Кандидат философских наук, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко является одним из тех немногих украинских политологов, который не торопится попасть в парламент в качестве слуги народа. Впрочем, он не осуждает своих коллег за отстаивание активной политической позиции в рядах той или иной парламентской фракции и надеется, что это улучшит качество работы высшего законодательного органа страны.

В интервью корреспонденту ForUm’a Фесенко проанализировал последние политические события в Украине и, среди прочего, спрогнозировал, что за время каденции нового парламента в нем могут поочередно появиться несколько разных форматов коалиции.

- Как Вы считаете, объявление перерыва в работе Верховной Рады - признак того, что «оранжевые» не смогут сформировать коалицию?

- Напротив. Возникшая двухнедельная пауза в работе нового парламента говорит о том, что только сейчас, наконец, начались реальные переговоры, которые все полтора месяца до этого толком не проводились. Шла тактическая борьба, информационная перепалка между потенциальными участниками коалиции, а переговоров не было.

Данный перерыв говорит и о том, что у потенциальных участников коалиции появилось желание договориться. Впрочем, в любом случае остается сомнение, договорятся ли.

Кроме того, «Наша Украина» и БЮТ играют на затягивание времени. Мне эта коалиционная эпопея напоминает забаву автомобилистов-экстремалов, когда два водителя на большой скорости едут навстречу друг другу и проигрывает тот, кто свернет первым, у кого раньше нервы сдадут. Вот нечто подобное мы наблюдаем и в коалиционном процессе. «Наша Украина», видимо, тянет время, вынуждая БЮТ пойти на кадровые и программные уступки. БЮТ в свою очередь понимает, что «Наша Украина» может опасаться роспуска парламента и тоже не спешит, подталкивая «Нашу Украину» к уступкам в тот момент, когда отступать уже будет некуда.

- А если с «дороги» не свернет ни один «экстремал»? Парламент же просто распустят!

- Это возможно, однако в политических кулуарах и в экспертных кругах живо обсуждается версия, согласно которой и коалиция может быть не создана, и парламент может быть не распущен, потому что Президент может распустить парламент, но не обязан это делать. Более того, в Конституции сказано, что прежде чем распустить Верховную Раду, Президент должен провести консультации с лидерами фракций и со спикером, а спикера пока нет. Поэтому, ситуация остается неопределенной: хотя реальные переговоры между «оранжевыми» начались, и вероятность достижения коалиционного соглашения остается достаточно высокой, но далеко не стопроцентной.

- Не выгодна ли эта пауза в ВР и действующему правительству, которое действует все время формирования коалиции? Ведь Кабмин уже успел заявить, что приставку и.о. перед фамилиями министров писать незаконно…Это правительство будет «вечным»?

- Ничего вечного в этой жизни не бывает. Вышеназванный вариант (ни коалиции, ни роспуска парламента) может присутствовать в качестве политической технологии сохранения правительства Еханурова, пусть и в статусе «и.о.». Но я не думаю, что это сработает, потому что слишком многие заинтересованы в том, чтобы не было вечных «и.о.». К тому же Президент в любой момент может воспользоваться своим правом роспуска парламента. И у депутатов будет работать инстинкт самосохранения.

Думаю, что Президент и сам Ехануров должны понимать, что Кабмин в статусе «и.о.», какие бы пресс-релизы правительство не выпускало, не в полной мере легитимен. Иллюзии о «вечных и.о.» не имеют перспективы. Какой-то период времени это может продолжаться, но не очень долго. В конце концов это против интересов государства. В той же газовой проблеме. Ведь никто не будет подписывать серьезные документы с «исполняющими обязанности».

Впрочем, полномочия у правительства сохраняются и в статусе и.о.. Плохо, что сегодня нет закона о Кабинете министров, где было бы расписано в чем различие статусов полноценного Кабмина и Кабмина «и.о». Ни один законодательный акт у нас не регулирует продолжительность существования такого правительства. Поэтому один из первых законодательных актов, которые надо принять – это закон о Кабинете Министров.

- Говорят, в списке кандидатов на пост спикера Верховной Рады фигурирует имя Петра Порошенко...

- Фигурирует, вне всякого сомнения. Эта фамилия называется и упоминается в различных информационных «утечках», и я вполне допускаю, что такой вариант может быть желаемым для самого Петра Алексеевича и для части «Нашей Украины». Порошенко, безусловно, хочет занимать влиятельную политическую позицию в парламенте. С другой стороны многие понимают, что Петр Порошенко – один из ведущих центров влияния в «Нашей Украине».

Впрочем, в «НУ» есть как минимум три претендента на пост спикера, и Петр Порошенко только один из них. Называлось имя Романа Бессмертного. Не случайно Юлия Владимировна на следующий день после выборов– это был ее первый послевыборный тактический ход – предложила пост спикера Роману Петровичу. Кстати говоря, она очень активно играет на спикерских амбициях политиков из потенциальной коалиции, по сути «разводит» их на этой теме. Еще один возможный претендент от «НУ» – это Юрий Ехануров. Думаю, что на выбор кандидатуры на пост спикера во многом будет влиять Президент.

- Какой вы видите дальнейшую судьбу Партии регионов?

- Партия регионов не против того, чтобы войти в правящую коалицию. При этом и в «Нашей Украине» и в СПУ есть депутаты, лояльно относящиеся к такому варианту, тем более, что ряд программных позиций у СПУ (и даже у «Нашей Украины») с Партией регионов совпадают. Но БЮТ категорически против коалиции с «регионами». И это, кстати, дает основания полагать, что Юлия Владимировна уже сейчас взяла курс на президентские выборы 2009 года. Причем она заранее выбрала себе в оппоненты лидера Партии регионов.

Поэтому Партия регионов либо остается в оппозиции, либо будет ждать своей очереди в случае, если «оранжевая коалиция» не состоится.

- В последнее время много говорят о том, что Тимошенко-премьер – это не так страшно для Ющенко, потому что она просто «сгорит» на этом посту, как политический игрок…

- Эта версия очень популярна. Одна из политтехнологий оппонентов Тимошенко как раз на этом и строится: мол, не надо бояться Тимошенко, надо дать ей возможность «порулить», и она сама себя «спалит». Однако, о таких рассуждениях и такой логике прекрасно знает сама Юлия Владимировна, и она не боится такого варианта. В то же время есть мнение, что если Тимошенко вручить власть, то она обратно ее не отдаст, какой бы кризисной не была ситуация в стране.

Кстати, ряд депутатов в БЮТ критически воспринимают ее желание бороться за пост премьера, считая, что лучше уйти в оппозицию, дождаться там дискредитации политических оппонентов, а потом взять реванш, победив на внеочередных парламентских или президентских выборах.

- Вы были на открытии сессии нового парламента?

- Нет, но я смотрел это действо по телевидению. Я уже где-то больше года не был в парламенте. И не тянет особо.

- В новый парламент прошло множество «новичков». Будет ли их работа эффективной?

- Эффективность работы Верховной Рады ни коим образом не связана с количеством новых народных депутатов, как это ни парадоксально. То обновление, о необходимости которого так много говорили на выборах, и которое, вроде бы, состоялось, на самом деле лишь видимость. Дело в том, что основная масса депутатов-новичков в Верховной Раде будут рядовыми исполнителями, не влияя на принятие ключевых решений.

Принципиальное отличие нынешнего парламента от предыдущего заключается в том, что у народных депутатов прошлых созывов было намного больше влияния, ведь тогда «мажоритарщики» составляли половину парламента и имели большой ресурс свободы. Сейчас ситуация совсем другая. В первую очередь это обусловлено выборами по партийным спискам и императивным мандатом. Депутат сейчас не может по собственной воле выйти из своей фракции и перейти в другую. Теоретически он может голосовать самостоятельно, но это грозит санкциями со стороны руководства партии – его могут исключить из фракции. В этом случае он не перестанет быть депутатом. Однако, каждый народный депутат будет иметь в виду, что Верховная Рада может быть распущена досрочно, и в этом случае новые парламентские выборы, скорее всего, будут проводиться опять по партийным спискам. Поэтому большая часть депутатов не решаться на конфронтацию с партийным руководством.

- Как вы относитесь к тому, что в новый парламент прошли многие украинские политологи. Это говорит о том, что теперь украинской политологии нужна «свежая кровь»?

- Я неоднократно прямо или косвенно слышал критическую реакцию некоторых журналистов в адрес тех политологов, которые пошли в парламент. Я не вижу в этом ничего плохого, ведь качественный состав Верховной Рады нужно улучшать. Человек, который имеет профессиональное политологическое образование либо глубокие знания в этой области, качественный уровень Верховной Рады точно не ухудшит.

А по поводу притока свежей крови в политологию могу сказать, что украинская политология не ограничивается небольшим набором имен, которые мелькают в СМИ. Профессионально сильных политологов в Украине немало, просто лишь небольшая их часть публично проявлена. Надо также учитывать, что есть академическая политология, то есть люди, которые преподают в вузах, либо работают в научно-исследовательских институтах, и есть люди, занимающиеся прикладной политологией.

Я думаю, что довольно скоро появятся новые имена и среди «медиа-политологов», ведь «свято место пусто не бывает».

- Как вы считаете, украинско-российские отношения уже в окончательном тупике?

- Сегодняшние украинско-российские отношения мне очень напоминают отношения между БЮТ и «Нашей Украиной», поскольку и там и там очень много слов о стратегическом партнерстве, а на практике идут политические и информационные войны. В результате вместо стратегического союза налицо состояние «холодной войны».

Давайте вспомним исторический опыт. Первый шаг на пути прекращения «холодной войны» - разрядка напряженности. Украина и Россия должны наложить жесткое табу на любые враждебные заявления официальных государственных лиц в адрес стратегического партнера. Если замминистра иностранных дел, например, Украины, допускает резкие и враждебные высказывания в адрес России, то его нужно отправлять не в отпуск, а в отставку. Но точно также должна действовать и российская сторона. Если, например Госдума РФ позволяет себе недружественные заявления в адрес Украины, тогда Президент РФ, МИД РФ и Совет Федерации должны жестко завить: это недопустимо, поскольку Украина наш стратегический партнер, мы уважаем ее суверенитет, независимость и территориальную целостность. Вот тогда можно будет говорить, что обе стороны действительно стремятся к стратегическим и партнерским отношениям.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

высокая мода/лето
2614 грн.
4664