Рассекреченные показания американских дипломатов об Украине, которые звучат сейчас на импичмент-допросах в Конгрессе США, вновь подняли вопрос: кто же в самой Украине отвечает за внешнюю политику? И не только в контактах с США, но и в целом?

Ответ на него не так прост, как может показаться.

Потому что «международный Зеленский» функционирует принципиально иначе, чем предшественники.

При новой власти нет единого центра генерирования международных идей.

При Порошенко можно было говорить о двух таких центрах – АП и МИД, при этом президентская администрация была явным лидером. При Зеленском их конкуренция не исчезла, но обрела другие формы. А еще добавились новые игроки, которые, на первый взгляд, не имеют отношения к внешней политике.

Появились также «неофициальные каналы» международного общения, и не только с США, но и с Россией. При этом на Банковой порой возникает стремление расширить этот список.

Едва ли не единственное, что осталось неизменным – это то, что последнее слово остается за президентом. И это не метафора, Зеленский действительно определяет вектор и стратегию действий во внешней политике. Вот только и понимание международной тематики, и желание заниматься ею у него сильно отличаются от предшественника.

И есть еще одна, крайне важная деталь. Многим дипломатам, даже послам Украины не хватает понимания стратегии официального Киева. Приходилось даже слышать вопрос: до какой степени можно критиковать РФ, чтоб не получить выговор от Банковой? Ведь такой случай уже был.

Недостаток понимания этого до сих пор отравляет отношения Зеленского и дипломатического корпуса и уменьшает эффективность украинской дипломатии. Хотя есть шанс, что эта проблема, по крайней мере частично, будет исправлена ​​до конца года, когда должно состояться большое совещание послов, а за ним – масштабная ротация топ-дипломатов Украины за рубежом.

Как срывались планы

В мае, меньше чем через сутки после инаугурации, президенту Зеленскому пришлось отменять только что подписанный указ. Это был документ о назначении Елены Зеркаль заместителем главы администрации президента, ответственным за внешнюю политику.

Как известно, причиной конфликта стали персональные мотивы: Зеркаль не считала возможным работать с Андреем Богданом. Тот конфликт привлек внимание украинских СМИ, потому что сделал публичными проблемы, связанные с восприятием Богдана. Однако у этой истории было и другое, внешнеполитическое измерение, оставшееся в тени – но сильно повлиявшее на последующие события.

Дело в том, что внешнеполитическая команда Зеленского в то время была уже сформирована: Пристайко должен был стать министром, а Зеркаль – возглавить внешнюю политику Банковой.

«Выпадение» Зеркаль из этого паззла разрушало его.

Во-первых, в Зе-команде не хватало дипломатов, и готовой замены просто не было. Во-вторых, кандидат должен быть молодым (это требование Зеленского) и подходить Зеленскому по темпераменту. В-третьих, он должен был получить одобрение Пристайко.

Из многочисленных источников приходилось слышать, что для Вадима Пристайко было критически важным не повторить историю времен Порошенко, когда юридически МИД возглавлял министр, а фактически все важные решения, даже кадровые, зависели от внешнеполитического советника президента, Константина Елисеева. В паре с Зеркаль Пристайко был спокоен, что такого не повторится. Они уже работали в команде (оба были заместителями министра Климкина) и были уверены, что сработаются и сейчас.

Найти нового человека, который подошел бы и Зе, и новому министру, оказалось непросто.

Не первый, но и не второй

Кандидатур, которые обсуждались, было очень много, причем в отбор попали не только классические дипломаты. Некоторые отказывались работать на Банковой сами (да, Зеркаль была не единственной), некоторые не подошли руководству ОПУ или самому Зеленскому. И только в середине сентября главный дипломат ОПУ был назначен официально.

Им стал Игорь Жовква, который работал на Банковой еще с 2014 года, но не ушел оттуда со сменой власти, как большинство внешнеполитической команды Порошенко.

Но сохранил ли Пристайко независимость от Банковой, к которой он так стремился? И да, и нет.

Да – потому что МИД наконец лишился той опеки, которая была при Порошенко. Прежде всего – кадровой опеки.

Еще со времен Ющенко действовал указ о том, что Банковая должна согласовывать все назначения дипломатов на значимые должности как в МИД, так и в дипмиссиях Украины за рубежом.

По документам кандидатуры советников в посольствах, начальников управлений в МИД и т.д. согласовывал глава государства. А в реальности своих людей расставлял, конечно же, не президент, а его внешнеполитический советник. При Елисееве эта процедура стала особенно сложной, утверждают дипломаты.

Пристайко такой головной боли удалось избежать. В октябре Зеленский подписал указ, которым сократил согласования до минимума. По данным ЕП, Игорь Жовква, чьи полномочия сократились больше всего, против этого не возражал.

Однако недооценивать вес и влияние Жовквы все-таки не стоит.

По Конституции, внешнюю политику Украины все же формирует президент, и министру нечего этому противопоставить. Поэтому уже сейчас в МИД порой получают указания с Банковой. К тому же возможность дать совет президенту чаще всего есть у того, кто находится рядом ним – и это не министр.

Но главное – то, что своими полномочиями и Пристайко, и Жовкве приходится делиться и с другими членами команды Зеленского.

Теневая дипломатия

«Я отвечаю в офисе президента за США, Россию и Европу», – так в разговорах с ЕвроПравдой европейские политики пересказывают слова Андрея Ермака, помощника Владимира Зеленского. А от тех, кто с ним общался, приходилось слышать о заинтересованности Китаем, Тихоокеанским регионом в целом и другими ключевыми направлениями. Словом, всем тем, что может представлять стратегический интерес.

Впрочем, по данным «Европейской правды», сейчас его сфера ответственности все же имеет пределы.

Ермак до недавнего времени не был связан с дипломатией.

Он работал в международной сфере, но в совершенно ином секторе: на рынке киноиндустрии. Хороший английский, давнее рабочее знакомство с Зеленским, совпадение с ним в идеях и подходах, в том числе крайне негативное отношение к предыдущей власти – все это обеспечило Ермаку место на верхушке Зе-команды. А после потери президентом своего внешнеполитического советника, Елены Зеркаль, переход Ермака к международным делам стал вообще безальтернативным.

Примечательно, что к классической дипломатии Ермак относится крайне скептически.

Те, кто общался с помощником Зеленского, отмечают его разочарование в традиционных переговорах и всем том, чем дипломаты обычно занимаются. Говорят, он убежден, что большинства результатов, к которым стремится Украина на международной арене, можно было бы достичь через дружбу и неформальные договоренности с зарубежными политиками – и потому предпочел бы заменить большинство украинских послов на тех, кто ориентирован на работу не так за официальным столом переговоров, в костюмах и галстуках, как за обеденным столом или за кружкой пива, или чашкой кофе.

Этот подход вызывает у многих непонимание: приходится слышать резонные аргументы, что в большинстве западных демократий это не сработает, да и на Востоке действует далеко не везде.

Но нельзя отрицать, что есть государства, где именно неофициальная работа наиболее эффективна – и ее Украине действительно не хватает. Частью из них помощник президента уже занимается.

Сейчас Андрей Ермак, по данным ЕвроПравды, ведет три международных направления.

Первое хорошо известно всему миру: это «неофициальный канал» взаимодействия с США. Слушания в Конгрессе США в рамках процедуры импичмента президента Трампа не только подтвердили роль Ермака, но и раскрыли немало его деталей.

Переход переговоров на неофициальный уровень был инициативой Вашингтона, и это вполне совпадало со стремлениями Ермака. Поэтому именно он был главным связным Украины на переговорах с адвокатом Трампа Рудольфом Джулиани и с неофициальным связным – послом США в ЕС Гордоном Сондлендом. Именно он вел переговоры о том, что же должен сделать Зеленский для назначения встречи в Белом доме и т.д.

И здесь надо отметить: несмотря на отсутствие дипломатических пунктов в резюме Ермака, на этом треке Украина не ошиблась. Несмотря на давление, Зе-команда не стала подыгрывать Трампу во внутренней политике. И, к слову, в офисе Зеленского эту работу Ермака оценивают очень положительно.

Второе направление работы Андрея Ермака – переговоры с Россией по Донбассу и обмену пленными.

Этим помощник президента занимался с самого начала. Возможно, причина была в том, что из своего киношного прошлого Ермак принес на Банковую актив, которого нет в распоряжении классических дипломатов – знакомства среди московской элиты.

Так или иначе, именно он ведет в ОПУ переговоры с РФ; он присутствовал на телефонных разговорах Зеленского с Путиным (к слову, Пристайко это удавалось не всегда – как уверяют, из-за несовпадения графиков).

Но главное: он отвечает за два формата переговоров, о которых большинство украинцев и не слышали.

Это форматы Ермак – Сурков и Ермак – Козак. Активным сейчас является последний.

Российский вице-премьер Дмитрий Козак находится под санкциями Евросоюза и США из-за своей прямой причастности к аннексии Крыма; он до сих пор ответственен за вопросы Крыма в правительстве РФ. А еще Козак с недавних пор отвечает за Молдову (где пророссийские силы в конце концов взяли под контроль правительство) и во многом – за Украину.

Именно он курировал переговоры об обмене и о передаче Украине захваченных военных кораблей.

На этом треке работой Ермака президент, вероятно, тоже доволен, ведь результаты есть.

И, наконец, третий трек Ермака – это «Нормандский формат» и все, что с ним связано – включая стратегию действий на Донбассе, разведение и т.д.

Причем, в отличие от двух предыдущих треков, здесь помощник президента действует не самостоятельно, а в связке с Пристайко. Потому что одной лишь неформальной дипломатией «нормандские переговоры» не обеспечить.

А теперь стоит напомнить о том, о чем говорилось в начале – говорят, Андрей Ермак заинтересован вести больше тем. Видимо, поэтому он сопровождает Зеленского в поездках, которые якобы и не входят в его сферу ответственности – таких как визит в Японию или встреча с Лукашенко в Житомире. Однако по состоянию на сейчас ЕвроПравде не удалось найти доказательств его прямого влияния на политику в отношении Китая или Евросоюза.

Хотя косвенное влияние есть, и оно связано с тем, как принимаются решения по внешней политике в Зе-команде.

«Услышу каждого»

Стоит добавить, что это не полный перечень тех, кто отвечает за внешнюю политику в команде Зеленского и даже в офисе президента.

После смены власти не только сохранил, но и нарастил влияние непотопляемый Руслан Демченко.

Этот дипломат еще со времен Ющенко входит в перечень тех, кто принимает решения во внешней политике. При Януковиче его вес был наибольшим – тогда он отвечал не только за российский вектор, но и формировал более широкую повестку дня, работая в должности первого заместителя главы МИД.

После Революции достоинства он был вынужден уйти из МИД, но Порошенко забрал его на Банковую, на российское направление. Для этого экс-президент даже пошел на нарушение закона о люстрации в отношении Демченко. При Зеленском дипломат остался на этом же направлении – он отвечает за Минские переговоры. Говорят, что за то, чтобы его оставить, выступил Леонид Кучма.

Несмотря на скандал в Верховной Раде, сильным игроком остается Богдан Яременко. У него формально нет должности на Банковой – но он сохраняет там авторитет. И даже когда/если Яременко все-таки снимут с должности председателя парламентского комитета по иностранным делам, его влияние упадет незначительно.

В СМИ уже попали сведения о встрече внештатного советника президента Игоря Новикова с американцами. По данным ЕП, Новиков советует именно на американском направлении. Была идея назначить его послом в США, что усилило бы его товарища Ермака, закрепив за ним одновременно и официальный, и неофициальный треки работы с Вашингтоном, но это решение не было принято. Зеленский остановил свой выбор на другом кандидате.

Также влияние на международные дела, в частности по вопросу НАТО, есть у министра обороны Андрея Загороднюка. До отставки пытался вести свою игру секретарь СНБО Александр Данилюк…

Но есть и другие игроки, к которым прислушивается президент в международных вопросах.

В этом Зеленский принципиально отличается от Петра Порошенко.

Прошлый президент четко закреплял за советниками направления, которые они ведут. Условно говоря, тот, кто вел переговоры об обмене, не имел права даже поднять вопрос разведения или Азова – Порошенко такие попытки пресекал. Это, к слову, наносило ущерб президенту, потому что закрывало его в «пузыре», из-за чего информационные провалы, как правило, не привлекали его внимания.

Действующий президент впадает в другую крайность. Он слушает всех по всем вопросам.

Условно говоря, он может спросить и выслушать совет по международке у ответственного за энергетику или финансы – и этот совет будет услышан и, возможно, даже воплощен.

В первое время после избрания Зеленский даже попадал из-за этого в неприятности – как это произошло, например, с приглашением для пророссийского президента Молдовы Игоря Додона (!). После на Банковую поступило достаточно объяснений, почему этого делать не надо, и пока об идее встречи с Додоном решили «забыть».

Но некоторые поспешные действия имеют далеко идущие последствия.

История недоверия

27 июня 2019 года пресс-служба президента объявила об экстренном брифинге Владимира Зеленского, на котором он неожиданно и крайне эмоционально выдвинул обвинения в адрес тогдашнего министра иностранных дел Павла Климкина.

Причиной для критики, напомним, стала очередная нота украинского МИД с требованием к РФ отдать пленных. И хотя такое письмо к РФ было далеко не первым и не содержало каких-либо новых элементов (впоследствии Климкин опубликовал его текст), Зеленский обвинил министра во вредительстве. «Специалисты и дипломаты говорят, что такие действия могут поставить под угрозу возвращение наших моряков», – пояснил он.

Для большинства наблюдателей это был лишь эпизод формирования новой власти. Напомним, тогда была в разгаре парламентская кампания. Президент и старый парламент были в неприкрытой конфронтации; Рада дважды отказалась менять главу МИД, хотя эта сфера является «президентской».

Однако для многих дипломатов инцидент на Банковой стал поворотным моментом.

Ведь если отбросить лирику, то Климкина наказали за несанкционированную критику в адрес государства-агрессора – хотя МИД тогда действовал в полном соответствии с существующей практикой.

Так ли можно критиковать Россию при новой власти? До какой степени? Что разрешено делать украинским послам без угрозы получить наказание?

Четкого ответа на эти вопросы не знали ни украинские послы, ни тогдашнее руководство украинского МИД.

И то, что президент сам начал избегать критики россиян, не прошло мимо внимания дипломатов.

Назначение полноценного министра иностранных дел, Вадима Пристайко, несколько сгладило проблему – но только отчасти.

Понимания до сих пор недостаточно. Нечего и говорить, что работа с оглядкой на вопрос «а не накажут ли меня» не добавляет эффективности украинской дипломатии.

И с этим обязательно нужно что-то делать.

Сейчас в МИД есть идея провести в конце декабря большое совещание послов – то есть собрать в Киеве всех действующих (и, вероятно, ряд следующих) послов Украины, чтобы объяснить им, какова же стратегия Киева в противодействии агрессии РФ, чего мы хотим на Донбассе. И, наконец, кем является Россия для Украины.

Пока эта встреча не подтверждена. Похоже, что окончательное согласие появится после «нормандской встречи» (или тогда, когда результаты этой встречи можно будет предвидеть). Потому что до тех пор на указанный выше вопрос, похоже, не может ответить даже Банковая сама себе.

И напоследок. Выше недаром упомянуто о необходимости пригласить «следующих послов».

Очень скоро произойдет масштабная замена послов Украины за рубежом.

По данным ЕП, будут освобождены и назначены около 20 руководителей посольств. «Зрады» тут нет – послы рано или поздно должны меняться.

Назначения, в частности, ждут послы в США, НАТО, Совете Европы (должности вакантны, и кандидатуры новых послов уже определены) и представитель в Евросоюзе (по данным ЕП, решение по новому послу не принято).

Среди послов, назначение которых ожидается, есть и абсолютно положительные кандидаты, и те, которые, вероятно, вызовут критику, но те варианты, о которых известно ЕвроПравде, объединяет одно: везде послами должны стать опытные дипломаты. Поэтому в ситуации, когда трендом становится неофициальная, «нестандартная дипломатия», а подходы предыдущей власти отвергаются, МИД пока еще остается островком последовательности.

И это не может не радовать.

Сергей Сидоренко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

131