День расставания с земной жизнью Божией Матери, ее Успение, одновременно сочетает в себе вполне понятную человеческую скорбь с радостью от того, что смерти на самом деле не существует, что Богородица словно бы уснула, чтобы затем пробудиться к вечной жизни и славе.

Как сообщает Центр информации УПЦ со ссылкой на news.church.ua, праздник Успения Богоматери может показаться нецерковному человеку очень странным, поскольку кажется, что христиане празднуют смерть.

«Успение» в переводе с церковнославянского значит «погружение в сон», «мирная кончина, подобная сну», «погребение». Личность Девы Марии, Ее жизнь и Ее успение имеют для Церкви исключительное значение. Ведь в Пресвятой Богородице осуществилась главная цель всего сотворенного бытия: полное единение с Богом. И дело не только в том, что Мария согласилась на воплощение Бога-Сына, полностью подчинив свою волю Божественной. Ее тело соединилось с Богом в Ее утробе. От Ее плоти и крови Христос обрел Свою плоть и кровь. Поэтому и считается, что зачав Богомладенца наитием Духа Святого, Дева Мария воссоединила все творение, весь мир — с его Творцом. Поэтому Церковь так Ее почитает и молится Ей.

Когда Христос страдал на Кресте, он сказал Деве Марии и апостолу Иоанну Богослову: «Это сын Твой, это Мать Твоя». На основании этих слов Спасителя Церковь учит, что в лице апостола Иоанна Богородица усыновила всех христиан. Ее смерть, Ее успение было безболезненным, без всякого телесного страдания, подобно тому, как Она родила Христа — тоже без страданий и болезней. Ее тело не видело истления. На третий день после Ее смерти апостолы обнаружили Ее гробницу и погребальные одежды пустыми. Кстати, по Преданию Церкви, первым это обнаружил апостол Фома, тот самый, который своим «неверованием добрым» еще больше содействовал удостоверению Воскресения Христова.

Разлученная на три дня с телом, затем душа Девы Марии вновь с ним воссоединяется — уже на Небесах, и, воскреснув, Матерь Божья идет в Жизнь Вечную.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время