Осень 2017 года запомниться парламентариям длительным и мучительным принятием самого большего в истории Украины законопроекта (более 800 страниц), которым вносились изменения сразу в 3 процессуальных кодекса и запускался в роботу новый Верховный Суд. Причем было решено голосовать каждую из около 4 тыс. поправок, чем депутаты и занимали себя 3 пленарные недели подряд.

Все эти поправки были успешно отклонены, но перед самым голосованием глава комитета Рады по правовой политике и правосудию Руслан Князевич («Блок Петра Порошенко») назвал перечень из около 20 поправок и призвал депутатов их принять, чтоб не разбалансировать законопроект. Депутаты его послушались, и 3 октября 2017 года проект закона был принят.

Правоохранители и юристы сразу же забили тревогу, ведь одна из поправок, внесенная депутатом от Радикальной партии Андреем Лозовым, существенно меняла действующий Уголовный процессуальный кодекс и вводила ряд неоднозначных норм.

Ветировать закон из-за данной поправки публично призывали все руководители правоохранительных органов, а главный военный прокурор Анатолий Матиос при этом не забывал также называть депутатов неучами и предрекать скорый коллапс судебной системы.

Тем не менее, закон подписан, первая его часть вступила в силу 15 декабря 2017 года, в вторая – как раз эти скандальные изменения в УПК – вступает в силу 15 марта.

При этом депутаты имели шанс предотвратить катастрофу, проголосовав за законопроект, отменяющий часть «поправок Лозового», но 13 марта председатель Верховной Рады Андрей Парубий неожиданно заявил, что рассмотрение вопроса отложено «для проведения дополнительных консультаций».

Таким образом, 15 марта Украина проснется с новыми правилами расследования преступлений и назначения экспертиз, и, разобравшись в нововведниях УПК, Українські Новини определили 4 вестников вполне возможно будущего апокалипсиса как в судебной, так и в правоохранительной системе. 

1. Вводится ограничение сроков расследования «фактовых» дел

Со времен приобретения независимости украинские правоохранители привыкли к так называемым «висякам» или «глухарям», то есть уголовным делам, открытым по факту совершенного преступлениям, но в которых не удалось установить ни подозреваемых, ни обвиняемых.

Такие уголовные производства расследуются годами, а то и десятилетиями. Правоохранители не закрывают их в надежде на оперативную удачу, появление новых доказательств или в связи с резонансностью преступления.

«Поправка Лозового» вводит ограничение по времени на раскрытие таких дел.

Так, тяжкое или особо тяжкое преступление должно быть расследовано правоохранителями в течение не более 18 месяцев, средней тяжести – 12 месяцев, уголовный проступок – 6 месяцев.

После завершения срока следователь обязан закрыть дело.

В то же время, оговаривается, что в отдельных случаях правоохранители могут подать в суд ходатайство о продлении сроков расследования.

Несмотря на уверения депутатов, что ограничение сроков расследования, не распространяется на уголовные производства, открытые до 15 марта 2018, ряд руководителей силовых органов заявляют об обратном.

В частности, начальник департамента спецраследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк подчеркивает, что изменения в УПК могут повлечь закрытие ряда «майдановских» дел, а глава Национальной полиции Сергей Князев вообще заявил, что около 700 – 800 тыс. нераскрытых дел будут закрыты одномоментно. 

2. Колоссально возрастает нагрузка на суды из-за изменения территориальной подсудности ходатайств органов следствия.

С 15 марта всем районным управлениям полиции, Государственной фискальной службы, прокуратуры и других правоохранительных органов будет запрещено подавать ходатайства в соответствующие районные суды по месту своей работы.

Ходатайства сможет рассматривать только тот суд, в одном районе с которым зарегистрирован и находится правоохранительный орган как юридическое лицо.

Таким образом, все 10 районных управлений полиции Киева плюс все районные управления полиции Киевской области обязаны будут направлять свои ходатайства только в Шевченковский районный суд Киева, ведь главки этих органов следствия находятся на ул. Владимирской в Шевченковском районе столицы.

О том что такая ситуация приведет к коллапсу Шевченковский суд Киева публично объявил еще 20 декабря 2017 года.

Его председатель Олег Савицкий направил открытое письмо Президенту Петру Порошенко, председателю Верховной Рады Андрею Парубию и руководителям Высшего совета правосудия, Высшей квалификационной комиссии судей, Совета судей и Государственной судебной администрации.

«Становится абсолютно понятным, что 19 следственных судей Шевченковского райсуда Киева фактически не будут иметь никакой физической возможности рассмотреть такое количество дел без нарушения сроков, определенных УПК», - было сказано в письме.

Как видим, крик судей о помощи остался без ответа со стороны власть имущих.

3. Любой подозреваемый получает право обжаловать сам факт сообщения ему о подозрении 

Симптоматично, что новеллу о возможности обжалования подозрения, ввел в украинское законодательство депутат, подозрение на которого еще в июле 2017 года подготовила Генеральная прокуратура. Очевидно, что воспользоваться данным бонусом от Лозового, уже сейчас найдется немало желающих среди чиновников, подозреваемых в преступлениях

В частности, по информации Українських Новин, ряд адвокатов топ-подозреваемых готовятся занимать очередь c утра 15 марта в судах для обжалования подозрений, врученных своим клиентам. В свою очередь, сотрудники правоохранительных органов считают нелогичной эту норму и потенциально коррупционной.

Так, силовики отмечают, что обоснованность подозрения и так проверялась следственным судьей при избрании меры пресечения подозреваемому, и нет никакой необходимости сейчас загружать суды миллионами ходатайств от адвокатов, которые, очевидно практически все, уверены в невиновности своего клиента и необоснованности подозрений. При этом в УПК не указывается, что делать следствию в случае отмены судом сообщения о подозрении для лица, в отношении которого уже избрана мера пресечения. 

4. Назначать экспертизы, в том числе для установления причин смерти, сможет исключительно суд. И этот процесс может занять до 3 дней. 

Одно из наиболее резонансных нововведений УПК, которое потенциально может коснуться каждого украинца, касается изменения порядка назначения экспертиз.

Если ранее право назначать экспертизу, в том числе для установления причин смерти человека имел право следователь или прокурор, то теперь правоохранители лишаются данных полномочий.

Они обязаны только подготовить соответствующее ходатайство и передать его на рассмотрение в суд. Процесс рассмотрения в суде данного ходатайства может составлять до 3 дней.

Таким образом, от правоохранительных органов к судам переходит функция назначения экспертиз для установления причин смерти; тяжести и характера телесных повреждений; определения психического состояния подозреваемого; установления размера материального ущерба

Очевидно, что на фоне катастрофически малого количества судей (около 5 тыс.) по сравнению с количеством следователей полиции, СБУ, ГФС и прокуроров, которые ранее могли сами назначать экспертизы, Украину из-за непрекращающегося потока ходатайств подобного толка, вполне вероятно, ожидает коллапс судебной и правоохранительной систем.

Именно тех систем, которые и так работают в нашей стране в авральном порядке, с массой нарушений, с затягиванием дел и попранием прав как потерпевших и обвиняемых.

В абсолютном большинстве случаев, такие ситуации вызваны некомпетентностью депутатов, слишком часто меняющих отечественное уголовное законодательство, зачастую в собственных корыстных интересах.

Олег Черныш, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/высокая мода/лето/осень
2526 грн.
350