Когда-то один из самых близких соратников Юлии Тимошенко, впоследствии народный депутат Степан Хмара стал ее оппонентом. В начале 2005 года Хмара вышел из фракции БЮТ, позже поддержав предложенную Виктором Ющенко кандидатуру премьера Юрия Еханурова. На выборы-2006 Степан Хмара шел в составе Украинского народного блока Костенко и Плюща, который набрал меньше двух процентов. В интервью корреспонденту ForUm’a нардеп рассказал о своей оценке выборов и планах на будущее.

- Степан Ильич, как вы оцениваете результаты выборов и процесс подсчета голосов, о котором сейчас так много говорят?

- Результаты есть результаты, но, к сожалению, точных данных мы никогда не узнаем, судя по тому, что оказалось очень много нарушений во время подсчета и заполнения протоколов. Подкупались члены участковых комиссий, где непосредственно осуществляются голосования и устанавливаются его результаты.

И это является результатом избирательной кампании. Можно откровенно сказать, что демократическим и справедливым был лишь сам процесс голосования. Об остальных составляющих избирательной кампании этого сказать нельзя. В частности, избирательная кампания не предоставляла одинаковых возможностей разным субъектам избирательного процесса. Поэтому не удивительно, что доминирующее большинство в Верховной Раде завоевали именно три основные клановые олигархические группы: Регионы Украины, БЮТ и “Наша Украина”.

- Почему так случилось?

- Ими были задействованы огромные деньги, которые использовались для всевозможных избирательных технологий, работали очень мощные команды технологов. К тому же, избирательная кампания во многих случаях проводилась на основании циничной лжи, а это, конечно, не давало избирателю правильно сориентироваться, иметь объективную информацию для того, чтобы сделать осознанный выбор. Верхние эшелоны власти, будто не вмешивались в избирательный процесс. Никто ни на кого не давил, не шантажировал, не угрожал, не давал указания о фальсификациях и все такое, но, с другой стороны, власть вообще отстранилась от контроля над проведением демократической и справедливой предвыборной работы и в первую очередь использования средств на выборы.

Олигархические кланы, конечно, имели доминирующую возможность и доступ к СМИ, в первую очередь, к телевидению, могли выпускать огромное количество агитационной продукции. Больше всего от этого пострадали как раз идеологические партии, которые, конечно, несопоставимы по своим финансовым возможностям с группами, в состав которых входят целые группы миллиардеров. Они сегодня очутились в Верховной Раде и те, кто больше всего кричал о том, что нужно отделить бизнес от власти, они как раз сделали наоборот.

Вот, например, в списке БЮТ, лидер которого госпожа Тимошенко, больше всего говорила об отделении бизнеса от власти, все как раз наоборот. Мало того, что в списке БЮТ есть восемь представителей бизнеса, там просто есть представители большого олигархического бизнеса и несколько миллиардеров, которые были опорой кучмизма, имели доступ к разворовыванию национального богатства.

После президентских выборов в «Батькивщину» записывали всех и побольше. Причем людей явно из криминальной среды. Это абсолютно не идеологическая партия. Там ни моральные, ни идеологические критерии не действовали. Там была одна цель: нарастить мышцы, чтобы побольше кусок урвать у власти. То же и Регионы. Это чисто клановая организация, которая строилась не по принципу партийного строительства, как это принято в демократических странах.

- Почему же тогда избиратель поверил Тимошенко?

- К сожалению, люди об этом не знали, но складывается такое впечатление, что и не хотели знать. Они говорили что голосуют «за Юлю», за одну Юлю, а не за списки. Это наивная неосознанность наших граждан. Они или еще просто не привыкли к тому, что такое пропорциональные избиратели, или они какие-то загипнотизированные. Я думаю, здесь не только аналитикам есть над чем работать, но и психологам. Это похожее на то, как в начале 30-х годов в Германии люди видели, кто идет к власти, но в то же время доверяли Адольфу Гитлеру. Очевидно, есть какие-то определенные психологические состояния в обществе. Я разочарован нашими избирателями, если честно, ибо нельзя так покупаться на слова, на пустые обещания. Нужно думать умом, а не руководствоваться одними эмоциями и поддаваться технологическому влиянию.

- Как вы оцениваете нынешний процесс формирования коалиции?

- При любой комбинации власть будет в руках олигархов. Просто сейчас три группы олигархов борются за влияние, и между ними ходит мелкий, если так можно сказать в большой политике, торгаш Мороз, который свое поведение определяет в первую очередь целью больше всего урвать от власти и протолкнуть больше своих людей во власть. Он тоже пойдет на любой союз с кем угодно.

А у Тимошенко одна цель. И она целеустремленно к ней идет, еще начиная с «оранжевой революции». Она по максимуму использовала трибуну, и Президента, вложив при этом меньше всего сил в революцию. Потом всю кампанию она вела на основании такой лжи: Вы избрали народного Президента, теперь вы будете голосовать за народного премьера.

Сейчас есть две основные силы, которые соревнуются за должность премьера. Это “Регионы Украины” и БЮТ. То есть смотрите и выбирайте: либо Тимошенко может быть, либо Янукович.

После выборов Тимошенко лишь тем и занимается, что шантажирует своих потенциальных партнеров, чтобы она стала премьер-министром. Ну, не знаю, сработает этот шантаж или нет, но мы уже знаем, что можно ожидать от премьера Тимошенко.

- А Ехануров может быть премьером?

Исходя из государственных национальных интересов, Ехануров мало подходит на эту должность. Я, например, в должности премьер-министра видел бы Арсения Яценюка (нынешний министр экономики Украины – ред.). Молодой, перспективный, политически незаангажированный, высокий государственный менеджер, специалист и патриот. И, думаю, это легче воспринималось бы Партией регионов.


Конечно, не может быть и речи о премьерстве Януковича, не может быть и речи о премьерстве Ахметова. Нельзя его вообще пускать на какую-либо государственную должность.


- Есть ли у Президента, из кого подобрать руководителей силовых структур?

- Есть, конечно. То, что говорят, что вроде бы у нас кадровый голод – это басни. Просто нужно не лениться и искать, но не по принципу личного доверия, кумовства, ли еще чего-либо, а по принципу преданности делу и соответствующим моральным критериям и профессионализму, и все будет нормально.

Я не понимаю, почему Ющенко держит министром внутренних дел Луценко. Это самый худший министр за весь период независимости Украины. Я Билоконя здесь выношу за скобки. И коррупция в системе МВД не уменьшилась, а увеличилась, беспорядков еще больше, управление абсолютно безуспешно. Ну человек не может и не хочет.

- Как вы оцениваете деятельность Владимира Литвина в должности Главы ВР IV созыва?

- В целом негативно. Потому что Литвин все-таки сделал много нарушений Регламента ВР в тех вопросах, которые чрезвычайно важны для Украины и, в частности, при голосовании за так называемую конституционную реформу. Это голосование шло с нарушением и Конституции и Регламента ВРУ. То есть, юридически есть все основания считать ее незаконной.


Литвин это освящал, осознавая, что он идет на нарушение. Кроме того, сколько мы имели хлопот с внесением изменений в закон о статусе депутатов местных советов, когда им была предоставлена неприкосновенность при привлечении к уголовной ответственности. Литвин прекрасно осознавал, что этот закон является антиконституционным, ведь он нарушает 80 статью Конституции. Он не должен был его подписывать, но для этого нужно быть принципиальным человеком. Подписание им этого закона очень негативно повлияло на выборы местных органов власти, ибо в эти советы полезли разные криминальные элементы, которые хотели избежать ответственности, защитившись мандатом депутата того или иного уровня местного совета.


К тому же существует целый ряд других моментов. Например, у нас вошла в норму такая практика, как диктат Согласительного совета, хотя Согласительный совет это не конституционный орган, и он может только рекомендовать вносить или не вносить на рассмотрение парламентариев те или иные вопросы. Но спикер даже в зале Верховной Рады публично говорил: Согласительный совет решил...

Господин Литвин сделал очень много, чтобы нивелировать в значительной степени роль народного депутата. Он играл на разные стороны, пытаясь что-то скомбинировать для себя. Докомбинировался до того, что сам очутился за бортом.


- Что нужно сделать новому парламенту в первую очередь?

Сложно прогнозировать действия Верховной Рады нового созыва, ведь это люди с совсем другими интересами, нежели общества. Действия Верховной Рады будут зависеть от того, будет ли создано так называемое большинство, кто пойдет в оппозицию, ибо сейчас еще продолжается этот процесс. Неизвестно, будет ли это большая коалиция или это будет помаранчевая коалиция. Неизвестно, кто пойдет в оппозицию.


- Как вы оцениваете деятельность Верховной Рады этого созыва по пятибальной шкале?

- Ее работу можно оценить на тройку.


- Чего не хватило для пятерки?


- Депутаты так и не сделали тех главных вещей, которые очень нужны Украине. Во-первых, реформу налоговой системы. Налоговое давление как было, так и есть. Оно не дает возможности быстро развиваться малому и среднему бизнесу. Во-вторых, не была осуществлена судебная реформа, а судебная власть – это очень важная ветвь власти, которая должна быть арбитром. Кроме того, Верховная Рада эти процессы даже отбросила назад.


По вине и Правительства Тимошенко, и Верховной Рады своевременно не были приняты полноценные законы о вступлении Украины в ВТО. Если бы это было сделано в первой половине прошлого года, то мы бы имели все возможности до конца года стать полноценным членом ВТО. К сожалению, Правительство давало абсолютно слабо подготовленные, и даже опасные законопроекты, в которых не была учтена потребность нашей экономики, нашего национального товаропроизводителя, защита нашего государственного экономического пространства. Можно много перечислять...


- Как вы относитесь к избранию мэром украинской столицы Леонида Черновецкого? Вы имели возможность с ним общаться. Какое впечатление он на вас производит?

Он достаточно сложная фигура. Я его не так хорошо знаю, но могу сказать, что он волевой и напористый в достижении своей цели. Это неплохая черта, в конечном итоге. Главное – какую он команду сформирует, ведь сам человек, хотя и может многое, но всего знать и понимать не может.


Его победа – это выбор киевлян, и бесспорно, они уже не могли голосовать за Омельченко, поскольку после второй каденции, особенно, он, очень зазнался, стал человеком, который пытается руководить более авторитарно. До прозрачных объемов дошла коррупция в Киевской администрации! Это уже просто обидно! Киевляне поставлены в дикие условия недоступности приобретения жилья из-за абсолютно экономически необоснованных цен на жилье, поскольку такой мафиозный строительный монстр, как “Киевгорстрой”, которым руководит очень близкий друг и соратник Омельченко господин Поляченко, заставлял людей бросаться в поисках жилья и попадать в руки таких авантюристов, как «Элита-центр», который тоже не мог бы действовать без крыши коррумпированных чиновников Киевской администрации.


Конечно, киевляне поняли, что Омельченко не мессия, и его уже нужно устранять. К сожалению, каких-то ярких конкурентов, у него не было. Я не знаю, чтобы у кого-то из кандидатов была конкретная стратегическая программа развития Киева.


- То есть киевляне голосовали не за Черновецкого, а против Омельченко?

- Скорее так. Сыграло свою роль то, что господин Черновецкий постоянно работал со своими избирателями, особенно на Левом берегу. Он по любому поводу и к любому празднику выделял материальную помощь престарелым, какие-то обеды, какие-то пайки, и это в значительной степени повлияло на результаты выборов, на мнение народа.


Я не знаю, насколько эта благотворительность была искренней, это не мне судить, но она была. Однако, как это может отразиться на руководстве городом, я не знаю, поскольку это разные вещи. Одно - быть любимым населением и особенно у бедных его слоев, а другое - руководить таким большим городом, как Киев.


- Какие ваши дальнейшие планы? Вы будете оставаться в политике? Собираетесь ли баллотироваться в парламент на следующих выборах?

- В парламент не знаю. Конечно, я не могу быть вне политики, поскольку это - моя жизнь. Моя судьба связана с политикой. Этот выбор был сделан еще в мои юные годы, и я всю жизнь был с политикой. За свои принципы, за свои убеждения приходилось очень дорого платить. Для меня потеря депутатского мандата не означает уход из политики, поскольку я никогда не руководствовался целью быть в политике любой ценой. Конечно, мандат я мог иметь, оставаясь в БЮТ.


Я сознательно шел на этот риск и считаю, что поступил правильно еще за год до выборов, предостерегая наших граждан от Тимошенко.


- Как вы собираетесь отдыхать после такой тяжелой работы?

- На самом деле я еще не знаю. Знаю только одно, что я уже отоспался и отогрелся, поскольку на этой избирательной кампании был постоянно на встречах, ездил по регионам. Приходилось выступать в “холодильниках”. Это - дома культуры, клубы... Они, как правило, не отапливались, и временами было холоднее, чем на улице, а приходилось по нескольку часов выступать. А теперь уже отогрелся, отоспался. А вообще думаю определиться ближе к лету. С тем, как отдохнуть, думаю, проблем не будет.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

лето
1485 грн.
17229