В Министерстве здравоохранения хотят дать бой пьянству и наркомании среди школьников и их родителей. Правда, на первых порах действовать решили осторожно и для начала ввести лишь блок профилактических работ с папами и мамами учеников. Происходить данное мероприятие будет в медучреждении, куда родители приводят своих детей на ежегодный плановый осмотр.

Итак, согласно предписаниям Минздрава, теперь не только ученики будут заглядывать в кабинет к педиатру или врачу общей практики, но и взрослые. Им медик будет выдавать несколько анкет. В них родитель должен будет ответить на ряд вопросов о себе, своем ребенке и его поведении. После того как папы и мамы расставят «галочки», они вправе сложить бумаги и совершенно спокойно спрятать анкеты к себе в карман. А могут отдать медикам – все зависит от их доброй воли. Но даже если родитель решит оставить анкеты при себе, врач все равно будет обязан рассказать, что значат ответы на те или иные вопросы, дать рекомендации относительно отношений с ребенком. В случае передачи мамой или папой бумаг лекарю он будет обязан изучить информацию. «Если он увидит, что факторы риска (употребление алкоголя, наркотиков. – Ред.) существуют, то должен будет привлечь врача-нарколога, детского невролога или детского психиатра, чтобы комплексно помочь семье и нивелировать факторы риска», – рассказала начальник управления охраны материнства и детства Министерства здравоохранения Алена Терещенко.

Сдать все явки и пароли

Итак, чтобы выяснить, кто курит, а кто пьет, и дать по этому поводу дельный совет, Минздрав разработал несколько опросников. Первый – для родителей самых маленьких – учеников в возрасте от шести до восьми лет. «Если в семье есть негативные примеры употребления наркотиков или алкоголя, то, к сожалению, это может быть фактором риска, что ребенок тоже употребляет или будет употреблять алкоголь и наркотики в будущем», – пояснила Алена Терещенко.

Сначала анкета для родителей малышей кажется простой. Мамы и папы должны ответить, рассказывает ли ребенок о своих делах в школе, интересуются ли взрослые жизнью чада, а также есть ли в семье четкие правила по употреблению алкоголя и наркотиков (!). Чем больше «да» скажут родители, тем меньше рисков для подрастающего поколения. Во второй части анкеты – вопросы посерьезнее, касающиеся уже психологических особенностей малыша. Взрослый должен ответить, знает ли ребенок, что такое «давление» со стороны других людей, и умеет ли он «эффективно переживать неудачи».

Для родителей школьников в возрасте от 9 до 18 – свой опросник. Он уже больше похож на пособие по разоблачению юных алкоголиков и наркоманов. Папы и мамы должны ответить, происходят ли резкие перемены в поведении ребенка, есть ли у него на руках следы от инъекций, пропадают ли из дому вещи и деньги, находят ли они в доме шприцы, иглы и резиновые жгуты. И, конечно, немного вопросов по психологии – что любит читать ребенок, какую музыку слушает, о чем мечтает. Если мама или папа этого не знают – пора поинтересоваться, советуют в Минздраве. К обеим анкетам – для родителей самых маленьких и школьников постарше – прилагаются блоки с рекомендациями. В них мама или папа могут узнать, как эффективно общаться с ребенком, на какие темы важно говорить и т.д.

Домохозяйка Олеся, мама первоклашки, такой инициативе только рада. «Многие родители думают, что заниматься воспитанием должна только школа. Или что достаточно показать ребенку алкоголика, чтобы он испугался и понял, что злоупотребление спиртным – это зло. Данные Минздравом рекомендации развенчивают эти мифы. Я сама помню, как в школе нас водили на фильм «Реквием о мечте» – о наркоманах. Мы тогда много смеялись, думали, что это слишком далеко от нас. Потом некоторые мои одноклассники, родители которых не очень добросовестно занимались их воспитанием, сами начали злоупотреблять алкоголем, принимать наркотики. Думаю, если бы их папы и мамы уделяли им больше внимания, такая проблема не возникла бы», – рассказала она.

Директор Международного гуманитарного центра «Розрада», кандидат психологических наук Валентина Бондаровская после изучения анкет также отметила, что рекомендации составлены хорошо. Но в самих опросниках, по ее мнению, есть огрехи. «Родители не смогут точно ответить, уважает ли себя ребенок. Они не знают. Тут нужны ситуативные вопросы, например, как ваш сын или дочь реагирует на ту или иную ситуацию. Только исходя из таких ответов, можно будет сделать вывод, уважает ли себя ребенок или нет», - подчеркнула она.

Честно врешь?

Дурной пример, как известно, заразителен. Особенно, если его подают взрослые. Поэтому чиновники Минздрава разработали специальную анкету для тех родителей, которые употребляют алкоголь или наркотические вещества. А поскольку абсолютно непьющие люди у нас встречаются не часто, то опросник, очевидно, придется заполнять очень многим папам и мамам.

Чтобы выяснить, насколько эффективны анкеты на практике, отдаем текст опросника 27-летнему предпринимателю Николаю, отцу шестилетней дочери. После первых пяти вопросов он начинает заметно раздражаться. «Часто ли вы обещали себе и не выполняли обещание контролировать употребление алкоголя? Возникает ли у вас желание и дальше выпивать, тогда как ваши друзья считают, что им достаточно?» – зачитывает он вслух. «Никогда не докатывался до того, чтобы обещать себе не пить! А что касается продолжения «банкета», то это зависит от того, с кем пить. Моя жена, например, по состоянию здоровья не может осилить больше одного бокала вина. Бывает, она пьет сок, а я дальше «праздную». И что в этом плохого?» – удивляется Николай. И подводит итог: анкета ему не нравится.

Опрошенные ForUm’ом специалисты тоже оказались не в восторге от блока вопросов для взрослых. «Анкета, заполняемая мамами и папами, на мой взгляд, не будет информативной. Четко сказать, есть ли проблема, можно только при личном контакте», –утверждает врач-психиатр Павел Дупленко. Его поддерживает Валентина Бондаровская:

«Родители правду не скажут. Классический пример – алкоголик всегда будет всех уверять, что он может бросить пить в любой момент. То есть такие вопросы нельзя задавать прямо, с предполагаемыми ответами «да–нет». Правильнее было бы составить пятифакторную анкету, где предусмотрены варианты «иногда», «редко», «часто». То есть по примеру социологического опроса», – подчеркнула психолог. По ее мнению, запутать родителей может и нечеткая формулировка вопросов. «Например, «Привычно ли для вас пить много алкогольных напитков после обиды, неприятностей или трудного рабочего дня?» Спрашивать, много или немного пьет человек, – нелогично, потому как «много» в понимании одних – это сто грамм, других – не меньше литра», – отметила она.

Синица, которая лучше журавля

Согласно данным Украинского института социальных исследований им. А.Яременко, 76% украинских подростков употребляли алкоголь на протяжении последнего года. «При этом девушки не отстают от юношей», – рассказала на одной из пресс-конференций директор института Татьяна Бондарь. Проблема налицо, что и объясняет стремление Минздрава обратить внимание родителей на курящих и пьющих подростков. Правда, кандидат медицинских наук, врач-психиатр и нарколог Андрей Карачевский считает, что правильнее всего не говорить о негативе, в данном случае – об алкоголе и наркотиках, а давать позитивный посыл. Например, популяризовать здоровый образ, занятия спортом. «Конечно, хорошо, что хоть что-то у нас пытаются сделать. Но для эффективной работы с детьми в этом направлении, должна быть соответствующая служба. А ее в Украине, увы, нет», – сокрушается он.

Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка Юрий Павленко в комментарии ForUm ’у признал, что о дним только анкетированием проблему употребления алкоголя и наркотиков среди молодежи решить невозможно. «Такая программа важна, потому что уровень употребления алкоголя среди нашей молодежи достаточно высок. Естественно, государство должно реагировать на эти вызовы. И в этой ситуации профилактическая работа – не просто важна, она необходима. Главное, чтобы все это не превратилось в профанацию. Но, кроме того, должен быть еще принят целый комплекс мер, которые будут касаться физического воспитания в школах и во внешкольное время. Нужно проводить лекции о здоровом образе жизни, развивать внеклассное образование», – отметил он.

При этом детский омбудсмен также отметил, что программа содержит в себе подводные камни. В частности, посредством анкет может быть разглашена конфиденциальная информация об учениках и их родителях. «Нельзя отдавать эти анкеты детям, чтоб они передавали их папам и мамам. Формальность тут может загубить всю идею, породить недоверие к этой программе», – подчеркнул Юрий Павленко.

То, что тайное и очень личное может стать явным из-за чьей-то халатности, предупреждает и профессор, заведующий кафедрой психологии, педагогики и конфликтологии Национального университета «Киево-Могилянская академия» Андрей Гирнык. «В своей практике я сталкивался со случаями, когда школьные психологи не придерживались норм этики исследований и разглашали полученную информацию педагогическому коллективу школы. Поэтому крайне важна квалификация тех, кто будет работать с анкетами», – подчеркнул он. Стоит ли говорить, какой стресс может пережить ученик, если его одноклассники узнают, что его родителей «трясет» по утрам или у них случаются провалы в памяти.

Впрочем, в Минздраве приводят свои аргументы в пользу анкетирования – родители будут заполнять опросники в медицинских учреждениях, а не в школах, поэтому риск «утечки информации» намного снижается. И что самое важное – родители, как мы писали выше, не обязаны отдавать заполненные анкеты. А вот послушать советы опытного врача никогда не будет лишним. Главное, чтобы мамы и папы были готовы внимать рекомендациям медика, а не начинали уверять, что с их детьми «такое никогда не случится».

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2898