В Украине проблема с сокрытием доходов стоит достаточно остро. Законодатели думают, как заставить украинцев платить налоги, а они, в свою очередь, каждую новацию в налоговом законодательстве воспринимают, мягко говоря, с опаской. О том, насколько влиятельна и действенна сегодня ГНСУ в целом, Налоговая милиция – в частности, а также о многом другом в эксклюзивном интервью ForUm’у рассказал первый заместитель главы Государственной налоговой службы Украины, начальник налоговой милиции, генерал-лейтенант налоговой милиции Андрей Головач.

– Андрей Владимирович, Президент Украины Виктор Янукович поручил оптимизировать деятельность налогового ведомства. Председатель Государственной налоговой службы (ГНС) Украины Александр Клименко заявил, что налоговая служба должна понимать идеологию бизнеса, быть его партнером и, прежде всего, разрабатывать сервисные услуги, помогающие более прозрачно декларировать доходы и платить налоги. Скажите, сколько времени потребуется, чтобы воплотить в жизнь все задуманное?

– Что касается сервисных услуг, то это действительно важно. Для плательщика должно быть удобным общение с налоговой службой, а получение необходимой ему информации довольно простым и доступным. Ненормально, когда в ХХІ веке в налоговых инспекциях люди стоят в очередях, чтобы сдать отчетность. Предприниматель должен созидать, выпуская полезную продукцию, оказывая услуги. Проще говоря, зарабатывать деньги, а не терять время в очередях.

Идет системная оптимизация работы налоговой службы, где специальные аналитические подразделения определяют отрасли экономики, которые наиболее поражены криминогенными процессами.

В то же время мы стремимся свести до минимума общение с добросовестными налогоплательщиками. Это достигается за счет активного использования информационных и других ресурсов службы, а также координации работы всех подразделений налоговой службы с целью слаженного подхода к вопросу выбора объекта проверки. Проведен соответствующий анализ современных способов и методов совершения налоговых преступлений и изменены акценты в работе налоговой милиции.

– В каких моментах «изменены акценты»?

– Налоговая милиция отказалась от практики выявления мелких нарушений и проверок предприятий с незначительным валовым оборотом. В 2011 году, в сравнении с аналогичным периодом предыдущего, общее количество проверок было сокращено в два раза. За основу организации деятельности налоговой милиции взята комплексная аналитическая отработка информации о преступлениях межрегионального характера, приводящих к потерям бюджета в десятки миллионов гривен. Мы делаем все, чтобы максимально не беспокоить легальный и прозрачный бизнес.

Особое внимание сегодня уделяется мероприятиям по структурной реорганизации налоговой милиции всех уровней. Уже на 20% сокращена численность центрального аппарата и аппаратов региональных управлений. На региональном уровне проводятся структурные мероприятия по укрупнению и концентрации подразделений налоговой милиции в финансово-промышленных регионах с наибольшим сегментом теневой экономики. Количество районных и городских подразделений налоговой милиции будет уменьшено в 1,5 раза.

Кроме того, нами создаются крупные межрегиональные аналитические центры, совершенствуются оборудование и оснащение налоговой милиции, что сводит непосредственный контакт с плательщиком к минимуму.

Также в структуре налоговой милиции созданы специальные подразделения по противодействию преступлениям в сфере высоких технологий.

Проводимые мероприятия позитивно повлияли на работу налоговой милиции. Так, только по законченным следователями налоговой милиции уголовным делам за 2011 год в бюджет возмещено почти 0,5 млрд грн нанесенного преступлениями ущерба, что на 20% больше ущерба, возмещенного в бюджет на протяжении 2009-го и 2010 годов вместе взятых.

– А на какие недостатки налогового законодательства чаще всего жалуются налогоплательщики?

– Мы уже год работаем по новому Налоговому кодексу. Я с уверенностью говорю: он прогрессивен. Действительно, некоторые проблемы были, и законодатель вносит изменения в ряд норм. Кодекс будет совершенствоваться, и все спорные вопросы отпадут сами собой.

Наша же задача как структурного подразделения органа исполнительной власти – контроль за соблюдением налогового законодательства и привлечение к ответственности правонарушителей.

– Давайте еще остановимся на добросовестных и не очень налогоплательщиках. Говорят, налоги у нас платят бедные, богатые же – нанимают штат профессионалов, который за приличные зарплаты помогает им «избегать» налогообложения…

– Это один из существующих мифов, которые активно поддерживаются, в том числе и СМИ. Налоги у нас платят все одинаково согласно действующему законодательству, которое определяет ставки, сроки уплаты и т.д. Если руководствоваться цифрами статистики, то понятно, что основные поступления в бюджет идут от больших предприятий. В прошлом году в госбюджет от крупных налогоплательщиков поступило более 128 млрд грн, или 67% всех поступлений.

Крупному бизнесу действительно удается минимизировать налоги, используя прорехи в законодательстве – факты уклонения есть. Но там, где это имеет место, мы вносим соответствующие предложения об изменении законодательных актов.

Там же, где есть факты незаконной минимизации в виде умышленного уклонения от уплаты налогов, это сфера работы налоговой милиции. В прошедшем году нами выявлено больше двух тысяч фактов уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах. А это более 2,3 млн грн для каждого случая. Понятно, что уклониться на такую сумму мелкий предприниматель не может. Следовательно, чтобы понять, какой – мелкий или крупный – бизнес попадает в поле зрения налоговой милиции, нужно в первую очередь видеть его объемы.

Следователями налоговой милиции передано в суд 1,3 тыс. уголовных дел, из которых 14 – в отношении лиц, совершивших преступления в составе организованных преступных групп.

В развитых странах уделяется много внимания уплате налогов как раз физическими лицами. В США, например, сумма дохода в бюджет от физлиц составляет 42%. Работа, по контролю за полнотой уплаты налогов физическими лицами – одно из приоритетных направлений деятельности налоговой службы.

– В Украине давно и много говорят о необходимости искоренить такие явления, как черные зарплаты и теневые рабочие места. Как это сделать?

– Проводится много работы, направленной на вывод зарплат из тени. Но лично я считаю, что в первую очередь нужно, чтобы изменилась психология тех, кто эту зарплату получает. Выведение зарплат из тени – это стабильные поступления в Пенсионный фонд.

Зарплаты у населения маленькие. Сложно обвинять человека в том, что он хочет получать чуть больше, не думая о будущей пенсии. Человек должен осознавать, что будущее зависит от него самого. Тут нужны мероприятия неадминистративного плана, направленные на то, чтобы побороть эту проблему.

– Не любят люди налоговиков…

– К сожалению, такова психология большинства людей. Вот скажите, кто обрадуется, услышав: «К вам пришли из санэпидстанции», «К вам пришли из милиции», «К вам пришли из налоговой» или некого другого контролирующего органа?

Но мы пытаемся переломить эту психологию, делая все возможное для упрощения общения налогоплательщиков с налоговыми органами.

Например, нами предлагается ввести метод «горизонтального мониторинга», который позволяет налоговой службе своевременно отреагировать и упредить совершение крупным налогоплательщиком рисковых операций, которые могут привести к нарушению налогового законодательства и уменьшению объема уплачиваемых в бюджет налогов.

В налоговой службе действует круглосуточная информационная служба, которая предоставит исчерпывающий ответ на вопрос относительно налогообложения.

По инициативе налоговой службы законодатели дополнили статью 212 Уголовного кодекса Украины («Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей») частью 4, которая предусматривает освобождение лица от уголовной ответственности, в случае уплаты всех налогов и возмещение нанесенного ущерба (финансовые санкции, пеня).

Кроме этого, с 17 января текущего года вступает в действие подписанный Президентом Украины закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности», в соответствии с которым некоторые экономические преступления ликвидируются, а по остальным наказание в виде лишения свободы заменяется штрафом.

– Многие эксперты утверждают, что Бюджет-2012 главным образом планируется наполнять за счет увеличения налогов для простых людей, что может еще сильнее увести экономику в «тень».

– Во время формирования бюджета-2012 ставка делалась на рост экономики и увеличение благосостояния населения. Мы видим, что рост есть, хотя, естественно, он меньше роста поступлений налогов. Наши усилия направлены на то, чтобы сломать преступные схемы и добиться увеличения поступлений за счет теневой экономики.

Подтверждением нашей положительной работы являются показатели 2011 года: обеспечен сбор НДС в сумме 76,1 млрд грн, что на 42% больше прошлогоднего показателя.

– С приходом кризиса в некоторых странах ЕС налоговая служба очень активизировалась. В частности, в Греции устраивали целые облавы на богачей, любыми способами пробирались к ним на виллы и яхты, снимали угодья с вертолетов, получали данные о реальных расходах, соответственно – о доходах, и заставляли платить налоги. Вы не думали пойти по подобному пути?

– В Европе граждане более законопослушны. 95% людей там даже не задаются вопросом, платить им налоги или нет. Известных граждан там публично привлекают к ответственности, наверное, в назидание тем 5% сомневающихся.

У нас сомневающихся в необходимости добровольно платить налоги гораздо больше. К сожалению, у наших граждан нет убеждения, что неуплата налогов – это плохо. Люди у нас покупают фиктивную документацию, не желая до конца осознавать, что это преступление. А ведь «приобрести документы» – это значит «подделать документы», связанные с отчетностью, формированием расходной части своего бизнеса.

Нам как фискальному органу, конечно, хотелось бы иметь дополнительные инструменты. В Украине оценка доходов по косвенным признакам доходов (расходам) пока не проводится. Опять же, нет уверенности, что ее внедрение будет воспринято обществом. Население может истолковать это как усиление налогового давления.

Хочу подчеркнуть: налоговая милиция ГНС Украины – не инструмент для запугивания, хотя в обществе такой миф поддерживается.

У нас, конечно, есть силовые функции. Но поверьте, мы многое делаем, чтобы их ограничить. Порядок применения спецподразделений у нас очень сложный! Они задействуются только в очень серьезных ситуациях. И когда постоянно говорят, что налоговая регулярно устраивает «маски-шоу», то меня это, как минимум, удивляет. Это не соответствует действительности. У нас достаточно других действенных инструментов, позволяющих работать без лишнего шума. Например, одна из финансово-промышленных групп после предъявления ей претензий с нашей стороны добровольно уплатила задолженность в госбюджет на сумму 700 млн грн. Много это или мало? Я считаю, что достаточно много.

– А опыт Грузии, которая из самой коррумпированной республики СССР превратилась в государство, учиться у которого едут и из Европы?

– Думаю, многим интересно будет узнать, как у них добивались таких результатов. Там в 2009 году в составе минфина была создана финансовая полиция. Ее назвали «следственной службой», как говорили сами грузины, для того, чтобы избежать слова «полиция».

Так вот, когда мы общались с руководством следственной службы, то представители Грузии говорили: «У нас нет контрабанды». На вопрос, как это удалось сделать, ответ был такой: всех продавцов контрабандной продукции, вплоть до тех, кто торговал на улице (например, «сигаретчиц»), посадили в тюрьму. Все. Торговать контрабандой некому.

В Грузии за такие преступления одновременно сидит 500 человек. У нас же на сегодняшний день по всем преступлениям, которые расследуются налоговой милицией, арестовано 29 человек. Так нужен нам опыт Грузии? Пусть решает население. Я, например, не сторонник этого.

Понимаете, когда говорят об опыте Грузии и Европы, озвучивают только приятные моменты.

– Не секрет, что среди владельцев оффшорных счетов много публичных людей, в том числе и политиков, а сами эти счета используются, чтобы спрятаться от налогов. Скажите, почему нет громких судебных разбирательств и арестов? Можно ли вывести эти деньги из тени?

– Регулирование взаимодействия субъектов предпринимательской деятельности с оффшорами все-таки лежит в плоскости законодателя.

Конечно, есть факты использования оффшоров для минимизации налоговых обязательств. Налоговая милиция проводит определенную работу, чтобы искоренить эту схему. Это происходит, например, во время экспорта товара, который отправляется в адрес одного нерезидента, а оплата при этом поступает не в Украину, а через оффшорный счет. Есть и обратная схема: во время импорта товара потребитель завозит его от оффшорных компаний с целью изменения цены путем подделки инвойсов.

Кроме того, с помощью оффшоров действительно заводятся псевдоинвестиции, происходит отмывание денег. Чтобы искоренить и это явление, нам нужно пройти определенный законодательный путь. Мы должны создавать условия для декларирования доходов в Украине, чтобы стимулировать сбережение капитала здесь. Для этого нужна политическая стабильность в стране и уверенность в завтрашнем дне. Верю, что так и будет.

В этом году сторонников использования оффшоров ожидает сюрприз. Одним из приоритетных направлений работы налоговой милиции станет выявление уклонений от уплаты налогов при проведении экспортно-импортных операций с использованием оффшорных компаний.

– Скажите, а может, стоит известных экономических преступников клеймить позором, через СМИ обнародовать информацию, что, например, Иванов Иван Иванович, декларирующий заботу о людях и государстве, налоги не платит, в оффшорах капиталы прячет?..

– Это достаточно сложный вопрос. Я думаю, что сначала нужно довести дело до конца, а уже потом говорить о нем и его фигурантах. Назвать же человека преступником вправе только суд.

Вот смотрите, совсем недавно мы совместно с МВД РФ ликвидировали преступную группировку, которая действовала на территории Украины. Она занималась формированием незаконного налогового кредита субъектам предпринимательства, провела фиктивные операции на сумму 2 млрд 900 млн грн. Ущерб от деятельности этой группы составил около 600 млн грн. Только разово в течение месяца ее услугами воспользовалось около 500 предприятий из 22 регионов Украины.

Под следствием сегодня находятся 20 членов этой группы, из них четверо – под арестом. Ущерб возмещен полностью, некоторых заставили заплатить в бюджет, еще кого-то – аннулировать сделки. Организатора преступного синдиката задержали в Российской Федерации. В настоящее время проводится его экстрадиция в Украину. На суде в Екатеринбурге он пытался доказать, что находится под политическим преследованием, поскольку работал в прошлом правительстве. Но суд признал его ссылку на политические преследования в связи с изменениями в руководстве страны несостоятельной, так как инкриминируемые ему деяния совершены в период 2010-11 годов и носят исключительно экономическую направленность.

Но мы год молчали об этом деле. Как думаете, почему? Главным для нас было выйти на результат – возместить бюджету ущерб, привлечь виновных к ответственности. Любая огласка могла бы разрушить все. Не зря у нас есть подразделение внутренней безопасности, в обязанности которого входит не только борьба с коррупционными проявлениями, а и защита наших сотрудников.

– В свое время в парламенте поднимался вопрос о необходимости ликвидации налоговой милиции. Автор законопроекта утверждал: Налоговая милиция – это репрессивный карательный орган, 10 тысяч человек с оружием, которые ежедневно мучают бизнес, безосновательно прослушивают, задерживают людей, возбуждают море уголовных дел. Этот законопроект не был поддержан. Но хотелось бы узнать Ваше мнение, зачем нужна налоговая милиция?

– Такой вопрос на повестке дня возникает только тогда, когда кому-то из политических деятелей необходим пиар. Одна из тем такого рода спекуляций – необходимость ликвидации налоговой милиции или передачи ее в другое ведомство.

Система органов Государственной налоговой службы, в том числе подразделений налоговой милиции, не досталась Украине в наследство от советского периода. Она была создана и усовершенствована в период независимости. Это позволило получить Украине структуру, соответствующую мировому уровню.

Сегодня подавляющее большинство сотрудников, назначенных на руководящие должности в подразделения налоговой милиции, имеют стаж службы 10-15 лет. Большинство из них имеют два и больше высших образования (юридическое и экономическое).

И если 15 лет назад, когда только создавалась налоговая служба, к нам приходили люди из МВД, СБУ, других структур, то сейчас такая практика ограничена. С гордостью могу сказать, что сегодня практически все руководители – выходцы из нашей системы. В период реорганизации, в ближайшие месяц-два, мы заменим еще двух-трех руководителей областного уровня.

Что касается злоупотреблений, то по каждому факту, звонку на «горячую линию» мы проводим расследование, и это не формальность. Искушений действительно много. Люди, которые решают вопросы, связанные с огромными суммами денег, понятное дело, подвержены серьезному психологическому давлению. Мы способны к самоочищению.

Что касается того, что мелкий бизнес якобы страдает от усиленного внимания налоговиков, то это не так. Мы категорически запретили нашим сотрудникам «смотреть в эту сторону».

Обратите внимание, уже полгода вопрос ликвидации налоговой милиции не поднимается. Это результат нашего активного общения с народными депутатами на предмет разъяснения им необходимости существования налоговой милиции. Приводились примеры работы, озвучивалась статистика.

Думаю, нам удалось доказать, что сегодня налоговая милиция – это неотъемлемый орган единого организма, ликвидация которого приведет к разбалансированию системы органов налоговой службы. Это однозначно ухудшит состояние борьбы с преступностью в сфере налогообложения и создаст реальную угрозу невыполнения бюджета. А это, в свою очередь, негативно повлияет как на общественный порядок в стране, так и на состояние национальной безопасности и обороны государства.

– Вы в Государственной налоговой службе человек не новый. Скажите, насколько влиятельна и действенна сегодня ГНСУ и Налоговая милиция? Каковы их главные проблемы?

– Нужно четко понимать, что сокрытие доходов от налогообложения является лишь внешним проявлением более глубоких криминогенных процессов перераспределения национального дохода в пользу теневой экономики. В каждой стране налоговая служба является важным органом исполнительной власти.

Основная задача налоговой службы – это наполнение государственного бюджета. И большое спасибо Николаю Яновичу Азарову (в 1996-2002 гг. был главой ГНАУ. – Авт.), что он создал такую модель Налоговой службы, которая и сегодня отвечает мировым стандартам, и как во многих европейских службах, сочетает контролирующую, фискальную и правоохранительную функции.

Налоговая милиция – это особый специализированный орган, в котором работают квалифицированные специалисты, проводящие розыскные, следственные мероприятия с целью выявления и расследования преступлений. Своей основной задачей мы видим ликвидацию возможностей и базы для теневых процессов, вывод в легальный оборот теневой экономики.

Прежде всего, это противодействие незаконному формированию возмещения налога на добавленную стоимость (НДС). Это наиболее криминализированный налог, причем не только в Украине, но и в других странах. Например, в Европе ежегодные потери только по одной схеме «карусельного» мошенничества с НДС составляют 100 миллиардов евро.

У нас, к счастью, таких потерь нет, в этом есть доля заслуги и налоговой милиции. Наличие ряда инструментов, таких как электронная отчетность и дополнение к декларациям по НДС, позволяет нам фактически в режиме он-лайн проводить мониторинг операций, связанных с этим налогом. Так что в некоторых вопросах мы сильнее европейских коллег.

Еще один важный аспект – отработка контрагентов конвертационных центров, с помощью которых предприятия реального сектора экономики минимизируют налоговые обязательства. Те, кто решает воспользоваться такой схемой, должны для себя определить, стоит ли это делать. Ведь наказание необратимо, и рано или поздно все налоги, от уплаты которых сегодня удалось уклониться, придется вернуть в госбюджет.

Приоритетом также является противодействие незаконному обороту подакцизных товаров. Работает целая система контроля над изготовлением и перемещением спирта и алкогольных напитков на внутреннем рынке. Нашими подразделениями выявляются факты незаконного ввоза товаров на таможенную территорию Украины и ликвидируются схемы (в том числе и межрегиональные) их незаконного оборота.

Также в прошлом году мы особое внимание уделяли предупреждению фактов уклонения от уплаты налогов с использованием процедуры ускоренного фиктивного банкротства. Не менее важно и противодействие разворовыванию бюджетных средств, в том числе во время проведения тендерных закупок и их последующей легализации.

Как результат – в 2011 году благодаря работе налоговой милиции во взаимодействии с другими подразделениями налоговой службы в бюджет в общей сложности было направлено более 4,2 млрд грн, пресечено незаконное возмещение НДС на сумму свыше 3,4 млрд грн, из незаконного оборота изъято товаров на сумму около 954 млн грн. Выявлено 4,4 тыс. преступлений в сфере налогообложения, в суд направлено уголовных дел по 2,6 тыс. преступлений.

Однако главное в деятельности налоговой милиции – не количество возбужденных уголовных дел, а реальный экономический эффект в виде налоговых поступлений от задействованных в преступных схемах предприятий реального сектора экономики.

– Не дублируют ли функции налоговой милиции работу органов МВД и СБУ?

– Это функции МВД и СБУ в некоторых вопросах перекликаются с нашими.

Другие правоохранительные органы не могут расследовать наши дела. И это не потому, что они хуже. Просто специфика такова.

Дела, связанные с уклонением от уплаты налогов, требуют знаний не только уголовно-процессуального законодательства, но и налогового. При этом объем этих дел очень большой.

Иногда следователь расследует одновременно сто дел в рамках одного. Бывает также, что по одному делу работает вся Украина.

– Но ведь дублирование функций может вызывать путаницу и конфликты, возможно, нужно его убирать…

– Это вопрос к законодателю. Если мы углубимся в теорию, то уйдем в модели функционирования правоохранительных органов, на которые возложена борьба с экономическими преступлениями.

В мире существует три модели таких органов, которые занимаются проблемами с уплатой налогов и мошенничеством в этой отрасли. В одних странах, которых большинство, такие институции находятся в составе фискальных органов, налоговых, налогово-таможенных служб.

Эта модель работает в Украине, Великобритании, США, Канаде, Нидерландах, Германии, Турции, Латвии, Эстонии, Азербайджане и т.д.. Кроме этого, с ноября 2009 года в структуре министерства финансов Грузии возобновлена следственная служба, ликвидированная в 2007 году.

Вторая модель – когда такие структуры являются частью правоохранительных органов. Например, в РФ налоговая полиция была ликвидирована, а ее функции переданы в МВД. Но, судя по статистике, отзывам коллег и экспертов, эта модель неудачна.

Третья модель – когда такие структуры работают самостоятельно, подчиняются президенту и занимаются не только экономическими, но и коррупционными преступлениями. К примеру, в Казахстане есть такое агентство.

– И в завершение нашей беседы, что бы Вы хотели пожелать нашим гражданам?

– Прежде всего, хочу пожелать крепкого здоровья, семейного уюта и благополучия, осуществления надежд на счастье и добро.

Пусть Новый год и Рождество Христово подарят всем вдохновение и новые успехи, войдут в каждый дом ежедневным изобилием и откровенной светлой радостью.

Фото Виктора Ковальчука

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/осень
1351 грн.
11475