между городами берет попутчиков, потому что любит общаться.

В определенный момент это стало напоминать птичий, свиной грипп. Мне показалось, что будет так же, как и в прошлый раз. Как говорил мой учитель истории: оружие массового поражения XXI века — это информационное оружие. Тогда мы не понимали, как это, теперь начинаем понимать.

Какое у меня отношение? Думаю, что какая-то пневмония есть, заболевание, которое распространяется воздушным путем. Но, может, нам чего-то недоговаривают? Цифры, последствия, как переносится. Я верю в этот столетний цикл, планете надо очищаться. Конечно, лучше это делать не войнами, а какой-то такой пандемией. Это искусственно сделано. Есть в этом логика, потому что говорят, что больше всего страдают пожилые люди со слабым иммунитетом.

Я психологически скорее в секте неверующих в коронавирус. Так спокойнее. Когда в Киеве спускаешься в метро, все в масках, такой немного сюрреализм. В моем городе нет такой категоричности. Я не противлюсь правилам. Но люди ходят на пляже, в метро много людей, и ничего не происходит. Если бы это было так страшно, то уже больше бы болело.

Мы не ссорились с друзьями и знакомыми из-за коронавируса, но дискуссии были. Нам надо к этому проще относиться. У нас реально есть люди, которые верят в коронавирус и которые не верят. Мама моя, например, говорит: я уже не переживаю, я всего насмотрелась, если пришло моё время, то пришло. Чего зря переживать. Вот так.

У меня есть два сценария того, что будет дальше. Запустят вторую волну, испытают население на выносливость, как оно подвергается дрессировке, как реагирует. Если изобретут вакцину, то люди успокоятся, — и будет хорошо. Если ее не будет, то люди разделятся на тех, кто будет придерживаться карантина, и на тех, кто — нет. И последних будет значительно больше. А второй сценарий — все будет хорошо. Я оптимист, поэтому считаю, что все будет хорошо.

***

Эрика Шекура. 44 года. Живет в городе Свалява Закарпатской области. Торгует на рынке одеждой. Говорит, что из-за карантина закрыты все санатории в городе и вблизи, а это — доход для многих.

Это цирк на канате. Лечат людей от обычного воспаления. Чего бояться? Воспаления? Или его и так в жизни не было?

Это выгодно. Будет же вакцина, ее можно будет всем продавать и на этом зарабатывать. Возникают у нас ссоры, есть очень верующие в это. Говорят, зачем на работу ходите? А как не ходить? Не хочешь работать — закройся дома и сиди, не выходи никуда. Это не на базаре, здесь у нас все адекватные. Вся моя семья мой взгляд разделяет.

Мне так кажется, вот есть больные этим вирусом, пусть они лечатся в больницах, а есть те, кто лечится дома и без симптомов. Так какого **ена закрывать половину Свалявы, санатории? Там, где можно проконтролировать вообще все. Там у нас больше всего персонала работает, больше всего людей.

Мы сидим в масках на рынке. Там поставили такой пост, чтобы был один вход и выход. Нам измеряют температуру. Маски, конечно, не хочется надевать, дышать нечем. Больше нигде не надеваю, я на машине собственной езжу — не в автобусе. В автобус не зайдешь без маски.

Я так сердита на эти новости. Я люблю помогать людям, больным. Но когда слышу о коронавирусе, очень злюсь. С ним уже достали! Выделяют на этот коронавирус деньги. Я уверена, как перестанут выделять — все будут здоровы. Я выключаю телевизор, не могу это слушать.

Все должно работать как за рубежом: рестораны, магазины. Если везде надо в масках, то зачем закрывать все? Это же нетрудно контролировать, в чем проблема? Я очень зла.

***

Отвечает врач Роман Глущенко. Он работает с COVID-19 в испанской Сарагосе с начала пандемии.

Отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия. Не буду углубляться в тему врожденного иммунитета и приобретенного — они оба повлияли на количество бессимптомных больных. И когда говорят: «Я не болел и не знаю тех, кто болел» — это всего лишь то, что мы можем увидеть глазами. Это верхушка айсберга. Все остальное мы не видим, как не видим и сам вирус.

А что под водой? Положительные случаи, о которых не сообщают из-за сбоя системы надзора. ПЦР-тесты, которые не удалось обработать. Те, у кого есть симптомы, но они не проверялись. Те, у кого слабые симптомы или вообще бессимптомные. И все это приправляем количеством сделанных тестов. Специалисты со мной согласились бы, что реальных случаев за все время в Украине не 40, а 150 тысяч.

Если вы не болели и не болели ваши знакомые, это значит, что государство между спасением экономики и жизней приняло правильное решение, и у нас не все так плохо, по крайней мере с ценностями. Если бы коммуникация была лучше с самого начала, то люди поняли бы, что проблема этой болезни в том, что если заболеет 250 тысяч (если вы уже приводите в качестве аргумента, сколько людей болеют гриппом или ВИЧ ежегодно), то без вакцины и лекарств все эти 250 тысяч слягут в больницы одновременно. А медицинская система, которая и так едва дышит, со вторыми и третьими волнами просто загнется. И пациенты с онкологией, инсультами, политравмами просто не смогут получить медицинскую помощь. Поэтому смертность взлетит. Поэтому первые недели должен был быть карантин. Теперь никто не говорит сидеть дома, просто надо соблюдать базовые принципы — маски, дистанция, чистые руки — чтобы эти усилия не сошли на нет.

В Украине каждый четвертый-пятый врач заболел. Если вам плевать на себя, подумайте о других. Убивает же не вирус, а последствия. Гипервоспаление, когда легкие заливает гной. А в почках и сосудах появляются микротромбы.

Далее — о конспирологических теориях. 

Верить в них не глупости, но глупости — не смотреть трезво на факты и исследования. Если это всемирный заговор, если выходки Бильдербергского клуба, пусть так. Но у нас есть проблема, и ее надо решать, а не отрицать. Может, проверим вашу удачу? Кстати, хотелось бы напомнить, что коллапсом считается момент, когда хотя бы одному человеку отказали в месте в реанимации. В Мадриде они были заполнены на 300% — в библиотеках и операционных. А ледовые дворцы использовали как морги.

К сожалению, все ключевые генетики и иммунологи, которые несколько месяцев исследуют вирус, говорят о его несовершенстве, что свидетельствует о том, что он не был создан искусственно в лаборатории. Создавать неидеальный вирус, который миллион раз мутирует, и ты не можешь его контролировать, — ерунда.

Почему-то большинство уперлось в столетний цикл пандемий и очистки планеты. Напомнить о Гонконге 1968 года (пандемия гриппа, из-за которой погибло около миллиона человек в мире — ред.)?

Что касается чипирования и того, что вакцина от коронавируса будет ДНК-вакциной, которая изменит твой геном. Вы же не в курсе, что ДНК каждого из нас состоит из тысяч микрочастиц бактерий и вирусов?

Пандемии заканчиваются или медицинским путем — когда нашли вакцину, или социальным — когда люди устают и начинают жить, как раньше. Во втором случае все заканчивается миллионом умерших. Ни на что не намекаю, выбирать вам.

С людьми, которые отрицают существование вируса, к сожалению, не может быть никакого серьезного разговора. Можно не воспринимать все серьезно, иметь свое мышление, но можно посмотреть в зеркало и сказать «нет» эгоизму, надеть маску, помыть руки и держать дистанцию.

***

Отвечает Борис Червонобаба, ученый, старший исследователь Института педиатрии, акушерства и гинекологии имени академика А.Н. Лукьяновой НАМН Украины, экс-консультант Всемирной организации здравоохранения.

Все эти истории объединены недоверием и подозрениями. К сожалению, недоверие к органам власти, Министерству здравоохранения и информации, которая распространяется в СМИ, в целом оправдано. То, что они часто врут, — это факт. Не удивительна и реакция людей: «Что-то здесь не то». И в ответ придумывают варианты объяснения происходящего. Обычно эти варианты еще более странные и сказочные. Потому, опять же, у людей нет уважения к мнению специалистов, а властителями дум есть звезды, блогеры и политики. Я согласен, что профессиональное медицинское сообщество хорошо себя скомпрометировало. Однако это не повод отдавать предпочтение объяснениям о коронавирусе от бьюти-блогеров. Это то же, что идти лечиться к врачу из сериала «Доктор Хаус» — он очень классно играет врача и на вид лучше настоящего врача, однако...

Коронавирус есть, и, к сожалению, он передается между людьми и способен вызвать у определенного процента населения тяжелую инфекционную патологию дыхательных путей. Однако на самом деле мы пока точно не знаем ни этого процента, ни почему в разных странах он получается таким разным. Действительно, у молодых и здоровых людей эта инфекция вызывает осложнения крайне редко. Но я бы не рекомендовал проверять себя на то, насколько вы молодой и здоровый. Ответ иногда может неприятно удивить.

 

Анна Тохмахчи, Громадське

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

65