Вступив в жестокий газовый скандал с Украиной, Россия еще более осложнила свои взаимоотношения с Западом. Эту ссору, предметом которой была цена российского газа для Киева - и которая закончилась временным отключением поставок газа в Европу - Москва вела неуклюже и агрессивно, по сути, нанося ущерб самой себе.

Однако ни фактическая сторона дела, ни стремление удовлетворить интересы США не предполагают, что в этом деле можно целиком встать на сторону Киева, как сделала на прошлой неделе госсекретарь Кондолиза Райс. О России очень легко говорить самое худшее, если вспомнить ее историю, нынешние ее шаги, а также внутриполитическую ситуацию в самой Америке, где нападать на русских - всегда самое выигрышное дело. Однако, что бы ни придумали себе американцы, на сей раз факты на стороне президента России Владимира Путина. Нельзя же всерьез предполагать, что Москва будет продолжать фактически финансировать Киев, если сами украинские власти считают, что чем меньше России - тем им лучше.

Конечно, Россия могла бы вести себя гораздо более прилично. Стоило Украине отвергнуть первое объявление о повышении цен, она тут же, разозлившись, подняла их еще на 50 процентов. Российский государственный газовый монополист 'Газпром' с помощью телевидения организовал настоящую провокацию, показывая учения, продемонстрировавшие его решимость действительно отключить поставки топлива соседней стране посреди зимы.
 
Хотя и 'Газпром', и Путин неизменно утверждали, что спор с Украиной носит чисто экономический характер, российские политики и политологи дружным хором заговорили не только о том, что Москва 'наказала за дерзость' президента Украины Виктора Ющенко, но и о том, что таким образом Россия получает возможность повлиять на украинских избирателей и на предстоящих на Украине выборах провести во власть пророссийских кандидатов.

Но самая большая ошибка Москвы была не в этом. Ее самая большая ошибка была в том, что она не учла очевидного факта: как только 'Газпром' не пустил в газопровод ту долю газа, которая должна была достаться Украине, Киев начал (поскольку он уже не раз этим занимался) откачивать идущий по трубе газ для себя, в результате чего объем поставок в Европу резко снизился. Также ясно было, что Европа будет симпатизировать Киеву гораздо больше, нежели Москве.

С учетом сложившихся обстоятельств Соединенные Штаты и Европейский Союз имеют полное право срочно начать с правительством Путина разговор о том, что Россия, если она хочет быть надежным поставщиком и энергетической сверхдержавой, должна принять на себя определенные обязательства. Фактически, они обязаны это сделать. Однако при этом Западу необходимо не забывать о следующих фактах:

Во-первых, Россия потребовала от Украины платить за газ ту же рыночную цену, которую платят европейские страны, не имеющие с Москвой особых соглашений. То, что Россия должна продолжать предоставлять Украине газ по настолько заниженным ценам, что получалось, что на Украине за газ платили меньше, чем в самой России, не было предусмотрено никакими контрактами.

Во-вторых, никто не гарантировал Украине цену в 50 долларов за тысячу кубометров после 1 января 2006 года. Старые контракты основывались на экономическом сотрудничестве с Россией, от которого и отказался Ющенко.

В-третьих, Беларусь действительно платит России даже чуть меньше, чем 50 долларов за тысячу кубометров, однако после того, как 'Газпром' отключил газ ей, Беларусь согласилась передать свой основной газопровод под его контроль. Украина же с этой позиции не отступала ни на шаг.

Осуждая действия Москвы, Райс - и не только Райс - говорила о том, что переход к рыночным ценам должен быть постепенным. Однако это не совсем согласуется с позицией Международного валютного фонда, который (с благословения США) потребовал с Ирака платить за газ втрое больше, хотя там не утихает партизанская война, и который в 90-е годы от той же России потребовал (также при мощной поддержке Соединенных Штатов) провести либерализацию цен, что привело к гиперинфляции и массовой безработице.

Говорить, что Путин не должен вмешиваться, скажем, в ход 'оранжевой революции' на Украине, вполне разумно. Однако вряд ли разумно было бы требовать от Кремля, чтобы он продолжал терять деньги на поддержке политических преобразований, которые Москва считает губительными с точки зрения своих жизненно важных интересов. Нельзя забывать, что поддержку революций, направленных против дружественных России режимов, Ющенко сделал одним из приоритетов своей внешней политики.

А уж считать, что США могут проводить политику, которую Россия считает враждебной, и при этом ожидать, что Россия пойдет на сотрудничество в иранском и северокорейском вопросах, в борьбе с терроризмом и распространением ядерных технологий - это вообще выходит за рамки здравого смысла. Райс ясно дала понять, что она хочет перетянуть Россию на свою сторону против Ирана. Однако с ухудшением американо-российских отношений более вероятным становится и наложение Россией вето на санкции ООН, которые правительство США хочет наложить на Иран.

Москва для США - не самый хороший партнер. Но перед тем, как занимать позицию, которая толкнет ее на то, чтобы вообще перестать быть нашим партнером, надо обязательно хорошо подумать.

Дмитрий Саймс - председатель Никсоновского центра, издатель журнала National Interest.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

4265