22 ноября пять лет назад на главной площади столицы негде было яблоку упасть – люди вышли на Майдан, чтобы поддержать своего «лидера» Виктора Ющенко. Сегодня ситуация выглядит несколько иначе – народ уже не ездит в Киев праздновать так называемый День Свободы. Многие просто из-за того, что разочаровались. В первую очередь – в Викторе Андреевиче. Один из полевых командиров Майдана, нардеп из БЮТ Владимир Филенко тоже сожалеет о том, что тогда поддержал нынешнего Гаранта Конституции. Об этом и другом он рассказал в интервью ForUm’y.

- Владимир Филиппович, Вы – один из полевых командиров Майдана. Как и с кем праздновали «юбилейную» годовщину «оранжевой революции»?

- Мы с Тарасом Стецькивым съездили на эфир, подвели итоги, а потом заехали ко мне домой, и пересмотрели кадры с Майдана.

- И какие впечатления?

- Чрезвычайно позитивные. В отличие от Ющенко, мы всегда празднуем годовщину революции не 22, а 21 ноября и этому есть простое объяснение: мы на Майдан вышли именно в этот день. В 9 утра начали ставить конструкции сцены, которая потом стала «сердцем» Майдана. Это был известный исторический факт.

Ющенко пришел на Майдан 22-го, когда там уже было много людей. Поэтому он считает, что День свободы надо праздновать именно в этот день. А я считаю, что отмечать этот праздник нужно 21-го, когда на Майдане появились люди. Именно они были ключевыми участниками тех событий. Они вышли бороться за свободу, за себя. Правда, и за Ющенко, потому что он тогда олицетворял Майдан…

- Как Вы считаете, а что изменилось за эти пять лет?

- По-моему, Украина стала другой. Это, во-первых. Во-вторых, Майдан имеет большое значение и долгосрочную перспективу. В-третьих, нужно говорить не то, что дал Майдан, а то, что он остановил «кучмизм». Майдан был прорывом от советской до демократической Украины, серьезным шагом к свободе.

- Но ведь Ющенко не выполнил множество обещаний, которые дал на Майдане.

- Это тема отдельного разговора. Но я бы хотел обратить внимание, что Майдан зажег свет надежды, которую не надо терять.

- А Вы встречаетесь с людьми, которые тогда были на Майдане?

- Конечно. Формально считается, что полевых командиров было четыре, но людей, которые имели отношение к организации Майдана, естественно, намного больше. Мы с ними видимся, контактируем, созваниваемся и обмениваемся мыслями.

В жизни каждого человека должно быть какое-то такое большое, светлое и счастливое событие. Для меня это Майдан. Хотя и не только. Я считаю «оранжевую» революцию вторым этапом большой украинской национальной демократической революцией.

Да, мы получили независимую Украину в 1991 году. Я тогда был счастлив. Это были не меньшие эмоции и позитивные переживания, чем от Майдана. Но тогда мы получили только независимость, но демократию – нет.

Нам понадобилось долгих 13 лет, чтобы выйти на второй этап нашей национально-демократической революции. Она вошла в историю, как «оранжевая».

Я вообще горжусь тем, что и первый, и второй этап были мирными. Для того, чтобы выйти на новый этап, нам пришлось многое пройти и пережить – поражения, «побоища». Нас за это время много «били».

Но мы сделали выводы и сказали, что в этот раз «нас багато, і нас не подолати», и что мы революцию готовили не день и не месяц. Мы к ней шли системно. Мы стартовали на Певчем поле и шли на это сознательно.

Эта революция, как по мне, приобретение не только Украины и Европы. Это мировой пример высококлассной, организованной, массовой протестной революции. Это была эволюция со своими напряженными моментами. Но мы без бойни и драки сделали очень важный шаг в абсолютно правильном направлении, после которого Украина изменилась.

Кстати, как и наши оппоненты. К примеру, у Януковича уже появился страх перед людьми. Вся политическая элита должна понимать, что если в этой стране что-то будет не так, то люди знают, что делать. Они получили классный урок по поводу того, как они вместе могут решать свои проблемы, как могут влиять на власть и построение государства.

- То есть, Майдан-2 возможен?

- Возможен. Но такие Майданы не бывают каждый год или каждое десятилетие.

- Но нужно ли было устраивать празднование?

- Я считаю, что День Свободы необходимо праздновать.

Вообще нет сомнений, что революция и Майдан вошли в историю. Поэтому надо этот день праздновать. Граждане, кстати, так и делают. Я вчера получил кучу смс и звонков от тех людей, с которыми мы стояли на Майдане, с которыми я там познакомился. Для них это – большая и светлая страница в их жизни. Но сегодня они немного растеряны.

- А Вы не жалеете, что тогда поддержали Ющенко?

- Прямой вопрос – прямой ответ: жалею. Но о том, что я был на Майдане и был одним из организаторов и авторов идеи – совершенно не сожалею.

Но хочу сказать, что тогда Ющенко поддержало все демократические сообщество, и Тимошенко в том числе. Она понимала, что на тот момент у него есть все шансы на победу. Ей тогда хватило мудрости уступить ему на этом этапе. А у него на сегодняшний день этой мудрости нет. Если бы они работали, как одна команда, то успехи у этой страны были бы намного лучше.

И еще. Не она его снимала с должности премьера, а наоборот. Это его начала давить зависть. А потом были меморандумы. Ну, как это – критиковать Юлю, которая стояла рядом с тобой на Майдане, и сливаться в аморальном поцелуе с тем, кто был твоим ключевым оппонентом и политическим врагом? Так кто тебе ближе – тот, кто тебя поддержал и был рядом или тот, который стоял по другую сторону баррикад?! Украинцы же все это видят и понимают, что в этой ситуации «папа» не прав, поэтому детки тянутся к «маме».

- А вы ее между собой часто так называете?

- Это я образно выразился. Это такой образ украинской ментальности для понимания. Конечно, мы ее так не называем. Она для нас – лидер.

- Владимир Филиппович, расскажите, какое у Вас самое яркое воспоминание о Майдане?

- У меня их несколько.

Если говорить об эмоциональной составляющей, то самое первое и большое – это человеческие глаза. В них было столько веры, надежды и любви! Это не забывается!

Второе большое впечатление – это самоорганизация людей и дисциплина. Мы делали многое, но никогда не смогли бы руководить народом, если бы они не самоорганизовывались.

Еще меня очень впечатлило то, что на Майдане наиболее употребляемое слово было: «извините».

Конечно, было еще много других впечатлений. Я же знал, что людей будет не мало, но если честно, я не рассчитывал, что их будет настолько много. Мы вовремя дали правильные сигналы – «зажгли свечу» и сказали людям: «Кто думает, как мы, приходите сюда». И нас будет много, нас не будут бить, и мы победим!

 

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/лето
1518 грн.
10578