Процедура импичмента президента Трампа, которая в конце прошлой недели перешла на новый этап, поставила американскую дипломатию в неловкое положение.

Конгресс одну за другой обнародует стенограммы допроса свидетелей об их взаимодействии с украинскими коллегами. Но нюанс в том, что эти свидетели – чиновники и топ-дипломаты – давали показания, не зная, что те быстро станут достоянием общественности. Поэтому в этих документах оказались сведения об украинской политике, которые должны были оставаться в тени.

Тем ценнее эти показания для украинского читателя.

Они демонстрируют не напускное, а реальное отношение Госдепа к украинским политическим игрокам, раскрывают подробности того, как действует Вашингтон и как формируется позиция президента Дональда Трампа.

В ночь на среду Конгресс обнародовал стенограмму допроса спецпредставителя Госдепа Курта Волкера, новые распечатки его переписки с Банковой, а также допрос Гордона Сондленда, одного из ключевых спонсоров избирательной кампании Трампа, которого президент США назначил послом США в ЕС, неофициально поручив ему заниматься Украиной.

Европейская правда изучила более 800 страниц новых документов.

 

Краткие выводы таковы:

- Бывший генпрокурор Юрий Луценко, который весной начал публичную войну против посла Мари Йованович и попытался «сыграть в американскую политику», нанес Украине очень серьезный ущерб.

- Луценко, наряду со скандальным Рудольфом Джулиани, называют тем, кто подпитывал намерения Трампа шантажировать Украину.

- У президента США сложилось «глубоко укоренившееся» негативное отношение к Украине, и он до сих пор не изменил его.

- Есть все основания полагать, что действия Трампа действительно были шантажом. Об этом говорят даже его соратники.

- Зе-команда потратила немало усилий для организации визита Зеленского в Белый дом, считая, что только их встреча могла изменить мнение Трампа. Однако достичь цели не удалось.

- И напоследок, что удивит часть читателей: данных об ошибках Зе-команды на американском направлении пока нет. Напротив, показания американских дипломатов доказывают, что Банковая действовала правильно. А «упущенной возможностью» Курт Волкер назвал лишь визит Александра Данилюка в Вашингтон, в ходе которого тогдашний секретарь Совбеза допустил, по его мнению, стратегическую ошибку.

 

Секретов нет

То, что происходит сейчас в Вашингтоне, уже получило среди экспертов название «стриптиз американской дипломатии».

В конце прошлой недели внутриполитическая борьба в США спровоцировала неожиданное решение. Палата представителей Конгресса США решила обнародовать все показания и документы, которые собрал комитет по вопросам разведки, допрашивая свидетелей по процедуре импичмента.

Проблема в том, что часть свидетелей, должностных лиц и дипломатов высокого ранга не думала о том, что их заявления попадут в прессу.

Бывшая руководительница американского посольства рассказала вещи, которые вряд ли должны были когда-то стать публичными – например, об общении с министром внутренних дел Арсеном Аваковым, или об информации, которую «сливал» американцам (по крайней мере, так следует из ее пояснений) бывший заместитель Луценко в ГПУ Евгений Енин.

Обнародованный допрос Курта Волкера подтвердил системность проблемы. В его начале сотрудник комитета по вопросам разведки Дэниэл Голдман четко отметил: то, что прозвучит в этой комнате, никогда не станет публичным.

«В связи с чувствительным и конфиденциальным характером некоторых вопросов и материалов доступ к стенограмме будет ограничен тремя присутствующими комитетами, Комитетом по вопросам разведки, Комитетом по иностранным делам и Комитетом по надзору и реформам», – убеждал он Волкера.

А еще конгрессменов в начале допросов немного журили за то, что они даже в общих чертах комментировали происходящее за закрытыми дверями. Словом, дипломатов убеждали, что те могут говорить совершенно откровенно. И, похоже, они вели себя именно так.

Курт Волкер: антироссийский предохранитель

Имя Курта Волкера хорошо знакомо украинским читателям.

Профессиональный дипломат, бывший посол США в НАТО, назначенный в начале 2017 года на специально созданную под него должность «спецпредставителя Госдепа», он стал главным ответственным за вопросы, связанные с российско-украинским конфликтом.

В те времена, когда Москва еще вела переговоры с Порошенко, а также когда велись дискуссии о миротворческой миссии ООН, Волкер был «связным», посредником между Банковой и Кремлем. Он лоббировал предоставление Украине летального оружия, в том числе «Джавелинов», утверждение очередных волн оборонной помощи, усиление санкций против РФ и тому подобное. Словом, в поддержке Украины с его стороны никогда не было сомнений.

Дипломат не раз объяснял, что поддержка Украины в противодействии российской агрессии крайне важна для самих Штатов. Рассказал он это и в Конгрессе.

«Помните, весной 2017 года (после избрания Трампа. – ЕП) была масса важных и сложных вопросов в отношении украинской политики США. Отменит ли новое правительство санкции против России? Не будет ли «большой сделки» с Россией с признанием захваченной РФ украинской территории ради ее уступок в Сирии или где-то еще? Признает ли Вашингтон аннексию Крыма? Не превратится ли это в очередной замороженный конфликт?

Тогда я дал согласие на свое назначение, потому что мы с госсекретарем Тиллерсоном договорились, что целью политики США остается восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины и обеспечение безопасности всех граждан Украины», – рассказал дипломат, заверив, что считает эффективной свою работу в должности.

Предвзятость Трампа

Как известно, Волкер подал в отставку после начала скандала вокруг давления Трампа на Украину.

И хотя обвинений, которые имели бы вес в рамках процедуры импичмента, от дипломата не последовало, но то, что он рассказал о Трампе, имеет значение.

Курт Волкер признал: Трамп теряет объективность, когда речь заходит об Украине.

Сначала он даже категорически отказывался встречаться с новоизбранным украинским президентом, несмотря на то, что вся его команда (и Госдеп, и другие чиновники, и специалисты американского Совета нацбезопасности) убеждали его, что эта встреча необходима.

Убедить его члены президентской команды попытались на встрече в конце мая. Рассказ Волкера об этой встрече показал также, что в Вашингтоне возлагали (и до сих пор возлагают) большие надежды на новую украинскую власть, которая, по мнению американцев, способна изменить страну – но Трамп это мнение не разделяет.

«Трамп показал, что у него есть очень глубоко укоренившееся негативное восприятие Украины, основанное на данных об украинской коррупции в прошлом... Мы говорили ему: это изменилось, этот парень (Зеленский. – ЕП) – другой. Но у президента есть очень глубоко укоренившийся негатив. Мы все равно убеждали, чтобы он пригласил президента Зеленского на встречу. В конце концов, он согласился: хорошо, я это сделаю», – рассказал Волкер конгрессменам детали встречи в Белом доме.

Но осуществить это намерение так и не удалось.

Как выяснилось, в окружении Трампа был только один человек, который придерживался другого мнения, и его советов было достаточно, чтобы полностью поменять позицию президента США. Этот человек не занимает должностей в американской системе власти, но является доверенным лицом или даже другом Трампа и имеет на него огромное влияние.

Это – личный адвокат Трампа и бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани.

«Во время этого разговора он ссылался на мэра Джулиани. Мол, то положительное, что мы говорим об Украине, противоречит тому, что он слышал от Руди Джулиани – что украинцы коррумпированы, они все ужасные люди, они «пытались скинуть меня», в смысле навредить кампании на президентских выборах 2016 года», – вспоминал Волкер.

В мнении о том, что Джулиани является ключевым (или одним из ключевых) источников, которые формируют негативное отношение Трампа к Украине, Курт Волкер далеко не одинок.

Об этом упоминали ряд дипломатов, которых уже допросили в Конгрессе в рамках процедуры импичмента. Об этом подробно рассказала экс-посол США в Украине Мари Йованович, показания которой ЕвроПравда опубликовала на этой неделе. Более того, это признал Гордон Сондленд – соратник Трампа, полные показания которого также рассекретил Конгресс.

А еще Йованович и Волкер, судя по их показаниям, сходятся во мнении о том, кто является вторым после Джулиани человеком, который подпитывал недоверие Трампа к Украине и (если говорить прямо, без дипломатических оборотов) подталкивал президента США к шантажу Украины.

Этот человек – бывший генпрокурор Юрий Луценко.

«Боевые заслуги» Юрия Луценко

Конгрессмены обратили внимание на процитированные Волкером слова Трампа об украинцах, которые «хотели его скинуть».

По их просьбе дипломат уточнил: он считает, что источником этих страхов является именно Юрий Луценко, который в начале 2019 года, еще занимая должность генпрокурора, провел в США информационную кампанию, во время которой атаковал посла Йованович и неожиданно признал, что Украина... вмешивалась в американские выборы.

Еще тогда украинские эксперты и дипломаты ставили под большое сомнение правдивость заявлений руководителя ГПУ и предупреждали, что его действия могут иметь очень далеко идущие последствия (особенно учитывая психологию действующего президента США).

Сейчас американские дипломаты подтверждают все эти выводы.

Но есть важная деталь, в которой выводы Волкера и Йованович отличаются от ряда предположений, которые звучали в Украине весной. Тогда многие считали, что Юрий Луценко, как член команды Порошенко, действовал с согласия президента.

В Госдепе США считают иначе.

«Похоже, что Луценко (инициируя этот скандал) действовал для себя, в свою пользу. Ведь он был на пути к отставке с избранием нового президента. Думаю, его главным мотивом было сохранить должность, а также предотвратить расследование его деятельности в должности генерального прокурора. Именно поэтому он пытался стать важным и ценным для Соединенных Штатов, чтобы в итоге США вмешались и не дали уволить его после избрания нового президента», – рассказал, в частности, Курт Волкер на закрытых слушаниях в Конгрессе.

Волкера спросили, есть ли у него основания полагать, что Трамп поверил обвинениям Луценко.

«Думаю, что да. Я знаю, что Джулиани поверил, и я также знаю, что Джулиани докладывал президенту Трампу об этом», – сообщил дипломат.

Волкер убежден, что эта новая волна обвинений подпитала скептическое отношение Трампа к Украине, которое несколько поутихло после 2017 года. Контактируя с Джулиани, который служил каналом донесения информации до Белого дома, Луценко генерировал неприятие Трампом Украины даже вопреки советам его команды.

Именно поэтому, по мнению дипломата, президент США, даже отправив Зеленскому письменное приглашение Белого дома (этот документ обнародовали вместе с показаниями Волкера), так и не согласовал дату визита.

«Хотя он и согласился на встрече с нами пригласить Зеленского, но не очень хотел это делать. И поэтому встреча все откладывалась и откладывалась», – пояснил Курт Волкер.

Интересная деталь: Луценко, окончательно потеряв доверие Госдепа... так и не нашел партнера в лице Руди Джулиани. По крайней мере, Волкер в этом убежден. Он рассказал о своем общении с Джулиани летом в Нью-Йорке. Тогда дипломат попытался убедить адвоката Трампа в том, что не стоит доверять Луценко, поскольку тот слишком часто говорит неправду и просто пытается спасти свою шкуру после смены власти, и неожиданно услышал в ответ, что Джулиани с ним согласен.

«Руди согласился со мной и сказал: «Да, я пришел точно к такому же выводу». Поначалу он верил Луценко, а потом начал дистанцироваться от него. Возможно, потому, что Луценко уже опроверг обвинения, которые выдвигал ранее», – размышлял дипломат на допросе в Конгрессе.

Президентский шантаж

Самое время перейти от Волкера ко второму допрошенному, чьи показания Конгресс рассекретил во вторник – послу США в Евросоюзе Гордону Сондленду.

Сондленд не является профессиональным дипломатом. Он бизнесмен, убежденный республиканец, который во время президентской гонки 2016 года был одним из ключевых доноров кампании Трампа. В прошлом году Трамп назначил Сондленда руководителем американской миссии в ЕС, а весной, утратив доверие к Мари Йованович – неофициально также поручил ему вести чувствительные вопросы на украинском направлении.

И Волкер, и Сондленд во время допроса на прямые вопросы конгрессменов отвечали, что не считают политику Трампа давлением на Зеленского, однако их показания порой противоречили этому.

Один из самых ярких примеров – рассказ Сондленда о том, как в начале сентября он общался с президентом Трампом и спросил, как разблокировать оборонную помощь Киеву, замороженную по его указанию.

«Я задал прямой вопрос: чего вы хотите от Украины? Помню, он тогда был в очень плохом настроении. Поэтому это был очень быстрый разговор. Он сказал: «Ничего не хочу, мне не нужна услуга за услугу. Но я хочу, чтобы Зеленский поступил правильно», – пересказал Сондленд.

В октябре, когда Конгресс допрашивал соратника Трампа в закрытом режиме, он не смог уточнить суть этих странных пожеланий.

Но в начале этой недели, когда выяснилось, что тексты всех допросов становятся публичными, Сондленд неожиданно решил изменить свою позицию и направил в Конгресс письменные уточнения, в которых признал давление Трампа на Украину. Он рассказал, мол, смог вспомнить некоторые детали, а на самом деле вспомнил ключевую.

Трамп выдвигал четкое условие разблокирования помощи Киеву, а также приглашения Зеленского в Белый дом. «Теперь я вспоминаю, как лично разговаривал с (советником Зеленского Андреем) Ермаком, и я сказал, что возобновление американской помощи, скорее всего, не произойдет, пока Украина не выступит с публичным антикоррупционным заявлением, которое мы обсуждали в течение многих недель», – признал Сондленд.

Что требовали от Зеленского?

Детали так называемого «антикоррупционного заявления» также хорошо известны из документов, опубликованных Конгрессом. Его описание совпадает в изложении и Волкера, и Сондленда.

Более того, обнародованы текстовые сообщения, переписка между Андреем Ермаком и Куртом Волкером, где они обсуждают текст этого заявления и конкретные формулировки.

Это требование появилось где-то в середине лета, когда Киев еще не знал о замораживании помощи, но уже чувствовал, что Вашингтон тормозит назначение встречи Зеленского и Трампа, несмотря на письменное приглашение последнего.

Именно тогда в Киев начали поступать сигналы о том, что Белый дом рассчитывает на расследование двух важных для руководства США дел. «Удивительно», но оба требования совпали с тезисами, которые до того звучали от Юрия Луценко во время его «информкампании» в США.

Первое – это так называемое «вмешательство Украины в американские выборы». Второе – это расследование «дела «Бурисмы», а точнее, странного присутствия в совете директоров этой компании Хантера Байдена – сына бывшего вице-президента США и вероятного соперника Трампа на следующих выборах Джо Байдена.

Давление на Украину координировал Руди Джулиани.

Он не только лично контактировал с Банковой по этому поводу, но и определял требования официальных лиц, в том числе Волкера и Сондленда, признали оба должностных лица.

На каком-то этапе, в августе, стороны пришли к конкретике. Киев должен был выйти с заявлением о начале расследования. При этом, как признался Сондленд, была четкое требование о том, что это заявление должен был сделать лично Зеленский, а не, скажем, генпрокурор.

Именно это требование в свое время вызвало возмущение Уильяма Тейлора в его выступление.

Из документов и свидетельств, представленных на закрытых слушаниях, выходило, что Киев, как мог, избегал выполнения этого требования, предлагая то один, то другой компромисс, пытаясь оттянуть выполнение требования и т.п.

Так, 12 августа Банковая дала согласие на заявление Зеленского. Ермак направил Волкеру его текст – российский оригинал и перевод на английский.

Ключевой фрагмент, переданный на согласование в Вашингтон, звучал так: «Отдельного внимания заслуживает проблема вмешательства в политические процессы Соединенных Штатов, в том числе при возможном участии некоторых украинских политиков. Хочу заявить о недопустимости подобной практики. Мы намерены обеспечить и довести до конца прозрачное и непредвзятое расследование... что предотвратит повторение данной проблемы в будущем».

Скажете, что заявление вполне приемлемое и нейтральное? Да еще и без упоминания о Байдене? В том и дело.

«Джулиани сказал, что это неубедительно. Он сказал: если они (Украина) не хотят расследовать именно «Бурисму» и именно (вмешательство в выборы) 2016 год, то о чем мы вообще говорим?» – пересказал Волкер дискуссии об украинском предложении.

Из Вашингтона в ответ передали свой вариант заявления Зеленского, где были четко упомянуты обе важные для Трампа темы – но на Банковой отказались давать ход американскому варианту.

«И я с ними согласился, – рассказывает Волкер. – Поэтому в итоге идея этого заявления просто умерла».

Зе без «зрады»

Это – изложение только ключевых моментов из 800 страниц документов, обнародованных Конгрессом по мотивам допроса Сондленда и Волкера.

Как известно, в конце концов, Трамп и Зеленский все же встретились в Нью-Йорке, хотя Украина и не выполнили требования, которые предъявлялись Трампом и Джулиани в течение всего лета. Эта встреча не стала заменой полноценного визита в Белый дом, а главное – то, что она состоялась уже после официального начала расследование в Вашингтоне, инициированного по жалобе американского госслужащего-обличителя.

В этих условиях о «дружбе» президентов Украины и США было сложно говорить (а учитывая обнародованные данные, не факт, что такая дружба была в принципе возможна).

Но детальные показания Волкера и Сондленда позволяют говорить о том, что несмотря на давление и порой даже откровенный шантаж со стороны Вашингтона, украинская сторона избежала ошибок и не перешла «красные линии». Стремление Зе-команды организовать встречу Зеленского и Трампа не повлекло за собой действий, которые помешали бы двухпартийной поддержке Украины со стороны США.

И, если верить Волкеру, опасные шаги блокировала именно украинская сторона. Это дает надежду, что и в дальнейшем, несмотря на отставку самого Волкера, Киев будет избегать критических ошибок на американском направлении.

И, напоследок, еще одна деталь: Курт Волкер рассказал об одной встрече, которая все же была проведена Украиной из рук вон плохо – но, к счастью, не имела ключевого значения. Это – переговоры в Белом доме между тогдашним секретарем Совбеза Александром Данилюком и его американским коллегой Джоном Болтоном.

«Дело в том, что Александр Данилюк говорил очень бюрократично. Он ушел в дебри реформы спецслужб, СБУ, Минобороны, о том, как они планировали создать новый аппарат СНБО. Но это не уровень разговора с советником по национальной безопасности США! На этом уровне следует доносить значительно более четкие стратегические сообщения вроде: Мы - новая команда. Мы понимаем проблемы в Украине. Мы стремимся их решить. Мы хотим сотрудничать с США. Именно таким должно было быть сообщение от Данилюка, а он просто этого не сделал.

В конце концов, вышла встреча ни о чем, и я считаю, что это была потерянная возможность для Украины».

Этот пример, приведенный Волкером, похоже, свидетельствует еще об одной проблеме Украины, и не только на американской, но и в целом на международной арене. Это недостаток доверия Банковой к украинским дипломатам, с которыми просто не стали советоваться о том, что именно Болтон хочет услышать от украинского коллеги.

И если Зе-команда не начнет исправлять эту проблему, подобные "недоразумения" будут случаться и в будущем.

Сергей Сидоренко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

131