Серьезный бизнес давно не верит на слово, он анализирует действия и принимает взвешенные решения, идя лишь на оправданный риск. Когда обещания политиков расходятся с действиями, оценивают действия, а не слова. Поэтому расчет власти на привлечение серьезных денежных вливаний извне в экономику вследствие приватизации целого ряда крупных объектов может не оправдаться, если параллельно предпринимается попытка реприватизации «Укртелекома». Второй по стоимости приватизации государственной компании за 28 лет независимости, переданной в частную собственность.

Для бизнеса принцип верховенства права имеет вполне конкретное проявление: их право собственности гарантированно защищено от любых посягательств, а в случае нарушения они получат адекватную компенсацию. Именно поэтому во всем цивилизованном мире верховенство права является залогом экономической стабильности и инвестиционной привлекательности страны. Именно поэтому любая реприватизация — тревожный сигнал для всех действующих инвесторов и, тем более, для потенциальных. Будут ли крупные компании выделять средства на приобретение земли или госпредприятия, если завтра эту землю смогут отобрать, например, по новому закону или по надуманным «нарушениям» договора купли-продажи объекта? Ответ на этот вопрос понятен для всех игроков рынка, и, наверное, для власти тоже. Зная его, несложно понять, что анонсированные внедрение рынка земли и проведение большой приватизации под угрозой срыва. Без верховенства права — никакие политические заверения не сработают, и этот опыт мы уже проходили ранее.

Особую опасность для инвестора составляет то, что вопрос соблюдения принципа верховенства права в Украине часто лежит не в правовой, а в политической плоскости. Соизволило политическое руководство страны жить по закону — получай защиту, захотело иначе — найдутся тысячи причин, чтобы право собственности проигнорировать. Вопреки принципам, международным обязательствам, экономической целесообразности, да и здравому смыслу в целом. Например, юридически веских причин для инициирования вопроса реприватизации «Укртелекома» нет. Это очевидно всем участникам затянувшегося  процесса и внимательному наблюдателю. Однако кем-то было принято решение, и вот уже третий год, по третьему кругу, в судах рассматривается дело о расторжении договора купли-продажи оператора связи. Истцом в деле выступает орган власти, который должен обеспечить эффективное управление госсобственностью — Фонд государственного имущества Украины (ФГИУ). При этом Фонд не только дает плана развития компании, которую намеревается вернуть в госсобственность, он даже не может обосновать необходимость такого возврата. Все, что вменяется ответчику (ООО «ЕСУ», приобретшему убыточное госпредприятие и уже на второй год выведшему его в прибыльные), — якобы невыполнение двух условий приватизационного договора из более чем 50-ти. И хотя надуманность предлога очевидна, этих формальностей оказалось достаточно, чтобы начать судебные тяжбы.

Первое спорное условие касается создания и передачи в государственную собственность выделенной телекоммуникационной сети специального назначения. Еще в период, когда «Укртелеком» находился в собственности государства, компания обеспечивала державе правительственную и надежную защищенную связь. В 2010-м году государство приняло решение возложить на инвестора этой компании строительство сети защищенных каналов для госорганов, которая, по сути, смогла бы заменить сам «Укртелеком». Сегодня, однако, это выглядит уже утратившим свою актуальность.

Напомним, что министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет в своем недавнем интервью предложил заменить защищенную стационарную телефонная связь специальным электронным приложением. Чиновник имеет в виду как раз защищенные линии стационарных телефонов, которые используют чиновники для общения с президентом, премьером и спикером Рады. Дубилет отметил, что такая система стоит государству миллиарды гривен ежегодно. Он добавил, что уже обсуждал эту идею с вице-премьером, министром цифровой трансформации Михаилом Федоровым и другими экспертами.

«Я считаю, это довольно странная вещь. Надеюсь, вскоре мы сможем сделать так, чтобы вместо таких телефонов было приложение», - заявил Дубилет. Министр считает, что новое приложение могло бы делать связь даже более защищенной благодаря методам шифрования.

Но вернемся к нашей теме. В части несоблюдения ООО «ЕСУ» условия договора касательно создания и передачи государству сети спецназначения Верховный Суд в решении от 28 августа с.г не согласился с доводами Фонда. Он сослался на то, что судами предыдущих инстанций было установлено надлежащее выполнение обязательства по обеспечению создания сети спецсвязи в соответствии с основными техническими условиями, что подтверждается в том числе актом выполнения основных технических требований и готовности сети к эксплуатации, подписанным комиссией в составе представителей ПАО «Укртелеком» и Госспецсвязи еще в 2013 году. Да и фактически прямых и косвенных доказательств использования госструктурами спецсвязи достаточно. Примечательно, что еще в 2014 году актом текущей проверки выполнения условия договора купли-продажи «Укртелекома» Фонд сам подтверждал выполнение условия о создании такой сети.

Верховный Суд сослался на то, что ООО «ЕСУ» принимало необходимые меры для обеспечения передачи спецсвязи в государственную собственность, и то, что фактически ею владеет и использует Госспецсвязи. Для него не оказался веским аргумент, что стороны не подписали акт приема-передачи, предусмотренный Порядком безвозмездной передачи в государственную собственность выделенной телекоммуникационной сети специального назначения, утвержденный в мае 2015 года, то есть после того как сеть была создана. Эти выводы суда – абсолютно в рамках практики ЕСПЧ касательно предсказуемости и прозрачности управления.

Другая претензия связана с объемом инвестиций в объект. По договору купли-продажи, за пять лет инвестиции в «Укртелеком» суммарно должны быть не менее, чем 450 млн долларов США. Какие это инвестиции, договор не уточнял.  Мало того: договор вообще не определили эти инвестиции как обязательство покупателя.

Согласно позиции покупателя, в  развитие «Укртелекома» было инвестировано на порядок больше -  свыше 800 млн долларов США. Эти объемы инвестиций подтверждаются отчетом аудитора, предоставленным ответчиком в суд. То, что это обязательство выполнялось (хоть и могут быть различия в подсчетах),очевидно само по себе: на второй год нахождения в частных руках компания, до этого стабильно убыточная, показала доход, и с каждым годом увеличивала прибыль. Что считать инвестицией, и должен ли был вносить ее исключительно новый собственник — это и есть вопрос, на который сейчас Хозяйственному суду г. Киева необходимо будет найти однозначный и аргументированный ответ. Резонный вопрос: может ли претензия лишь к одному из более чем 50 инвестиционных условий быть поводом для реприватизации актива? Факт нарушения условия без существенных непоправимых негативных последствий для другой стороны не может быть причиной для признания сделки недействительной или ее расторжения по причине неисполнения. Верховный Суд Украины еще в 2013 году сказал (постановление по делу № 6-75цс13), что, кроме наличия существенного нарушения договора, судам необходимо устанавливать также наличие ущерба, причиненного нарушением другой стороне; выяснить, является ли действительно существенной разница между тем, на что имела право рассчитывать сторона, заключая договор, и тем, что она в действительности получила. И с тех пор судебная практика по этому вопросу не менялась. Если посмотреть на условия договора о приватизации «Укртелекома», то ответ очевиден: вместо постоянно дотируемого предприятия государство получило: телекоммуникационную сеть специального назначения, более 10 млрд грн платы, динамичного и конкурентоспособного игрока рынка и регулярные поступления в бюджет с налогов, уплачиваемых «Укртелекомом» с прибыли, его сотрудниками с зарплат, а также других обязательных платежей и взносов в бюджет.

При этом юристами Фонда попросту игнорируются доводы о полном исполнении других условий договора. То, что требует ФГИУ в суде сегодня, сравнимо, образно говоря, с требованием отрезать руку, только потому, что в палец попала заноза. И если чиновникам ФГИУ неинтересно анализировать последствия, то судам надо будет это сделать и поставить точку. И чем раньше, тем лучше – и для судов, которым необходимо возвращать доверие общества, и в целом для государства, заявившего о намерении показать небывалый прирост ВВП и скачок экономического развития. Ведь без защиты права собственности эта цель так и останется утопией.

К этому судебному процессу сегодня приковано внимание всех потенциальных инвесторов, ожидающих старта «большой приватизации». Они хотят наперед знать ответ на вопросы: не отберут ли  завод или компанию в Украине через три года после приватизации? Смогут ли национальные суды в Украине защитить  право собственности, если государство в какой-то момент передумает или «подыщет» нового инвестора? Без правильных ответов на эти вопросы иностранные инвестиции останутся за границей. Никто не будет тратить больше, чем сможет безболезненно потерять, а это уж точно не ожидаемые многомиллионные инвестиции.

И чем дольше хозяйственные суды сохраняют интригу, чем дольше рассматривают дело, тем меньше шансов на то, чтобы инвесторы приняли решение в пользу вливания в экономику Украины, а не другой соседней страны, где правила игры понятны и гарантированны. Это важно и для государства сегодня, ведь пока инвестор еще присматривается к Украине, и для самого бизнеса. Годы судебных тяжб, очевидно, плохо сказываются на компании. В мире динамично развивающейся инфраструктуры любое промедление чревато потерей рынка. И то, что мы сегодня видим вокруг «Укртелекома», это подтверждает. Такие длительные простои почти невозможно наверстать технологически и сложно компенсировать материально. Чтобы быть конкурентноспособным на рынке телекоммуникаций, необходимы инвестиции. А чтобы были инвестиции, необходима ясность в правах собственности.

Сейчас Украине, чье экономическое развитие напрямую зависит от того, поверит ли в нее инвестиционное сообщество, надо быть максимально осторожной в своих действиях по отношению к тем, кто уже вложился в экономику страны. Потому, прежде чем настаивать на возврате «Укртелекома» в госсобственность, Фонду было бы целесообразно предоставить подробный экономический расчет того, почему это выгодно государству. В нем следует отобразить плановые расходы на компанию, ожидаемые доходы, источники финансирования, а заодно не забыть включить в расходную часть и те недополученные инвестиции, которые не зайдут в страну, где под формальным предлогом забирают частную собственность. И Фонд это обязан сделать –  если мы говорим о новом подходе к управлению госимуществом и большой приватизации, а не саботаже этих процессов.

Сейчас, когда суды начали третий круг рассмотрения дела «с нуля», когда, уже вроде бы как понятно, что именно надо изучить и каким доказательствам дать оценку в рамках этого дела, когда все ждут проявления реальной независимости судебной власти, у национальных судов есть прекрасная возможность продемонстрировать, что они — власть, что они способны ставить точки в многолетних резонансных спорах, что могут и в таких делах принимать решения в правовом, а не политическом ключе.

Дмитрий Товстенко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

35