Перед началом парламентских гонок, избирая себе «союзников», народный депутат, лидер партии «Центр» Степан Гавриш сделал ставку на эсдеков. Но, к сожалению, его надеждам попасть в ВРУ не суждено было сбыться, потому что оппозиционный блок «Не так!» не преодолел 3-х процентный барьер, получив лишь 1,1 % голосов избирателей.

Чем Гавриш планирует заниматься, какая, по его мнению, будет создана парламентская коалиция, кто получит кресло премьер-министра Украины - об этом нардеп рассказал в интервью корреспонденту ForUm’а.

- Степан Богданович, сейчас очень много говорят о том, что выборы в Украине прошли честно и демократично. Вы с этим согласны?

- То, что выборы прошли честно и демократично, не вызывает ни какого сомнения. Самые первые наши горячие и критические выступления об использования административного ресурса привели к тому, что он практически не использовался. Собственно, не мог использоваться, поскольку реально не был создан. Лидеры «оранжевого» Майдана, которые в основном перешли на административные должности, не смогли за короткий период времени создать образцы коммуникации административных влияний. С другой стороны, этого не могло случиться, потому что общество было расколото. Оно таким и осталось.

Фактически, мы провели четвертый тур президентских выборов, и счет сравнялся: 2:2.

Все политические силы, которые оказались между мощными «жерновами» были практически размолоты. Об этом подтверждает, по моему мнению, не успех Социалистической партии и, фактически, провал коммунистов на этих выборах.

- Что вы можете сказать собственно о результатах выборов?

- Относительно результатов выборов и подсчета голосов, не отменяя демократической оценки выборов в целом, хочу сказать, что было очень много нарушений. Они были плановыми и прогнозировались, в том числе и нами. Сказать, насколько обезображены результаты выборов без этих нарушений, невозможно. Может и не стоит уже на эту тему говорить, поскольку в основной массе выборы были все-таки демократичными. Поэтому можно сказать, что это были первые выборы, которые реально отобразили позицию украинского народа после выборов Президента 2004 года при сохранившемся расколе. Следствием этих выборов является юридически оформленный раскол: «бело-голубые» главенствуют на Востоке и на Юге, где производится почти две трети ВВП и контролируется индустриальное «сердце» Украины, «орнажевые» торжествуют на наследственной территории Данила Галицкого, где производится основная украинская эмоция, которая время от времени поднимает украинскую демократию. Центр сегодня, фактически, не определился.

Следствием этих выборов также является то, что мы не получили «приказ» украинцев относительно национальной программы развития, а также понимания стратегических принципов хотя бы этой программы. С другой стороны, вполне очевидно, что окончательно проиграла «российская идея».

Без сомнения, подтвердился евроинтеграционный курс политики Украины. И это приказ для нынешней власти. Избиратели открыли двери в Европу.

И последнее – выиграли мифы. Где мифы были позитивными, там произошло полное их принятие. Где они были негативными – произошел провал. Работали не программы, а мифы о личности.

- То есть, как в свое время говорил Владимир Литвин, во время предвыборной агитации шла борьба не программ, не идей, а призывов…

- Шла борьба даже не призывов, а мифов. Ни один с призывов не был услышанным. Они были экстравагантные и, в то же время, чувствительные для украинцев. Разве для половины украинского народа не является призывом вступление Украины в ЕЕП вместе с Россией, Беларусью, Казахстаном, наиболее чувствительным, чем еще 2-3 года назад?! Кажется, что вокруг этого сосредоточилось 60 процентов нации, но это следствие получило всего 1,2 % голосов украинцев. Это говорит о том, что Украина не хочет быть любым видом колонии даже во внутреннем ощущении, что присуще украинскому патриотизму. Он еще не сформировался, но уже есть. Что украинцы хотят иметь свою нацию, свое государство. Конечно, на это наложилась тема четверного тура выборов, который сыграл ключевую роль. И нужно отдать должное – «бело-голубые» при любых обстоятельствах сейчас победили.

- Но партии-аутсайдеры заявляют, что были массовые фальсификации, приводя примеры и демонстрируя протоколы с разными цифрами из одного избирательного участка.

- Были фальсификации. Были использованы абсолютно новые технологии. Выборы проходили бесконтрольно. Здесь есть очень интересная теоретическая тема, которая связана с управляемостью демократией. Она в Украине на время выборов не была управляемой, в нее вмешивались со всех сторон, и со стороны Секретариата Президента, и всех политических сил. Но действительно выборы можно считать свободным волеизъявлением украинцев. Даже если они брали деньги от разных политических сил и выполняли какой-то заказ.

Партии-аутсайдеры также пытались использовать разные технологии для того, чтобы попасть в парламент. И они мало чем отличались от технологий партий-победителей. Возможно, лишь размером активов.

Можно считать, что во время выборов был применен чужой сценарий. Внешне выглядит, что нас сознательно привели к американской модели двухпартийной системы: «оранжевой» и «бело-голубой». В реальности и объективно все это произошло, скорее, по законам Дарвина, нежели по законам политологии. Мы, действительно, пришли к тому, что может быть создана балансовая модель двухпартийной системы. И только от того, возникнет ли еще одна политическая площадка с объединенных аутсайдеров, которая создаст широкую политическую федерацию, которая будет представлять интересы общества, будет зависеть, появится ли еще третья политическая сила.

- «Нашеукраинцы» заявляют, что все же будет создана именно «оранжевая» коалиция. Проводятся переговоры, закрытые заседания.

- Демократические страны в таких случаях отказываются от риторических диалогов и месиджей. Помните ситуацию в Германии? Мы практически не слышали о том, как ведутся переговоры. Мы слышали, что они ведутся, а затем – что произошло. Было объявлено, что есть такие договоренности о распределении власти. Потому что любые переговоры о коалиции – это власть. Пусть романтические детские писатели говорят, что это не является призом, которого будет добиваться государство. Это власть. Этот вопрос номер один: как будет распределена власть вплоть до последнего чиновника. И даже того, который не имеет отношения к власти, но контролирует тот или иной бизнес. Например, НАК «Нефтегаз Украины». То есть, там, где государство имеет большой пакет акций. И эта матрица должна быть создана сейчас. Возможно, над ней работают.

Второе, власть постоянно заявляла, что вот-вот будет подписана коалиция. Меморандум, который сейчас предлагают для подписания, является сообщением для общества, что «в Багдаде все спокойно», что у нас идут переговоры. Но для эксперта ни одной зацепки для понимания, что там идут переговоры, нет. Там не сказано, например, что «Наша Украина» не претендует на должности в кабинете министров, поскольку имеет своего Президента, и для баланса предлагает другим политическим силам портфели министров.

Я думаю, что сейчас переговоры по созданию коалиции не проводятся. Продолжаются переговоры, кто в ней является главным. Президент является главным, он пытается не проиграть выборы 2009 года. Для него главная задача – построить более безопасную для себя коалицию. С другой стороны, объективная логика показывает, что это сделать будет невозможно.

Любая коалиция, которая сформируется, будет иметь собственные амбиции по выборам 2009 года, независимо оттого, что она подпишет. Поэтому Президент думает о минимизации этих рисков и угроз для себя на будущее и ищет наиболее безопасного партнера.

Конституция выписана так, что у Президента есть реальный конституционный баланс в системе власти. Без него принять решение о правительстве не возможно. Возникает вопрос, например, может ли парламент избрать премьер-министра без Президента, если он откажется подать представление на конкретную персону, назначенную политическим большинством? Как конституционалист, я заявляю, что не может, поскольку представление Президента о назначении парламентом премьер-министра является ключевой частью системы модели формирования новой власти. Мы долго вели дискуссию на специальной конституционной комиссии по этому поводу и пришли к выводу, что Президент не может быть английской королевой. Если между Президентом и парламентским большинством не будет согласована кандидатура премьера, то Президенту понадобится заключение Конституционного суда. А КСУ нет. Следовательно, для Президента является крайне важным срочно привести судей КСУ к присяге, но при условии, что парламент должен избрать своих 4 представителей.

- Складывается впечатление, что Президент затягивает процесс формирования «оранжевой коалиции», потому что не хочет видеть Тимошенко премьером.

- Нужно признавать, что сегодня в «оранжевом» лагере лидером является Тимошенко. Она набрала 22 % голосов. Это означает, что Тимошенко с точки зрения понимания европейских традиций, правил демократии сейчас имеет право в «оранжевом» лагере на формирование коалиции. Именно ей Президент должен был бы поручить формировать коалицию. Но поскольку речь идет о чрезвычайно большой конкуренции, которая проходит внутри этого лагеря, то функцию формирования коалиции несет Президент.

- На ваш взгляд, кто будет премьер-министром Украины?

- В Партии Регионов есть шанс иметь своего премьер-министра. И будет странно, если это будет не Янукович, ибо именно он привел ПР к победе. Янукович был не только носителем определенной идеологии соревнований и лидером, так сказать, четвертого тура, но и единственным «лозунгом», который сработал наиболее эффективно. Партия регионов имела одну программу, которая называлась “Янукович”. И этого было достаточно. Поэтому в этом отношении разговоры о том, что он может не быть премьер-министром, сами по себе являются не справедливыми и, мне кажется, даже не моральными. Нужно принимать то, что произошло. Или ПР будет в оппозиции и тогда ситуация в стране будет плохо прогнозированной. Но сейчас выгоднее быть в оппозиции, чем при власти. Другое дело, что Партия регионов не имеет права бороться за оппозицию, потому что за ней стоит огромный системный украинский бизнес, который требует инвестиций со стороны государства.

Внутри «оранжевых» с амбициями быть премьер-министром выступает Тимошенко. Поскольку она набрала наибольшое количество голосов среди «оранжевых», и если БЮТ будет частью «оранжевой» коалиции, то, без сомнения, у нее есть все возможности стать премьером. Все будет зависеть от того, отстоит ли Тимошенко это право.

- Юлия Тимошенко как-то заявила, что может пойти в оппозицию. Выходит, «оранжевые» в оппозиции к «оранжевым».

- Забудьте об «оранжевом» большинстве и «оранжевой» оппозиции. Если будет создано «оранжевое» большинство, тогда будем продолжать тему «оранжевой» власти. Хотя Тимошенко неоднократно говорила, что она не ориентируется в цветах, и что она является поклонницей желто-синего цвета.

Если я правильно понимаю, ситуацию, то сегодня любого, даже спрогнозированного, решения у Президента нет. Ни Секретариат Президента, ни он сам, не знают, что нужно делать.

- СДПУ (о) не попала в парламент. Чем Вы собираетесь заниматься?

- Сейчас выходить из фракции СДПУ (о) выглядело бы наивным и смешным, поскольку 26 апреля мы сложим свои мандаты к ногам украинского народа. Что дальше буду делать со своей партией «Центр»? Все будет зависеть от того, какую судьбу мне предложит сама судьба. Если я пойду работать в Конституционный суд, а я бы хотел там работать, то я буду работать как конституционалист до тех пор, пока я не буду востребован в политике. Я – профессиональный политик. Я оставляю за собой огромную сумму политических идей, воспринятых, не воспринятых обществом. Я сегодня готов попросить извинение во всех, с кем я был резок, амбициозен и, возможно, даже грубым, отстаивая свои идеи, и признать, что я и сам лично сделал не мало ошибок. Мог ли я их предотвратить?! Наверно, нет. Я был обречен на них. Как и все остальные, кто идет в политику, и кто туда еще вернется. Для меня остается самым важным то, что способствует развитию демократии в Украине. И я хочу всех тех, кто вчера был мне оппонентом и врагом, стать если не друзьями, то теми, кто отдает мне должное.

- Кстати, о Конституционном суде. В Секретариате Президента говорят, что Ющенко может созвать внеочередное заседание ВРУ ради приведения судей КСУ к присяге. Как вы думаете, пойдет ли Виктор Андреевич на такой шаг?

- Без сомнения, он может пойти на такой шаг. Поскольку долговременное отсутствие КСУ вредит украинской стабильности. Конечно, это нужно было сделать в этом созыве, но, на мой взгляд, при одном условии, что будет избрана четверка от Верховной Рады Украины. По всем моральным, государственническим позициям, настроениям, нужно дать сегодня возможность парламенту выдвинуть четверку и избрать ее на сессионном заседании. Тем более, что в связи с изменениями в Конституции, которые произошли, фактически сегодня можно голосовать народным депутатам не только бюллетенями, но и с использованием электронной системы. Главное – на пленарном заседании и лично.

 

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

4311