Пандемия гриппа 1918-1920 годов прошлого века, известного как «испанка», несмотря на существенные различия, очень похожа на нынешнюю ситуацию с Covid-19

Так же, как сейчас мир погружается во вторую волну коронавируса, 102 года назад человечество переживало вторую волну пандемии «испанского» гриппа. Осенью 1918 года «испанка» оказалась самой смертоносной. Несмотря на различие биологической составляющей Covid-19 и «испанского» гриппа, многие эксперты усматривают сходство в динамике развития сценариев обоих пандемий. Так что происходило в мире 102 года назад и какие уроки мы должны извлечь из тех драматических событий?

Смертельная болезнь в завершение смертоносной Первой мировой

«Испанка» стала первой эпидемией глобального масштаба нового времени - пандемией. Ею переболел каждый третий житель Земли. Болезнь с поразительной скоростью распространилась по всем континентам и не задела только две территории: остров Маражо (вблизи Бразилии) и остров Святой Елены. Свое название смертоносный грипп в 1918 году получил благодаря СМИ нейтральной Испании, которые первыми опубликовали информацию о новой болезни. Все остальные страны - участницы Первой мировой войны, заботясь прежде всего о собственном непогрешимом милитаристском реноме, подвергали СМИ жесткой цензуре и не пропускали никаких сообщений об эпидемии.

«Испанский» грипп, вызванный вирусом H1N1, имел несколько фаз. Первая волна «испанки» (весна 1918) была настолько легкой, что в некоторых научных журналах болезнь не называли гриппом. Вторая волна (сентябрь-декабрь 1918), так же как и первая, давала наибольшую заболеваемость среди людей молодого возраста, но отмечалась большей частотой осложнений, прежде всего легких и сердечно-сосудистой системы. Именно за счет этого она была гораздо более злокачественной. В марте-апреле 1919 года произошла третья волна гриппа - значительно слабее чем предыдущая. Окончательно пандемия прекратилась только в 1920 году. «Испанка» поражала прежде всего людей возрастной категории 18-50 лет, а пиковый возраст смертности составлял 28 лет. Против больных работала их иммунная система, и они умирали в результате так сейчас называемого цитокинового шторма, когда излишне реактивная иммунная система может приводить к массивному воспалительному процессу, поражающему легкие и другие органы. Точное число переболевших «испанкой» трудно назвать. Предположительно, это 550 миллионов человек. Умерло же около 25 миллионов (в некоторых исследованиях указывается цифра и 50, и даже 100 миллионов) - больше, чем погибло на всех фронтах Первой мировой войны.

«Испанка» в США: беспечность, которая привела к трагическим последствиям

В США от пандемии «испанского» гриппа умерло 675 тысяч человек (с поправкой на прирост населения на сегодня это было бы примерно 2 миллиона). Американское правительство с самого начала скрывало правду: «Ничего страшного в этой болезни нет, это обычный грипп, только с другим названием». Тогдашний президент страны Вудро Вильсон никогда, ни разу не упомянул про «испанский грипп». В результате погибли гораздо больше людей, чем могло бы. В Лос-Анджелесе весной не было зарегистрировано ни одной смерти от «испанки». Это было довольно мягкое протекание болезни - локальные вспышки без поражающих последствий. Впрочем, были определенные тревожные звоночки, на которые не обращали должного внимания. Например, на одном из армейских пунктов дислокации умерло 5% солдат. Несмотря на успокаивающие внушения власти, люди довольно быстро увидели, что это совсем не обычный грипп - симптомы, с которой протекала болезнь, были шокирующие: быстрое заражение и смерть в течение 24 часов, которая сопровождалась посинением от недостатка кислорода и кровотечениями. В отличие от стихийного бедствия, когда солидаризация была максимальной, в этом случае общество начало разваливаться - каждый отвечал за себя, боялся заразиться. Карантинные меры были введены во многих американских городах, но поздно, когда вирус уже распространился.

Например, в Филадельфии отказались отменять многолюдный парад 28 сентября 1918 года  даже несмотря на то, что накануне на местной военной верфи «испанкой» заболели 600 моряков. Уже через три дня после парада в городе было зарегистрировано 635 новых случаев болезни. Вскоре Филадельфия стала городом с самым высоким уровнем заболеваемости «испанским гриппом» в США. Город фактически находился в состоянии коллапса: некому было даже принести еду больным - все отказывались. Не хватало коек в больницах, катастрофически не хватало медсестер, санитарок, добровольцев. Не нашлось даже четырех добровольцев для того, чтобы забирать тела умерших - городским властям пришлось просить помощи у полиции. В октябре от испанки в Филадельфии умерло более десяти тысяч человек.

Зато в городе Сент-Луис, где соблюдали карантинные меры и отказались от парада и многолюдных собраний, число смертей не превысило 700. Высокой была смертность среди военных с их казармами, а также - среди итальянских иммигрантов в Нью-Йорке, которые жили по десять человек в маленьких комнатах-каморках. Тяжело ударила болезнь и по индейцам Аляски, что привело фактически к исчезновению их культуры. Средняя продолжительность жизни в США, которая в то время составляла 50 лет, уже через год после удара испанки сократилась на 12 лет.

Опыт Швейцарии: поздняя реакция и своевременное исправление ошибок

Даже такая богатая страна как Швейцария оказалась в 1918 году в состоянии глубокого кризиса и фактически на грани гражданской войны. Оказалось, что система здравоохранения развита крайне плохо. Федеральный закон «О эпидемии», который вступил в силу в 1886 году, фактически бездействовал. Сначала он был отклонен на референдуме из-за того, что население с большим недоверием относилось к обязательной вакцинации. (Это, к слову, точно коррелирует с нашими нынешними «молитвами» на референдум. - Ред). К тому же, грипп не был в списке болезней, которые государство должно было обращать внимание. Кантоны воспринимали все рекомендации федерального центра как попытки усилить политическое влияния, и это вызвало сопротивление. Только осенью 1918 года власти распорядились закрыть школы, кинотеатры и рынки, а также ввели обязательную изоляцию зараженных.

1 октября 1918 года вышло постановление, согласно которому врачи должны были сообщать в федеральный центр обо всех случаях заболевания «испанской болезнью». Было принято также решение о повышении заработной платы медицинским работникам, а кантоны получили полномочия помогать тем, кто оказался из-за пандемии без работы. В период распространения гриппозной волны общественная жизнь в Швейцарии фактически прекратилась. Были закрыты школы, вузы, церкви, рынки, театры. Местные СМИ регулярно выходили с напоминаниями о тщательной дезинфекции, в том числе телефонов и соблюдении правил гигиены.

Мир: что зависит от медицины

Это было в нейтральной Швейцарии. А распространению болезни в охваченной Первой мировой Европе способствовали перемещения войск, а также чрезвычайно низкий уровень жизни истощенного войной населения. Но даже и в этих условиях смертность от «испанки» в Европе составляла около 1% общего числа инфицированных, тогда как в других странах этот показатель достигал 5%, а в некоторых азиатских странах - 25%. Все рекорды побила Индия - там в конце 1918 года умерло почти 5 миллионов человек. «Испанка» существенно повлияла на развитие медицины. Если до этого была распространена частная врачебная практика, по сути занимавшаяся обслуживанием состоятельных пациентов, то в процессе борьбы со смертоносной болезнью произошло становление международной системы здравоохранения. В 1919 году в Вене было основано Международное бюро по борьбе с эпидемиями.

Испанка в Украине: история беспомощности и героизма

Вторая волна «испанки» пришлась на время Украинской Державы - правление гетмана Скоропадского. Времена были переходные - тяжелые и смутные, шла ожесточенная борьба за власть, поэтому было не до «испанки». Достаточно показателен пример Одессы. Первые случаи заболевания новым гриппом в Одессе были зафиксированы еще в мае 1918 года. Считается, что болезнь в город «принесли» немцы. Как известно, в конце зимы 1918-го началась австро-немецкая оккупация Украины; в Одессе впоследствии размещался австро-немецкий гарнизон.

К тому же в городе находилась огромное количество мигрантов из России, бежавших от большевиков. Известный врач-патологоанатом Михаил Тизенгаузен, впоследствии заведующий кафедрой патологической анатомии Одесского медицинского университета им. Мечникова, писал в четвертом номере «Медико-санитарного сборника» за 1918 год: «Пандемия гриппа с необычайной силой в Одессе развилась в конце лета 1918 года. Первые случаи смерти были зарегистрированы в конце августа. В течение сентября количество росло и в первых числах октября достигло максимальной отметки: 11 человек в день. Потом смертность начала быстро снижаться, но в ноябре, с началом холодной погоды, количество смертей снова несколько возросло. За четыре месяца в больнице умер 271 человек, все - от пневмонии. Во всех случаях вскрытия были обнаружены воспалительные изменения, имевшие особый, типичный для пандемии 1918 характер геморрагической бронхопневмонии. Ни одна эпидемия в Одессе за последнее время: ни холера, ни чума, ни сыпной тиф, ни оспа не забрали за такой короткий промежуток времени столько жертв...».

Городские власти отреагировала на эпидемию с опозданием. Лишь в сентябре 1918 года была образована специальная комиссия. Всем врачам было предложено отчитываться о каждом случае заболевния «испанкой». Карантин не вводился, занятия продолжались. «Одесский медицинский журнал» писал: «В 1918-1919 годах Одесса переживала две больших беды: жестокую гражданскую войну и не менее жестокую эпидемию «испанского гриппа». Население было дезорганизовано. Санитарное бюро при Городской управе оказалось совершенно беспомощно в борьбе с эпидемией...» 19 октября 1918 года в зале «Скорой помощи» состоялось специальное заседание Общества одесских врачей. Журналист «Одесского листка» сообщал, что в частных беседах врачи рассказывали о неожиданных и странных осложнениях в ходе течения болезни, о смерти в расцвете сил, а еще о том, что статистика ложная - немало смертей списывают на «испанку». Примечательно, что тогда люди панически «боялись открытого воздуха».

От «испанки» умерла звезда немого кино Вера Холодная (правда, есть также версия о ее отравлении). О жертвах грозной болезни писали газеты. В частности «Одесский листок» 6 октября 1918 года: «Вчера от «испанки» умерла учительница немецкого языка женской гимназии... Л.К. Гейнце. Болезнь длилась всего несколько дней, и еще в минувшую субботу женщина была на уроках и жаловалась на общую слабость: «Я боюсь ужасно заболеть «испанкой», я не переживу...»;

«На 28-м году жизни скончалась ординатор университетской клиники Новороссийского университета Мартынова. Она проводила клинические и лабораторные исследования испанской болезни, и сама стала ее жертвой». Стоит заметить, что одесская научная бактериологическая школа была чрезвычайно сильной, и именно ее представитель - ученик Ильи Мечникова Владимир (Маркус-Вольф) Хавкин ( «самый неизвестный человек», как о нем когда-то сказал Антон Чехов) избавил человечество от двух смертельных болезней - холеры и чумы, изобретя против них вакцины, которые в модифицированном виде применяются и сейчас.

2020: Увидеть «лицо» вируса

За последние 102 года медицина достигла впечатляющих результатов, о которых в 1918 году можно было разве что мечтать. Например, в 1918 году считалось, что грипп - результат действия бактериального патогена. О существовании возбудителей вирусов ученые догадывались, но это была лишь теория - вирусы были слишком малы, чтобы их можно было увидеть под оптическим микроскопом. Электронный изобрели только в 1931 году. В 2005 году вирус 1918 году был реконструирован. На сегодня о пандемии «испанского гриппа» написано немало научных трудов, болезнь серьезно исследуется. Что-то прояснилось, а что-то продолжает оставаться тайной. Например оказалось, что убийца миллионов людей в 1918 году не имел серьезных отличий от известных ныне менее опасных пандемических штаммов вируса гриппа ни по одному гену. Оказалось также и то, что «испанка» не была эпидемической «новинкой» 1918 года - предыдущий вариант вируса «проник» в человеческую цивилизацию примерно в 1900 году и «мирно» циркулировал в ограниченных популяциях людей примерно 18 лет. Восстановленный геном вируса «испанки» очень похож на геном вирусов гриппа уток, распространенного на территории США. Поэтому выстраивается и воображаемая цепочка перехода вируса: дикие утки - свиньи - человек. Впрочем, результаты дальнейших исследований стали вызывать больше вопросов, чем давать ответов.

О вынесенных уроках: Власть должна говорить правду - бороться с реальностью, какой бы тяжелой она ни была, легче, чем находиться в состоянии неопределенности и страха

Так какие уроки вынесло человечество из пандемии «испанки»? Во-первых, от болезни погибали прежде всего бедные люди, страдали бедные страны, так же, как выше смертность была в тех странах, где пренебрегали карантинными мерами или вводили их слишком поздно (или рано отменяли). Очень интересен и показателен пример Австралии. Эта страна, так же как и сейчас, 102 года назад быстро ввела очень жесткий карантин, благодаря чему избежала основной смертности во время второй волны «испанки».

Как известно, сейчас, на фоне второй волны коронавируса, Австралия демонстрирует одни из лучших результатов в борьбе с болезнью - по состоянию на 1 ноября в стране не было зарегистрировано ни одного случая зараження Covid-19.

А власти Нью-Йорка осенью 1918 года до последнего не вводили карантин и не закрывали школы. Подобная ситуация наблюдалась там и в 2020 году.

Во-вторых, не стоит думать, что кто-то - та или иная возрастная группа - полностью защищена от болезни. Мутации вируса непредсказуемы и могут привести к массовому заболеванию тех, кто меньше всего ожидал заболеть. Кто мог представить в 1918 году, что будут массово умирать молодые и здоровые люди с сильным иммунитетом?

В-третьих, нужно осмотрительно относиться к непроверенным медицинским препаратам, употребление которых может вызвать существенные осложнения. Терапия первой половины ХХ века была гораздо слабее, чем диагностика. Врачи назначали недавно разработаны новые лекарства и различные масла с травами. У лекарств не было ясной объяснимой теории действия, поэтому иногда они наносили больше вреда, чем пользы пациентам. То же случается и сейчас, когда для лечения Covid-19 рекомендуются те или иные медицинские препараты, которые применяются для лечения других болезней. В качестве примера можно назвать хотя бы гидроксихлорохин - препарат довольно широкого спектра действия, который ошибочно рекламировал от коронавируса президент США Дональд Трамп.

Существует и еще одно очень важное предостережение. Как замечает автор книги «Большой грипп: рассказ о наиболее смертельную эпидемию в истории» - фундаментального исследования о пандемии гриппа 1918-1920 годов Джон Барри, «власть всегда должна говорить правду, даже несмотря на то, что эта правда может быть очень неприятной. Ведь бороться с реальностью, какой бы тяжелой она ни была, намного легче, чем находиться в состоянии неопределенности и страха. Страх, искаженная информация или ее отсутствие, способствуют распространению слухов и невежества, в конечном счете приводит к катастрофическим последствиям. В обществе должно быть доверие - именно на нем основывается положительный результат. Если вам не доверяют - ваши рекомендации будут игнорировать. Коронавирус - это марафон. И человечество должно опередить болезнь. В противном случае оно проиграет».

Светлана Шевцова, Укринформ

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
1567 грн.
223