Расценивать как-то иначе вчерашний ответ Генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера по поводу того, что Украине и Грузии придется подождать до окончательного решения по присоединению к Плану по приобретению членства (ПДЧ) в Альянсе, пожалуй, не приходится. Особенно если учесть, сколько усилий приложил Президент Украины к тому, чтобы наша страна получила не очередной размытый намек, а вполне конкретный ответ по поводу будущего членства в НАТО. С одной стороны – Виктору Ющенко удалось-таки заманить в Украину Президента США Джорджа Буша, чья риторика была наводнена пронатовской тематикой. С другой – главе государства пришлось заслать в Москву Арсения Яценюка, который с упорством миссионера убеждал российский политический бомонд, что ничего страшного России от Украины как члена НАТО не будет. Не помогло.

Да и вряд ли предпринятые Виктором Ющенко действия могли серьезно сказаться на шансах нашего государства уже этой весной обрести ПДЧ. Причем, на отрицательное решение стран-членов НАТО выдать Украине точный срок присоединения к Плану по приобретению членства в Североатлантическом Альянсе в равной степени повлияли как внешне-, так и внутриполитические (имеются в виду украинские) факторы.

Говоря о внешнеполитических аспектах, по которым наше государство априори не могло рассчитывать на присоединение к ПДЧ по итогам саммита НАТО в Бухаресте нельзя не отметить более чем жесткую позицию в этом плане нашего северо-восточного соседа – России. Известно, что за несколько дней до начала бухарестского саммита ряд высокопоставленных российских чиновников крайне отрицательно оценили пронатовские намерения Украины. В Госдуме РФ был даже поднят вопрос о пересмотре российско-украинского Договора о мире и сотрудничестве. Кроме того, российские политики провели ряд консультаций со странами-членами НАТО, с которыми у Кремля завязываются тесные отношения не только политического, но и откровенно коммерческого плана. Естественно, что во время «идеологической обработки» своих западных партнеров Россия делала основной акцент на том, чтобы главы дружественных государств нашли веские причины для того, чтобы заблокировать присоединение Украины к ПДЧ. Среди таких стран вполне ожидаемо оказались Германия и Франция. Ангела Меркель и Николя Саркози основной причиной, по которой их страны не дали добро на присоединение нашего государства к ПДЧ, назвали «возможный вред, который данное решение может нанести их и так напряженным отношениям с Россией. Тем самым Кремль в очередной раз продемонстрировал, что с его мнением в мире считаются куда больше, чем это предполагалось ранее. К тому же, немаловажным фактором такой «послушности» воле Белокаменной является тот факт, что уровень сотрудничества России с Североатлантическим Альянсом несравненно выше украинского. Это, кстати, признал и Виктор Ющенко в своем интервью, которое пресс-служба Президента распространила за несколько часов до принятия окончательного решения саммита по Украине.

Еще один немаловажный нюанс: сейчас многие западноевропейские страны склонны пересматривать свое отношение к России, которая год от года становится мощным игроком и конкурентом США на геополитической карте мира. Частично это предположение подтверждается тем, что свое «фе» украинским планам готовы были высказать, по данным американской газеты The New York Times, еще Италия, Венгрия и страны Бенилюкса. Также неудивительна негативная позиция по отношению к Украине Румынии – тут свое взял давний спор между нашими государствами за остров Змеиный и Дунайский канал.

Крайне нерешительную позицию упомянутых стран не смогли перевесить положительные аргументы, которыми апеллировали украинские чиновники, и Виктор Ющенко в том числе. Так, Президент в своем интервью подчеркнул, что «на сегодняшний день Украина задействована во всех сферах сотрудничества с Альянсом, начиная с основоположных консультаций по безопасности, проведения регулярных совместных обучений и налаживания стабильного диалога - до развития сотрудничества в военно-технической сфере, обмена опытом реформирования и модернизации вооруженных сил и противостояния современным вызовам мировой безопасности, таким как терроризм». Но даже тот факт, что Украина - единственное государство, которое, не будучи членом Альянса, принимает участие во всех его миротворческих операциях, которые, в свою очередь, проводятся под эгидой ООН, не смог воздействовать на глав государств-членов НАТО, которые ехали в Бухарест уже заранее зная, что откажут Украине в присоединении к ПДЧ.

Тому, что Украина получила в Румынии от ворот поворот, есть, на наш взгляд, две причины. Первая: Виктор Ющенко провел слабую информационную кампанию среди глав «колеблющихся» стран-членов Альянса. По крайней мере, достаточно убедительных аргументов, которые бы могли если не перевесить российские, то хотя бы смягчить их, у украинского гаранта, похоже, не нашлось. Вторая: Виктор Ющенко совершил тактическую ошибку, приглашая Президента США Джорджа Буша аккурат за два дня до начала работы саммита. Логика главы украинского государства в этом случае, по сути, понятна: Виктор Андреевич посчитал, что знаковый для Украины визит станет таковым для лидеров стран Западной Европы. Кроме того, гарант надеялся, что у Джорджа Буша хватит политических аргументов для лидеров государств-членов Альянса, чтобы «продавить» решение о присоединении Украины к ПДЧ на саммите в Бухаресте. Однако, Ющенко не учел, что нынешний Буш – совсем не тот с точки зрения влиятельности Буш, коим американский Президент был во время своего первого срока правления. Сейчас президентская карьера Джорджа-младшего клонится к закату, и страны Западной Европы пристально следят за тем человеком, кто придет ему на смену. И, соответственно этому корректируют свою политику касательно США, и - отношение к самому Бушу. А оно, следует сказать, весьма противоречиво, исходя из политики Штатов на Ближнем Востоке и в Центральной Европе.

Конечно, НАТО не могло демонстративно хлопнуть дверью перед носом у Ющенко – Украина все же рассматривается многими странами Западной Европы как перспективный политический и экономический партнер. Также не следует забывать и о выгодном транзитном положении нашей страны, которым наши власть имущие пока не могут адекватно распоряжаться. Вот почему Генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер постралася смягчить формулировки, сообщив, что «главы государств-членов НАТО приняли решение о начале интенсивных политических консультаций с Украиной на высоком политическом уровне для того, чтобы решить вопросы, которые остались для решения к переходу по выполнению ПДЧ». Кроме того, он заявил, что «НАТО согласно принимать решение о вступлении Украины и Грузии в ближайшем будущем».

Ближайшее будущее – безусловно, совершенно не то, что намеревался получить Виктор Ющенко в Бухаресте. Ведь глава государства ожидал услышать конкретную дату, которой он мог бы апеллировать к украинскому обществу. Естественно, что, получив ПДЧ уже в Бухаресте Президент мог поставить отметку «выполнено» напротив своих предвыборных обещаниях и заиметь определенный политический гандикап, пригодившийся ему накануне президентских выборов 2010 года. Пока же Виктору Андреевичу назвали промежуточный срок – декабрь 2008 года, когда министры иностранных дел стран-членов НАТО соберутся, чтобы сделать первую оценку достигнутого Украиной прогресса. Понятное дело, что никто не гарантирует, что после первой же оценки нам выдадут ПДЧ.

Более того, никто не знает, какую оценку выставят Украине, особенно принимая во внимание состояние второго существенного для присоединения и будущего членства в НАТО фактора – внутриполитического.

Стоит заметить, что североатлантический аспект сыграл немаловажную роль в том, что Украина до сих пор не получила ряд важнейших законов, а ключевые посты в системе законодательной и исполнительной власти до сих пор либо вакантны, либо заняты представителями нынешней оппозиции. Ведь практически месяц работа Верховной Рады была заблокирована парламентским меньшинством, которое обвиняло спикера ВР Арсения Яценюка в том, что он без согласования с парламентом подписал печально известное «письмо трех». Зачем Арсений Петрович пошел на такой шаг – понятно. Спикер просто не мог пойти наперекор желанию Президента (ставленником которого он, как известно, является) как можно быстрее заполучить ПДЧ. Именно это жгучее желание поставить телегу впереди лошади сыграло с Ющенко злую шутку и фактически привело к внутригосударственному кризису. На этот конфликт не могли не обратить внимание представители стран-членов Альянса. И, предположительно, данный фактор также сыграл роль в том, что Украина провалилась в Бухаресте.

Но не только он. Сейчас наше государство отстает по нескольким вопросам, не решение которых на высшем государственном уровне объективно отдаляет Украину от ПДЧ. Во-первых, это касается требований к рыночной экономике. Как известно, наша страна формально уже оформила членство в ВТО, однако Верховная Рада до сих пор не ратифицировала протокол о вступлении в эту организацию. Парадокс в том, что 2 апреля Президент подал проект данного закона в парламент, но Арсений Яценюк де-факто заблокировал его принятие, закрыв Раду до следующей недели по весьма важной причине – приезду Буша. Выходит, что Президент навредил себе сам.

Во-вторых, у НАТО очень строгие требования по борьбе государства – кандидата в члены Альянса с коррупцией внутри страны. Какой уровень данной проблемы у нас и что делается для того, чтобы его снизить, думаем, напоминать не стоит.

Еще один аспект, военный, у Украины тоже, по сути, завален. По требованиям НАТО, на нужды армии из бюджета страны должно выделяться не менее 3% ВВП. У нас же сейчас армейский вопрос – предвыборная карта, которую разыгрывают Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. Гарант, стараясь выполнить свои обязательства перед НАТО, настаивает на увеличении затрат на ВСУ в бюджете 2008 года. Премьер же выступает против этого. А вред – стране.

Если не устранить эти внутренние противоречия, а также не пересмотреть внешнеполитические ориентиры, то о декабрьском присоединении к ПДЧ, и, тем более, членстве в НАТО, можно забыть еще на несколько лет.

 

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

7274