Юристы и политологи поделились с Укринформом собственными размышлениями о перспективах дела возбужденного против предыдущего состава правительства

Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП) зарегистрировано уголовное производство по факту возможной служебной халатности должностных лиц правительства Гончарука. Проще говоря, за «бездействие» по предотвращению эпидемии коронавируса.

Как сообщают в пресс-службе ведомства, 31 января 2020 года и 8 февраля 2020 года секретарем СНБОУ в адрес премьер-министра Украины были направлены письма о настоятельной необходимости ограничения экспорта и реэкспорта продукции, которая прямо или косвенно может быть использована при реализации противоэпидемических, профилактических и лечебных мероприятий с целью недопущения распространения на территории Украины случаев заболевания коронавируса Covid-19. «Однако, Кабинетом министров Украины тогда «фактически проигнорированы» эти меры, которые так и не были приняты. 23 марта 2020 года сведения о возможном совершении уголовного правонарушения внесены в ЕРДР по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 367 Уголовного кодекса Украины», - говорится в сообщении.

Экс-премьер-министр Алексей Гончарук не замедлил с ответом: «Мне говорили, что система начнет «догонять», но не думал, что так быстро. «Поразительная оперативность» правоохранительных органов. Они бы так с коррупцией боролись и воров ловили, а не COVID-19 на Гончарука списывали». Об этом Гончарук написал на своей странице в Фейсбук. И добавил, что еще задолго до получения письма от СНБО, что специалисты Министерства здравоохранения Украины во главе с Зоряной Скалецкой были в активной коммуникации со специалистами ВОЗ и следили за ситуацией. «Мы образовали соответствующий штаб, установили состояние повышенной готовности и разработали алгоритмы действий. Более того, 31 января, в день получения письма, я срочно созвал совещание и отреагировал срочным поручением Минздраву, а также Анне Новосад Оксане Маркаровой, Тимофею Милованову, Максиму Нефёдову и Вадиму Пристайко. 3-го февраля на заседании Правительства мы одобрили Национальный план противоэпидемических мероприятий, направленный на предотвращение распространения 2019-nCoV. В котором, среди прочего, было и поручение изучить возможность введения временного запрета экспорта в случае обнаружении угрозы дефицита таких товаров в Украине...» - пишет бывший премьер.

Очевидно, что это дело носит не только сугубо юридический характер. Поэтому мы спросили специалистов: каковы перспективы дела, возбужденного против Кабмина Гончарука? И скажем сразу: эксперты проявили просто небывалое единодушие в этом вопросе.

Борис Бабин, юрист-международник, научный консультант адвокатского объединения “Barristers”, экс-постпред президента Украины в АРК:

«Перспективы соответствующего производства, думаю, весьма скромные»

– Во-первых, согласно закону «О СНБОУ», требования секретаря СНБОУ обязательны для органов исполнительной власти, только если касаются выполнения директив президента или решений СНБОУ. Решение СНБОУ о коронавирусе было принято позже, чем господин Данилов писал эти письма. Также я почти уверен, что до переписки с премьером секретарь СНБОУ писал аналогичные предложения президенту как главе СНБОУ и, возможно, и главе президентского Офиса тоже. А директив в ответ, скорее всего, не получил, иначе Правительство никуда бы не делось и закрыло границы. Поэтому возникает вопрос - почему на такие идеи вовремя не отреагировала и Банковая. Во-вторых, как следует из публичных объяснений Гончарука, он на эти письма согласно правил делопроизводства и Регламента Кабмина безотлагательно отреагировал - были даны поручения, определены ответственные исполнители. Поэтому вопросы, даже если они правомерны, должны быть уже к ним. В-третьих, в ситуации когда правоохранители играют в больших политиков и принимают решение не по закону, а для удовольствия телезрителей (или одного конкретного зрителя) такие дела имеют очень плохую перспективу в суде, даже в украинском. И если кто-то хочет поиграть в Специализированного антикоронавирусного прокурора, то не уверен что его страсть к ролевым играм в доктора и пациента разделит Высший антикоррупционный суд.

К слову, в прошлом году я предлагал изменить законодательство о СНБО с тем, чтобы ввести хотя бы административную ответственность за невыполнение законных предписаний секретаря СНБО и служебных лиц аппарата СНБО, но никто на это не согласился, потому что все испугались новых полномочий и связанной с ними ответственностью.

Алексей Захаров, адвокат:

«Пока ситуация выглядит так, что обвинение просто пиарится на этой ситуации»

– Первое. По уголовному делу Кабмин в целом нести ответственность не будет. Зато обвиняться будут конкретные лица. И пока им не объявят подозрения, мы не узнаем, кто именно.

Второе. Служебная халатность в уголовном праве - это ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей. Поэтому принципиальным моментом является: в чем именно заключалось ненадлежащее исполнение служебных обязанностей (само по себе отсутствие запрета на экспорт или реэкспорт вряд ли будет считаться невыполнением служебных обязанностей). К тому же, если речь идет о товарах, которые прямо или косвенно могут быть использованы при реализации противоэпидемических, профилактических и лечебных мероприятий при эпидемии COVID-19, то обвинение должно доказать, что такой план мероприятий существовал, и должен был быть известен персонально каждому подозреваемому (например, бывший премьер подписал этот план). В противном случае обвинение не будет иметь ответа на вопрос суда, почему премьер или член кабмина не мог не знать, что каждый отдельно взятый товар должен использоваться для борьбы с COVID-19. Без ответа на этот вопрос экспорт таких товаров будет выглядеть, возможно, не лучшей реакцией на неожиданные события, но отнюдь не халатностью.

Третье. Если мы установим, что ненадлежащее исполнение служебных обязанностей таки имело место, обвинение должно доказать, что именно бывший премьер Гончарук (например) должен был принять такое решение, мог это сделать, но не принял. Того факта, что «Кабмин не отреагировал» - недостаточно. На практике, скорее всего, на письме, на которое «Кабмин не отреагировал», будет стоять резолюция премьера, вроде, «таким-то и таким-то - доложить предложения». Определенные премьером лица поручат это своим подчиненным. Что дальше было сделано, и почему - это вопрос к следствию. Если исполнители подали премьеру какие-то соображения, по которым ограничивать экспорт было нецелесообразно, и эти соображения выглядели обоснованно - здесь не будет халатности. Так или иначе, эти факты следует установить. А пока ситуация выглядит так, что обвинения просто пиарится на этой ситуации.

Валерий Клочок, политолог:

«Это дело «затухнет» на этапе следствия»

– По уверению экс-премьер-министра Украины Алексея Гончарука, из-за неимения ни одного случая заражения в стране на COVID-19 и не был введен запрета на экспорт масок. Уже только из этого тезиса можно утверждать, что и Гончарук, и Нефёдов (как руководитель органа, который непосредственно осуществлял процедуру таможенного оформления груза) будут любым способом отрицать свою виновность или бездействие. И формально они будут правы, поскольку запрета на уровне закона или иного нормативно-правового акта на момент экспорта масок не было.

Да, не может не радовать сама регистрация уголовного производства по факту возможной служебной халатности должностных лиц Кабинета Министров. Но перспектива такого производства очень сомнительна. Это скорее ответ на реакцию общества в условиях повышенного запроса на справедливость. Но цепь связей может достигнуть очень высоко, когда высшее руководство государства осознает негативные последствия расследования для себя.

Максимум дело может быть передано в суд, где успешно развалится из-за отсутствия доказательной базы (потому что ее действительно нет). Но я сомневаюсь в этом. Скорее оно «затухнет» на этапе следствия.

Сергей Войченко, кандидат юридических наук:

«Полномочия секретаря СНБО определены в статье 13 ЗУ «О Совете национальной безопасности и обороны Украины», и среди этих полномочий нет – давать указания Правительству принимать те или иные решения»

– Думаю, Холодницкий решил немного попиариться на этой теме и показать, что САП не зря получает заоблачные зарплаты, в то время когда вся страна мобилизуется для преодоления последствий пандемии.

Что  касается зарегистрированного уголовного производства, то оно не имеет никакой судебной перспективы. Состава уголовного преступления нет, письма, которые направлялись правительству, не носили характера обязательного исполнения, тем более они не были оформлены решением СНБО. Это обычная переписка, без какого-либо специального или особого статуса.

О том, что «бросьте все и рассматривайте это вопрос», на самом деле должны были бы говорить в первую очередь Министерство здравоохранения и ликвидированная правительством Гройсмана в 2017 году Государственная санитарно-эпидемическая служба. А то, что секретарю СНБО что-то привиделось на то время и он пытался давать указания Правительству, то это не имеет в данном случае никакого значения. Хочу напомнить, что ветвь исполнительной власти возглавляет премьер-министр, и это самостоятельная ветвь власти, а полномочия секретаря СНБО определены в статье 13 Закона Украины «О Совете национальной безопасности и обороны Украины» и среди этих полномочий нет – давать указания Правительству принимать те или иные решения.

Ярослав Божко, политолог, глава Центра политических исследований «Доктрина»:

«Открытие дела против правительства Гончарука имеет коммуникационную цель: отвести от власти негатив из-за принятых ею мер противодействия коронавирусу»

– В основном такие дела имеют мало шансов на успех, в первую очередь, учитывая тяжесть доказівания преступного умысла или преступной бездеятельности в суде. Дело имеет все шансы развалиться, но само его открытие имеет коммуникационную цель - отвести от власти негатив из-за принятых ею мер. Такие дела время от времени могут открываться в отношении различных должностных лиц или граждан в резонансных вопросах, где власть должна дать обществу хоть какую-то реакцию. На первом этапе реагирования для общества часто это выглядит достаточным основанием для снижения внимания к угрозе.

Такие дела в итоге могут быть закрыты со временем за недостатком доказательств.

Юрий Радзиевский, адвокат, управляющий партнер АО «Радзиевский и Яровой»:

«Винить в халатности нужно экс-министра Зоряну Скалецкую, которая вместо того, чтобы готовить страну к эпидемии, находилась на карантине в Новых Санжарах»

– САП осуществляет процессуальное руководство в уголовных процессах, которые подследственны НАБУ. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, ст. 367 УК Украины (служебная халатность) САП не имеет никаких полномочий по расследовании такого рода преступлений. Прокурор действительно имеет право внести в Единый реестр досудебных расследований сведения о совершении какого-либо преступления, но при этом он обязан не позднее следующего рабочего дня передать имеющиеся у него материалы в орган досудебного расследования по подследственности. В данном случае органом досудебного расследования является Государственное бюро расследований. И случаев, когда САП или НАБУ добровольно вносили в ЕРДР сведения о преступлении «не своей парафии» - практически не бывает. В 99% случаев они просто отказывают заявителям. Поэтому такая инициатива, «внезапно» проявленная САП - не более, чем пиар-ход.

Согласно законодательству, Минздрав в сфере санитарного и эпидемического благополучия населения реализует следующие функции:

1) анализирует и прогнозирует эпидемическую ситуацию и показатели здоровья населения (...), разрабатывает и обеспечивает осуществление мероприятий, направленных на профилактику и снижение уровня инфекционных болезней, на улучшение эпидемической ситуации;

2) определяет (...) приоритетные меры профилактики заболеваний, охраны здоровья населения(...).

Поэтому винить в халатности, скорее, надо тогдашнюю главу министерства Зоряну Скалецкую, которая вместо того, чтобы проводить подготовку государства к эпидемии, находилась в карантине в Новых Санжарах по собственному желанию. Именно в этот период – 3 и 9 марта и вывозились маски, а Постановление правительства №214, которая запрещает экспорт медицинских товаров и лекарственных средств, в частности респираторов, было принято 11 марта.

Мирослав Лискович, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
1699 грн.
26