Интервью Дмитрия Фирташа австрийской газете Kurier
 
K: Почему вы именно сейчас заявили о себе как о собственнике RosUkrEnergo - после многомесячных дискуссий об этом?

Фирташ: Рано или поздно карты должны были быть раскрыты. До этого просто в этом не было необходимости.

K: А почему вы вообще использовали эту конструкцию с доверителем?

Фирташ: Я знаю газовый бизнес уже 15 лет. Этот проект был моей мечтой в течение этого времени, однако к моменту его основания (2004.-Прим. ред.) он оказался слишком большим. Поэтому я обратился в Raiffeisen, так как у них имелся опыт в России. Они поговорили об этом с "Газпромом", и проект был принят. Все довольны, так как мы не создали ничего плохого. Опыт показал, что фирма очень эффективно работает.

K: Вы аргументируете это экономически, но сейчас в сфере энергетики проходят серьезные политические дебаты. Они вас никак не касаются?

Фирташ: Газовое сообщество всегда было политическим, но наша компания находится вне политики. 4 января показало, как это происходит. Тогда две страны (Россия и Украина.-Прим. ред.) не выслушали друг друга и не приняли просьбы друг друга. Нас можно рассматривать как независимое предприятие - есть такое решение. И Европа при этом имеет прибыль. Почувствовали, что это означает, когда поставки газа сокращаются.

K: Как эта конструкция, собственно, работает? Вы покупаете российский природный газ по 230 долларов за тысячу кубометров и передаете его за 95 долларов Украине. Насколько я понимаю, Вы хотите с помощью компании зарабатывать деньги и не являетесь благотворительной организацией.

Фирташ: В моей фирме просто существуют структуры для таких договоров. Страны не всегда готовы инвестировать. Мы с "Газпромом" и Raiffeisen Bank имели эту возможность. Только для Украины, чтобы перезимовать и заполнить подземные газохранилища, необходимо 2 миллиарда долларов.

K: Будет ли Россия, по вашему мнению, сокращать энергопоставки в Европу?

Фирташ: Россия вначале хочет, чтобы страны бывшего Советского Союза платили такую же цену, как и Западная Европа. Не имеет значения, в этом году или в 2007-м - все должны жить по одинаковым правилам, как и ЕС. 95 долларов для Украины будут держаться не вечно, но сначала тамошняя промышленность должна к этому приспособиться. Как долго будет длиться этот переход, я бы не хотел говорить. Украинский президент поддерживает нашу компанию. И мы с "Нафтогазом" (государственное украинское газовое предприятие.-Прим. ред.) основали совместное предприятие, чтобы обеспечить снабжение газом. И Европы тоже.

K: Также было объявлено, что RosUkrEnergo выходит на биржу. Когда это случится?

Фирташ: Эту тему я сейчас не хочу обсуждать. Для "Газпрома" ситуация хорошо функционирует, но не так быстро.

K: Думали ли вы о том, чтобы привлечь новых акционеров в RosUkrEnergo, или "Газпром" мог бы справиться с 50-процентной долей?

Фирташ: Этот вопрос тоже в настоящий момент не стоит. Но можно подумать о европейских компаниях как о новых партнерах. В любом случае мы создадим связь между странами-добытчиками и потребителями. А благодаря совместному предприятию с "Нафтогазом" на Украине больше нет монополиста.

K: Вы являетесь в настоящее время очень богатым бизнесменом. Может быть, вы думаете о том, чтобы пойти в политику?

Фирташ: Политика и экономика не должны складываться вместе. Это мне не очень нравится. Мы как RosUkrEnergo тоже не вмешиваемся в политику.

 
Перевел СТАНИСЛАВ  Ъ-ЮРАСОВ
 

 
ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2505