Последние четверть века Польша является одним из самых последовательных и надежных союзников Украины. Но когда вспоминают о делах давно минувших дней, даже между самыми верными друзьями подчас начинаются недоразумения и происходят ссоры. Вот и сегодня украинско-польский союз стоит на пороге непростого испытания. И от того, как Киев и Варшава смогут его пройти, зависят отношения украинцев и поляков в ближайшие годы. 

В польском законодательном органе — Национальной ассамблее находятся два законопроекта, посвященные памяти «кресовян» — поляков, проживавших на землях «восточных крессов». Это территории, охватывающие современные западные области Украины и Беларуси, а также т.н. Виленскую область Литвы. 

В этих документах, подготовленных партиями «Право и справедливость» (ПиС) и Кукиз'15, события Волынской трагедии 1943–1944 гг. квалифицируются как «геноцид поляков украинскими националистами».  Например, в законопроекте ПиС «Об установлении Национального дня памяти мученичества кресовян» речь идет о жертвах террора «российского тоталитаризма, немецкого и интегрального украинского национализма». И пусть не в самом теле законопроекта, а только в его обосновании, но говорится о «геноциде против поляков, совершенном украинскими националистами», «кульминацией которого стал день 11 июля 1943 г.». 

Не случайно выбрана и дата для установления «Национального дня памяти мученичества кресовян». 11 июля 1943 г. в польском обществе очень четко привязывается к ОУН и УПА: по утверждениям поляков, в этот день произошли масштабные атаки украинских повстанцев на польские села и местечки, в результате чего погибло несколько тысяч человек.  А проект, подготовленный Кукиз'15, так и называется — «Об установлении 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида, учиненного ОУН-УПА против жителей Восточных кресов II Речи Посполитой». 

«Появление этого законопроекта — следствие неприятия и критики со стороны радикалов законопроекта ПиС. По их мнению, он размывает сущность «самого жестокого геноцида против поляков, совершенного украинскими националистами», — пояснила в своем комментарии член группы ВРУ по межпарламентским связям с Польшей Светлана Войцеховская. Ожидается, что уже в июне один из этих документов будет проголосован польскими парламентариями. Скорее всего, это будет проект правящей ПиС, имеющей абсолютное большинство в Сейме и Сенате. А вот проект Кукиз'15 могут принять до 11 июля в качестве декларации. (Впрочем, на днях в польской прессе появилась информация, что лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский не хочет специальной резолюции парламента в отношении 11 июля).

В Киеве же растет тревога из-за планов Варшавы. Беспокойство вызывают и дата, предложенная для установления дня памяти «кресовян»; и используемое в двух законопроектах определение «геноцид»; и то, что поляки возлагают однозначную коллективную ответственность за трагические события 1943–1944 гг. исключительно на украинцев — ОУН и УПА. Для украинцев это неприемлемо. И с исторической точки зрения, и с правовой, и с моральной. Пугают и возможные последствия принятого закона. Среди них — рост антиукраинских настроений в польском обществе, что поставит под угрозу безопасность украинцев, проживающих в Польше; усиление антипольских настроений, в частности, в Западной Украине; углубление кризиса в отношениях польского и украинского истеблишмента.  «Соперничество за право называться самым пострадавшим народом и злоупотребление понятием геноцида — один из самых серьезных грехов, совершаемых политиками.

Такие темы легче всего подходят для политических спекуляций, но в большинстве случаев деструктивны и ведут к углублению раскола между народами, подчеркиванию разделения между «мы» (жертвы) и «они» (враги)», — полагает специалист по международному уголовному праву Николай Гнатовский. Как показывает опыт Боснии и Герцеговины в 90-е гг. прошлого столетия, постоянные безосновательные обвинения политиками из разных этнических групп друг друга в геноциде могут привести к реальному, а не к выдуманному геноциду.

«Память людей, погибших в результате преступлений прошлого, необходимо почитать так, чтобы не провоцировать ухудшение отношений между их потомками и соседними народами», — считает Николай Гнатовский.  Уже сегодня в Польше отмечается рост антиукраинских настроений, происходят многочисленные нападения на наших сограждан, участились уничтожения украинских захоронений в Польше и т.д. В целом за последние два года отношение поляков к нашим согражданам ухудшилось.  По данным соцопроса польского Центра исследования общественного мнения (CBOS), обнародованного в апреле 2016 г., украинцы находятся на 16-м месте среди наций, к которым поляки относятся положительно: к нам с симпатией относятся 27%, негативно — 34%, безразлично — 33%, не определили свое отношение — 6%. В 2015 г., как свидетельствуют данные CBOS, к украинцам хорошо относилось 38% поляков, плохо — 32%.  Причина этого — не только в разочаровании наших западных соседей от отсутствия существенных изменений в Украине, но и в героизации таких организаций, как ОУН и УПА. Поляков возмущает, что для украинцев Степан Бандера и Роман Шухевич — национальные герои, а черно-красные знамена — символ борьбы за независимость. Для многих жителей Польши ОУН и УПА — преступные организации, совершившие геноцид польского населения «восточных крессов». 

Очередной всплеск антиукраинских настроений может произойти нынешней осенью, когда состоится премьера фильма польского режиссера Войцеха Смаржовского «Волынь», создаваемого при содействии Института польского кино и «кресовых» организаций. По словам Смаржовского, «в фильме будет много крови». Не исключено, что «Волынь» покажут и на российском телевидении… Раздрай в украинско-польских отношениях — на руку России, ведущей против Украины не только боевые действия, но и информационную войну. Возложение поляками на украинцев односторонней ответственности за гибель мирных жителей во время Волынской трагедии предоставит российской пропаганде очередную возможность очернить украинцев и напомнить полякам о том, «как бандеровцы рубили топорами и жгли их детей». На встречах с украинскими дипломатами и политиками, в том числе и во время недавнего приезда в Киев автора ПиСовского законопроекта «Об установлении Национального дня памяти мученичества кресовян» Михала Дворчака, поляки старались унять тревогу украинцев. Они многократно повторяли, что вопрос Волыни никак не скажется на уровне сотрудничества Польши с Украиной, что принятие закона никак не повлияет на позицию Варшавы в поддержке Киева и осуждении российской агрессии. Наоборот, как уверяют представители «Права и справедливости», стремление их политической силы раз и навсегда поставить точку в трактовке произошедших событий позволит полякам перевернуть страницу истории и сосредоточиться на развитии всестороннего партнерства с Украиной. И уж тогда ни польские радикалы, ни третья сторона больше не будут манипулировать Волынской трагедией и разыгрывать историческую карту в наших двусторонних отношениях.  Некоторые польские собеседники ZN.UA даже полагают, что если фильм «Волынь» выйдет на экраны, он будет иметь куда больший общественный резонанс, нежели принятый закон, посвященный памяти «кресовян».

Но для Киева «успокоительное» из Варшавы не действует. В Киеве уверены, что оба эти законопроекта лишние. «Дело в том, что все, что политикам необходимо было сказать по теме польско-украинского конфликта, — они уже сказали», — считает директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович. По его мнению, очередное возвращение политиков к теме Волынской трагедии и политические оценки, которые они собираются давать, вряд ли будут способствовать объективному рассмотрению событий 1943–1944 гг. и повлияют на двусторонние отношения.

Напомним, что еще в 1997 г. украинский и польский президенты — Леонид Кучма и Александр Квасьневский подписали совместное заявление «К пониманию и единению», а в 2003 г. — совместное заявление «О примирении в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни». В нем президенты выражали глубокое сожаление по поводу имевших место трагических моментов совместного прошлого украинского и польского народов. В 2003 г. украинским и польским парламентами было принято совместное заявление. В нем использовались гибкие формулировки, хотя и подчеркивалось, что поляки преимущественно защищались. Но уже в июле 2013 г. польский Сейм принял постановление в память о 70-й годовщине Волынской трагедии. На этот раз действия украинских националистов против поляков были названы «этническими чистками с признаками геноцида». 

В 2014 г. Президент Порошенко во время выступления перед обеими палатами Национальной ассамблеи попросил у поляков прощения за Волынскую трагедию. В начале июня т.г. украинские общественные и политические деятели вновь обратились к польскому обществу с письмом покаяния и прощения: «...Просим прощения и в равной мере прощаем преступления и несправедливости, совершенные в отношении нас, — это единая духовная формула, которая должна быть мотивом каждого украинского и польского сердца, жаждущего мира и понимания».

Казалось, после подобных политических заявлений со стороны Киева и Варшавы можно было бы поставить точку и предоставить украинским и польским историкам возможность взвешенно исследовать эту трагедию двух народов. Но к теме «восточных крессов» польские политики обращаются вновь и вновь. 

Почему так происходит? Почему каждый раз формулировки, используемые поляками в публичных выступлениях и принимаемых документах, становятся только жестче, несмотря на то, что усиление Варшавой оценок Волынской трагедии способно вызвать ответную реакцию Киева и привести к ухудшению украинско-польских отношений? Почему, когда поляки говорят о чествовании памяти жителей «крессов», то говорят преимущественно о преступлениях, совершенных против них лишь украинскими националистами? Ведь во время Второй мировой войны миллионы поляков погибли от рук немцев, ставивших целью уничтожение не только польского государства, но и польского народа. А коммунистический режим в Советском Союзе проводил репрессии против поляков именно по национальному признаку, в результате чего только в 1937–1938 гг. жертвами этой политики стало более 150 тыс. чел.

«Количество польских жертв в польско-украинском конфликте в разы меньше жертв коммунистического тоталитарного режима. И если говорить об утраченных «восточных кресах» II Речи Посполитой, то поляков стало в разы меньше на этих территориях не из-за деятельности украинских националистов, а из-за политики советского тоталитарного режима.  Именно советский тоталитарный режим на протяжении 1939–1941 гг. провел первую волну депортации поляков с этих территорий. Позже, в 1944–1946 гг., завершил эту депортацию, когда около миллиона поляков были выселены с территорий, которые сегодня являются Западной Украиной. К сожалению, польские политики обращают внимание только на жертв украинских националистов. Это некорректно ни с исторической точки зрения, ни с политической», — отмечает Владимир Вятрович.

Наконец, почему же поляки готовятся принять закон именно сейчас, когда Украина воюет с Россией, а украинская государственность находится под угрозой уничтожения? Потому что Украина слаба и уязвима? Потому что сейчас Киев остро нуждается в поддержке друзей, а в Варшаве уверены, что украинцы, сцепив зубы, стерпят и промолчат, получив удар в спину?

ZN.UA обратилось к посольству Республики Польша в Украине с просьбой прокомментировать находящиеся в Сейме законопроекты об установлении дня памяти «кресовян» и содержащиеся в них обвинения в адрес украинских повстанцев в геноциде поляков. Несмотря на то, что польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский заявляет, что «мы должны начать дискуссию», в полученном нами ответе говорится:  «посольство Польши считает преждевременным любой предметный комментарий по данному вопросу».

Сославшись на договоренности с польской стороной не комментировать эти законопроекты, отказался от разговора и руководитель группы по межпарламентским связям с Польшей, экс-министр иностранных дел Борис Тарасюк. Позиция как польских дипломатов, так и украинского руководителя группы по межпарламентским связям вызывает удивление. Неужели они считают, что эти законопроекты польского Сейма останутся незамеченными для украинского общества, или что их не раздует Россия? Страусиная политика порождает еще больше вопросов о мотивах Варшавы и готовности Киева реагировать на действия своего союзника. Насколько можно судить, стремление поляков принять законопроект, посвященный памяти «кресовян», объясняется преимущественно внутриполитическими причинами. Как для украинцев болезненной является тема Голодомора 1932–1933 гг., так и для поляков весьма чувствительна трагедия 1943–1944 гг.: от действий Украинской повстанческой армии пострадало много семей.

Польские историки говорят о 35–100 тыс. убитых. «Эта рана до сих пор причиняет боль, ее надо вылечить», — заявил на днях глава МИДа Польши Ващиковский. «В 1942–1947 гг. шла польско-украинская война, целью которой было доказать принадлежность территорий, которые сегодня являются Западной Украиной и Восточной Польшей, либо Польше, либо Украине. Этой войны не могло не быть. Ни одна из сторон — ни Украинская повстанческая армия, ни Армия Крайова — не была готова поступиться данными землями. К сожалению, во время этой войны обе стороны часто прибегали к действиям, которые могут быть квалифицированы как военные преступления. 

Эти преступления должны быть осуждены. Необходимо также назвать конкретные имена преступников. Но говорить о геноциде со стороны Украины абсолютно неуместно, потому что ни украинцы, ни поляки не контролировали в полной мере ситуацию на землях, где проходило противостояние и, очевидно, не могли организовать какую-либо масштабную операцию по ликвидации всего гражданского населения», — утверждает Владимир Вятрович. Последующая депортация поляков в 1944–1947 гг. с Западной Украины в Польшу только усугубила трагедию людей, потерявших родных во время событий 1943–1944 гг. Огромное количество «кресовых» организаций не дают полякам забыть о событиях 1943–1944 гг. и проводят активную информационную кампанию, в которой нынешнюю украинскую власть часто называют «хунтой» и «бандеровцами». Трепетно относясь к памяти поляков, погибших во время Волынской трагедии, в польском обществе не особо концентрируют внимание на том, что тогда же жертвами преступлений Армии Крайовой стали и многие тысячи украинцев. 

«Благодаря мощной информационной кампании в Польше и Украине многие люди знают о Волынской трагедии, где действительно было убито очень много поляков. Значительно меньше известно о том, что весьма похожие события происходили на территории той же Холмщины. Например, в марте 1944 г., когда на протяжении нескольких дней было полностью уничтожено гражданское население нескольких сел, в которых жили украинцы», — рассказывает Вятрович. Не любят в Польше говорить и о том, что, начиная с 30-х XX ст., поляки, в отличие от украинцев, имевшие свое государство, проводили государственную политику «пацификации» «восточных крессов». И это, кстати, стало одной из причин ожесточенного противостояния двух народов в 30–40-е гг. 

Влияние «кресовых» организаций на политику III Речи Посполитой не стоит преувеличивать. Тем не менее, для многих поляков важно, чтобы Волынскую трагедию признали как «геноцид поляков со стороны украинских националистов». В том числе и потому, что во времена Польской народной республики тема Волынской трагедии, как и тема расстрела НКВД польских офицеров в Катыни, была табуирована. В ПНР преимущественно говорили о преступлениях, совершенных нацистами.  Подобные настроения в польском обществе и ретранслирует «Право и справедливость», которая шла на последние парламентские выборы, в том числе и под лозунгами восстановления исторической справедливости. Для части политиков ПиС эта трагедия близка и по личным мотивам. Дополнительным фактором служит возможность пропиариться и добиться высоких рейтингов популярности, тем более что выполнение многих предвыборных социальных обещаний наталкивается на финансовые трудности.  В реализации своей политики памяти жертв Волыни правоконсервативная партия демонстрирует последовательность. Еще в 2013 г., когда принималось постановление в память о 70-й годовщине Волынской трагедии, ПиС уже предлагала квалифицировать данное событие как «геноцид», а не «этнические чистки с элементом геноцида», как это определяли политики из правящей тогда Гражданской платформы. 

По словам представителей ПиС, они несут политическую и моральную ответственность перед своим электоратом. Избиратель ПиС — это, как правило, люди с правыми, но не радикальными убеждениями, с небольшим уровнем дохода, жители сел и малых городов. За этот электорат партия правого консерватора Ярослава Качиньского конкурирует с популистским движением Кукиз'15, лидер которого — Павел Кукиз готов представить своих политических оппонентов предателями национальной идеи.  В общем, лидеры «Права и справедливости» прислушиваются к настроениям своего электората. Например, для жителей Подкарпатья и Люблинщины, граничащих с Украиной, характерны ксенофобские, антиукраинские взгляды. Что отмечают, кстати, и сами поляки. 

Свою роль в ужесточении позиции Варшавы сыграл и принятый Верховной Радой весной прошлого года Закон «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ в.». Поляки весьма болезненно восприняли его. И их можно понять. Еще утром украинские депутаты стоя аплодировали выступлению тогдашнего президента Польши Бронислава Коморовского, а уже через три часа они проголосовали за закон, где речь идет, в том числе, и об ОУН и УПА! 

Представители украинской власти, поясняя полякам ситуацию, говорят о случайности. Неужели? Утреннюю сессию, когда принимался закон об украинских борцах за независимость, вел тогдашний первый вице-спикер Андрей Парубий, семью которого в 1945 г. принудительно выселили с территории, входящей сегодня в состав Польши…  Делая шаг к примирению, в Киеве (во время прошлогоднего визита польского президента Анджея Дуды) пообещали смягчить ст. 6 украинского Закона «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ в.». Данная статья предусматривает судебную ответственность, в том числе и иностранцев, за пренебрежительное отношение к борцам за независимость и публичное отрицание факта правомерности борьбы за независимость нашей страны в прошлом столетии. По мнению поляков, это осложняет польско-украинский исторический диалог, который должен быть откровенным.

Однако украинские парламентарии до сих пор так и не выполнили данное обещание. 

По словам Светланы Войцеховской, в июне прошлого года членами межпарламентской ассамблеи Украина—Польша был зарегистрирован законопроект №2117 о внесении изменений в Закон Украины «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ в.».

«Сейчас мы видим, что решение вопроса требует более основательного подхода. Поэтому при участии членов группы межпарламентских связей Украина—Польша, историков, экспертов нарабатывается новая редакция законопроекта. Поскольку текст уже почти согласован, то вполне вероятно, что такой законопроект будет в ближайшее время зарегистрирован», — поясняет ситуацию Войцеховская. Необязательность украинских партнеров лишь усиливает раздражение польского истеблишмента, уязвленного тем, что в Киеве не рассматривают серьезно позицию Варшавы, которую оскорбляет то, что Украина воспринимает усилия Польши на международной арене как данность и не ценит поддержку поляков. Сегодня в III Речи Посполитой достаточно людей, думающих, что лучше махнуть рукой на Украину, поскольку «мы столько для нее сделали, а там ничего не меняется». Подобные настроения усиливаются, когда Украина слаба и демонстрирует отсутствие весомых успехов в реформировании. Как отмечают наши польские собеседники, зачастую поляки считают, что им уже нечего терять в отношениях с украинцами, ибо все равно ничего не получится, что Украина так и не способна выйти из кризиса и обречена на то, чтобы вечно быть частью «постсоветского пространства».

А коль так, то стоит хотя бы соблюсти польские интересы и признать Волынскую трагедию геноцидом. И не раз польские политики говорили украинцам: если депортацию крымских татар в Украине признали геноцидом крымскотатарского народа, то почему Киев хочет отказать полякам в праве называть геноцидом события 1943–1944 гг.? Ведь речь идет о массовых убийствах гражданского населения. Все перечисленные выше факторы и определяют позицию «Права и справедливости», да и многих других партий. Поляки для себя уже все решили: события Волынской трагедии — это геноцид, сознательное уничтожение поляков «украинскими националистами из ОУН-УПА».

Это принципиальный вопрос, в котором нет никаких разногласий среди польской политической элиты.  После встречи с Михалом Дворчаком спикер украинского парламента Андрей Парубий написал в блоге «Украинской правды»: «Я объяснил польским коллегам: наши ребята, защищающие сегодня независимость Украины на Донбассе, воюют там не только за Украину, они защищают всю Европу, весь цивилизованный мир. И чествуя их подвиг во имя мира, нам нужно отойти от исторических дискуссий, нам нужно объединяться для победы и для будущего». 

Но поляки не намерены идти на уступки. «Преступления против наших соотечественников должны быть признаны геноцидом. Я не допускаю никаких вариантов оправдания того страшного периода в нашей истории, даже учитывая нынешнюю ситуацию в Украине», — сказал в интервью Gazeta Polska лидер правящей «Права и справедливости» Ярослав Качиньский, разбивая надежды украинских дипломатов и политиков, до последнего пытающихся смягчить трактовку ПиС событий Волынской трагедии.  Максимально, на что готовы пойти в ПиС — перенести даты «Национального дня памяти мученичества кресовян» с 11 июля на 17 сентября. В том же интервью Gazeta Polska Я.Качиньский сообщил: «Эта дата, скорее всего, будет изменена и перенесена на 17 сентября, поскольку этот день связан с поминовением всех преступлений, совершенных против поляков на Востоке». Данное заявление уже вызвало критику со стороны «кресовых» и националистических организаций. 

Перенос даты, с точки зрения Киева, значительно смягчает закон. «Полагаю, что это серьезный шаг в переосмыслении данного закона. 17 сентября — дата, когда во Вторую мировую войну вступил Советский Союз, начав войну против тогдашней II Речи Посполитой. В этом случае происходит смещение акцентов в сторону поляков, ставших жертвами советской оккупации», — говорит Владимир Вятрович. Каковы международно-правовые последствия от принятия закона, где говорится о жертвах террора «российского тоталитаризма, немецкого и интегрального украинского национализма»? Поляки убеждают, что никаких, что это только для внутреннего пользования, что еще в постановлении Сейма в 2013 г. впервые появилось слово «геноцид», и это никак не повлияло на польско-украинские отношения.  В целом данное мнение разделяет и Николай Гнатовский: «Непосредственных последствий принятие таких законопроектов не имеет — ни для принявшего это законодательство государства, ни для того, что ассоциируется с обвиненными в подобных преступлениях прошлого лиц или организаций».

По словам Гнатовского, причин этому несколько. Во-первых, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него была принята лишь в 1948 г., а вступила в силу в 1951 г. По действовавшему в 1943 г. международному праву, совершенные тогда злодеяния могут быть квалифицированы как преступления против человечности и военные преступления.  Во-вторых, «даже если принять обратное действие во времени Конвенции 1948 г., доказать необходимое для квалификации геноцида наличие dolus specialis — намерения уничтожить поляков полностью или частично как таковых, будет крайне сложно». В-третьих, как обращает внимание Гнатовский, не существует государства, которому в соответствии с международным правом можно было бы присвоить ответственность за преступления на Волыни, совершенные в 1943 г.  Хотя принятие закона и не будет иметь международно-правовых последствий, сохранение формулировки «геноцид», пусть даже и не в теле закона, а в его обосновании, все так же неприемлемо для Киева.

Что делать в данной ситуации? Как уменьшить негативные последствия от принятия закона? Как реагировать на эти обвинения? Проигнорировать? Или жестко ответить, в стиле российской или турецкой дипломатии? Официальный Киев полон сомнений. Не хотелось бы, чтобы Киев повторял ошибки Анкары, отзывающей послов после того, как та или иная страна признает геноцид армян в Османской империи, или Москвы, грозящей санкциями и «черными списками». Да и агрессия России ограничивает поле для маневра: Украина не может позволить себе ссориться со своим одним из наиболее верных союзников в ЕС. Но ведь и в украинском парламенте есть горячие головы. И нельзя исключить, что принятие закона в польском Сейме может спровоцировать симметричные действия в Верховной Раде.

«В украинском парламенте достаточно сил, которые будут говорить о польских акциях как о геноциде украинцев. Есть и депутаты, чьи родственники пострадали в ходе польско-украинского конфликта. Считаю, что это очень неправильно — обвинять друг друга в геноциде. Это путь в никуда», — убежден Владимир Вятрович.

Что касается изменений в Закон "О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ в." для отмежевания от совершивших военные преступления членов ОУН и солдат УПА, это не только позволит снять обвинения в адрес данных организаций, но и выбьет аргумент из рук поляков, применяющих принцип коллективной ответственности. Вот и польский закон 1991 г. «О комбатантах и некоторых лицах, которые были жертвами репрессий в военный и послевоенный период» в ст. 21 п. 2 отказывает в льготах и социальных гарантиях ветеранам (в том числе и польского подполья), запятнавшим себя преступлениями против гражданского населения в период до 31 декабря 1956 г. Впрочем, в Украинском институте национальной памяти против такого уточнения в украинском законе, поскольку трудно определить, в соответствии с каким законодательством следует судить людей, совершивших военные преступления в составе УПА. Ведь если в Польше в то время существовало независимое государство, пусть и в подполье, то в Украине его не было.  Пока в Киеве акцентируют внимание на необходимости продолжения диалога историков и общественности двух стран, дабы совместными усилиями выработать объективную оценку событиям на Волыни в 1943–1944 гг., а также на Холмщине и Подляшье в 1942–1947 гг. Ведь важно, чтобы не только украинцы понимали позицию поляков, но и поляки посмотрели на историю двусторонних отношений глазами украинцев.

Владимир Кравченко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1056