Верховная Рада проголосовала в первом чтении за законопроект регионала Виталия Журавского, который вводит уголовную ответственность за клевету. Хотят изменить Уголовный кодекс и давать за публичные обиды существенные штрафы и реальные тюремные сроки. Но есть вероятность, что ко второму чтению парламентарии одумаются и в целом не проголосуют за аресты. Хотя, честно говоря, верится в такие обещания с трудом.

Когда Журавский свою идею только зарегистрировал, его критиковали и свои, и чужие. Обещали, что никогда и ни за что не проголосуют и скатываться к авторитаризму не позволят. И тут на тебе – имеем 244 голоса «за»! Теперь пытаются коллегу оправдать и призывают не спешить с выводами до второго чтения. Правда, некоторые даже не пытаются, а изобретают отговорки и от разговора уходят.

В оппозиции назвали нынешнее голосование первым шагом к цензуре СМИ и считают, что изменить его может только гражданская революция. В профильном комитете законопроект в целом поддерживают, но признают, что с уголовной ответственностью переборщили.

– У нас иногда критика заходит за рамки. И не только в прессе. Это касается взаимоотношений между людьми – все стараются уколоть, обидеть, оклеветать, – рассказал «Комсомолке» регионал Владимир Олейник. – Такое отношение может иметь негативные последствия. Не всегда люди настолько твердые, что говорят – да бог с ним, меня это не возьмет. Есть такие, которые близко к сердцу принимают. Инсульты случаются, репутация подрывается.

Олейник пообещал, что ко второму чтению клевету приравняют к правонарушению, за которое наказывают штрафом или исправительными работами. Обиженному дадут право идти в суд, и там автору статьи, фильма или политической речи придется доказывать, что он говорил или показывал правду. Если доказать не сможет, то заплатит штраф от 8500 до 85 000 грн в зависимости от решения суда. Если заплатить не сможет, обидчику, по предложению Журавского, придется побывать на исправительных работах или в тюрьме. Если из-за публичной клеветы у человека «стойкое расстройство здоровья», то распространителя информации могут лишить свободы на срок от трех до пяти лет.

Проблемы со здоровьем автор законопроекта Виталий Журавский называет основной причиной, из-за которой он написал закон.

– Сегодня любого человека могут опустить ниже плинтуса, довести до инфаркта или отправить на тот свет, а ответственности за это нет! А каждый украинец имеет конституционное право на защиту своей чести и достоинства. Вот этот законопроект и дает такое право, – пояснял Виталий Журавский.

Депутаты от большинства считают, что поднимают уровень культуры общества. Напоминают, что учат жить не только журналистов, но и абсолютно всех граждан. Обещают не забыть и самих себя. Но при этом скромно умалчивают, что защищены неприкосновенностью и в действительности могут говорить практически все что угодно. И правом этим активно пользуются. И, как показывает практика, ничего им за это нет. Разве что обиженный на кулаках вздумает отстаивать свое достоинство.

ЛИКБЕЗ «КП»

Клевета – это распространение заведомо неправдивых сведений, которые позорят честь и достоинство другого человека или подрывают его репутацию.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Парламент подставил президента»

Владимир Фесенко, директор Центра политического анализа «Пента»:

– Законопроект сыграет злую шутку с представителями власти. Оппозиционеры используют его для сокрушительной критики. Парламент подставил президента, которого обвинят в сворачивании демократии и первых шагах к становлению цензуры.

Понимаю и депутатов, которые голосовали за это решение. Некоторые из них обжигались на критике журналистов, хотят в дальнейшем обезопасить себя от «громких» обвинений со стороны СМИ и припугнуть прессу. Мол, триста раз подумайте, нежели что-то сказать или написать.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Дамоклов меч для журналистов

Тарас Козуб

Клевещут ли в украинских СМИ? Несомненно. Врут? Конечно. Обманывают? Безусловно. Но как провести грань между клеветой, которую так стремится запретить Верховная Рада, и критикой, в которой, собственно, заключается высший смысл работы независимых СМИ? И почему эту сложнейшую задачу поручают судам – в момент, когда недовольство судебной ветвью власти и попытки ее реформировать проявляют все остальные ветви? Сможет ли судья, которого перманентно «реформируют» уже третий год подряд, адекватно отреагировать на статью о реформе себя любимого, или рука все-таки потянется к молоточку?

Нет ничего удивительного в том, что Рада проголосовала за закон. Хоть принят он лишь в первом чтении, это очень важный сигнал для журналистов и тех, кто каждый день сталкивается с вопросами свободы слова. «Что бы вы ни писали, как бы ни аргументировали свою точку зрения – мы можем в любой момент доработать закон и принять его, оградив себя от вас» – вот, наверное, главное, что депутаты хотели сказать журналистам. И всему обществу.

Законы, подобные этому, крайне вредны – и вовсе не потому, что за решеткой моментально окажется полтора десятка журналистов. Никто не будет сажать пачками, мы же не в Северной Корее живем. Важен сам прецедент, важно, что любого можно отправить за кривое слово. Грани между клеветой и критикой стираются на глазах.

Кстати, убедительно просим автора закона не считать эту колонку клеветнической. Критикуем…

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
2891 грн.
1789