Страны, столкнувшиеся с дефицитом рабочих рук, активно заманивают украинцев на работу. Польша, например, намерена заполучить около миллиона работников из нашей страны, в том числе и квалифицированных специалистов. Собирается ли Украина останавливать поток трудовых мигрантов и нужно ли это делать?

О том, что сейчас происходит на украинском рынке труда, о планах по реинтеграции трудовых мигрантов и их перспективах в родной стране с корреспондентом ForUm`a беседовал заместитель главы Государственной службы занятости Украины Сергей Кравченко.

- Собирает ли Служба занятости статистику по количеству трудовых мигрантов? Сколько украинцев уезжает на заработки?

- В прошлом году выехали из Украины и официально трудоустроились за границей 79 200 человек. В 2015-м году - 76 900 человек.

- Сколько из них возвращаются обратно?

- У нас таких данных нет. Но, согласно законодательству, раз в полгода они должны возвращаться на территорию Украины.

- Каков «портрет» трудового мигранта, исходя из этой статистики?

- Большая часть трудовых мигрантов, около 90%, мужчины. Возраст – 30-35 лет. Но сегодня многие университеты отправляют студентов по разным программам за границу. Молодые люди едут на обучение в другие страны, и часто остаются там работать. Потому можно сказать, что средний возраст трудового мигранта снижается.

- Какие страны самые популярные?

- Большая часть мигрантов едет в европейские страны, преимущественно в Польшу. Спрос на работу в России падает.

- Недавно Чехия вдвое увеличила квоту на трудовых мигрантов из Украины. Польша также активно привлекает наших граждан…

- Да, Польша очень активно работает в этом направлении. У них есть план по привлечению около миллиона наших мигрантов. Но мы сейчас прорабатываем свои программы, чтобы украинцы возвращались домой, и работали в Украине. На базе Службы занятости создаются центры развития предпринимательства. Если трудовой мигрант, работая в другой стране, научился чему-то новому, мы здесь  ему дадим бизнес-идею. Он сможет воплотить ее в жизнь и будет заниматься собственным делом.

- Это один из проектов по реинтеграции трудовых мигрантов?

- Это наш самый важный и большой проект. Как правило, на заработки в другие страны уезжают люди семейные. Они, можно сказать, теряют своих родных. Их дети растут под присмотром бабушек-дедушек. Понятно, что в таком случае со стороны родителей  нет никакого контроля, только «финансирование», они не занимаются воспитанием. Если так будет продолжаться и дальше, у нас будет социальная катастрофа.

Очень важно, чтобы люди возвращались в Украину. В некоторых сферах экономики уже возник дефицит кадров. Как правило, не хватает людей с рабочими специальностями. Причем оплачивается такая работа не хуже, чем за границей. Например, токарь шестого разряда у нас может зарабатывать до 25-26 тысяч гривен в месяц. В Польше с многочасовым рабочим днем и шестидневной рабочей неделей его заработок будет таким же. С высокой квалификацией хорошо зарабатывать можно и в Украине. Вопрос только в том, как найти такие вакансии. Мы создаем кадровый резерв, чтобы оставить в стране как можно больше качественных специалистов. Один из примеров – наш совместный проект с Укроборонпромом . Найти сотрудников для этого предприятия сейчас большая проблема.

- Но HR-специалисты жалуются, что среди представителей рабочих профессий сейчас либо «пионеры» без опыта работы, либо пенсионеры.

- У нас есть 11 центров профессионально-технического образования, где обучают тем или иным рабочим профессиям. Возьмем, к примеру, швей. В Одессе недавно лицензировали эту профессию под компанию Arber, чтобы они могли брать к себе на работу как можно больше людей. Средняя зарплата на их предприятиях 7 тысяч гривен. За границей такая швея будет зарабатывать приблизительно столько же, но живя в чужой стране, не платя социальные взносы, подвергаясь риску.

Служба занятости включилась в проект «Трудоустройство за границей». Мы хотим, чтобы украинцы выезжали работать легально. Большую часть выезжающих просто обманывают, выманивают деньги за визы, страховки и ненужные услуги. Некоторые из них остаются без заработка. А бывает, что люди просто не возвращаются. И никто не знает, где они, что с ними случилось.

Реинтеграция трудовых мигрантов также очень важна. Особенно, учитывая то, что по некоторым данным, 65-70% украинцев готовы уехать на работу за границу. Мы хотим, чтобы этот процент максимально сократился. Также мы регулярно проводим беседы с профессиональными ассоциациями из разных сфер на тему: «Если вы не будете платить деньги людям, останетесь без персонала». Привезти им на замену работников из других стран? Я не знаю, откуда их везти, где зарплата ниже, чем в Украине. Ведь даже зарплата в 3 200 гривен не устраивает квалифицированных специалистов. Они должны получать больше.

Мы хотим комплексно решать сложившиеся проблемы. Собираемся применять опыт Польши, Германии, других стран по реинтеграции мигрантов. Понятно, что миграция всегда была. Но когда она набирает большие обороты, это превращается в катастрофу. А мы хотим этого избежать, сработав на опережение.

- Какие ресурсы нужны для воплощения проектов по реинтеграции?

- Мы сейчас это просчитываем. У нас сейчас есть центры занятости, на их базе создаются центры развития предпринимательства и инноваций. Изучаем ситуацию вместе с Международной организацией по миграции, чтобы понимать, что можно сделать, чтобы, во-первых, вернуть в Украину как можно больше людей, а во-вторых, «отговорить» украинцев от отъезда.

Важно объяснить мигрантам, что трудоустройство обязательно должно быть официальным. Ведь работа  без договора означает, что вас никто не защитит. К слову, у нас много компаний, которые раньше были турагентствами, а теперь стали компаниями по трудоустройству за границей. Но они всего лишь продают визы, страховки и билеты на транспорт.

Если человек хочет поехать на заработки, ему никто не может этого запретить. Но, нужно, чтобы он благополучно вернулся в Украину.

- Сейчас многие компании рекламируют услуги по трудоустройству в других странах. На что нужно обращать внимание, выбирая посредника?

- Во-первых, у фирмы-посредника должна быть лицензия. Во-вторых, должен быть договор, где четко прописываются права и обязанности всех сторон. Один экземпляр должен быть на украинском языке, чтобы вы четко понимали, что подписываете. Вам должны показать работодателя, возможно, даже провести видео-презентацию будущего места работы.

- Как проверить наличие и подлинность лицензии?

- Можно проверить информацию в Минсоцполитики, просто направив им запрос. Это не проблема.

- Возможна ли реинтеграция трудовых мигрантов в условиях нестабильной экономики?

-  Знаете, многие успешные бизнесмены повторяют одну мысль. Например, Дональд Трамп, сказал, что все свои деньги сделал на кризисе. Так вот, возвращайтесь в Украину и делаете деньги на кризисе!

Нам не хватает предпринимательской культуры. Есть страх: как я начну, что буду делать дальше? Эти вопросы мы и хотим решить. Мы хотим помочь людям, чтобы они понимали, как делать бизнес.

Мы создаем коворкинговые центры, где будут собирать будущих предпринимателей. Один такой центр открывается, к примеру, в Днепропетровске.  В Киево-Святошинском районе есть курсы для работодателей, где им рассказывают, как пользоваться программой ProZorro, как подать документы на эту программу и другие вещи. Такие же курсы мы хотим сделать для тех, кто хочет быть предпринимателем. Чтобы они начинали понимать предпринимательскую культуру и находили возможности.

- Но не у всех же есть способности к ведению бизнеса. Тот же классный токарь, который долго оттачивал свое мастерство, не станет в один день бизнесменом.

- Можно ли сравнивать гоночный автомобиль с грузовиком? Нет. С людьми так же. У кого-то есть качества, позволяющие стать предпринимателем. А есть люди, без этих качеств. Примерно 30% общества может заниматься бизнесом, 70% - готовы работать на кого-то. Наша задача найти тех 30 человек из сотни, которые могут этим заниматься.

- Как?

- У нас есть профориентаторы. К ним можно обратиться, пройти специальный тест, чтобы определись свои склонности и навыки. Ставку делаем на тех, кто приходит с готовой идеей и хочет начать собственное дело. Мы можем предложить человеку заняться тем или иным бизнесом, но только если он сам того хочет.

Также у нас есть проект для школьников, чтобы они могли понять, кем хотят быть. Действительно ли им подходит профессия, которую выбрали родители или они сами?

- Профориентация направлена больше на школьников или на тех, кто уже имеет профессию, но хочет что-то изменить?

- Во-первых, на тех, кто хочет определиться с будущей профессией. В Николаеве мы провели один интересный проект. У десятиклассников спросили, кем они хотят быть. Предположим, кто-то ответил, что хочет быть ветеринаром.  Он сдает профориентационный тест, длящийся 180 минут. Результат показывает, что этот школьник может быть ветеринаром, но ему предлагают посмотреть, нравится это занятие, или нет. Его оправляют поработать несколько часов в неделю с профессиональным ветеринаром, чтобы увидеть, как это происходит, и понять, этого ли он хочет.

Во-вторых, это безработные, приходящие в Службу занятости. К нам приходят три типа безработных. Первый тип – это «принципиальные  безработные», выражающие протест обществу. Они говорят:  «Я не буду работать, потому что не хочу». Им все не нравится. Второй тип – это те, кто временно потерял работу. Они хотят трудоустроиться, но им нужно получить какие-то дополнительные навыки, чтобы стать лучше. А третий тип – это те, кто когда-то выбрал не ту профессию, работал не в той сфере. И вот тут ему стукнуло 40 лет и он потерялся: где я, кто я? Такие люди хотят работать, но не знают кем и в какой сфере. Вот это точно наши «клиенты». Они проходят профтест. Им говорят, что нужно переобучиться. И после переобучения они получают профессию, которую хотят. Таких людей очень много. После переобучения они находят новую работу и удивляются, как могли раньше работать по «не той» специальности.

Потому у нас сегодня в приоритете профориентационная работа с молодежью, чтобы в будущем не было третьего типа безработных. Первый тип будет всегда, это неизбежно. Но со вторым и третьим типом можно работать. Их нужно мотивировать и проводить  профориентацию.

- А  много ли безработных обращалось к вам в 2016 году?

- В прошлом году на одну вакансию претендовало 11 человек, в этом – уже 9. За 2016 год мы на семь дней сократили срок поиска работы. 40% людей, приходящих в Службу занятости находят новую работу до получения официального статуса безработного.

К слову, хочу рассказать об еще одном проекте, профилактике трудовой миграции. Это ярмарки вакансий. Вот вы не знаете, где найти работу и не можете пойти в центр занятости. Тогда мы придем к вам: в метро, в троллейбусе, в трамвае, на вокзале. Для этих ярмарок мы собрали лучшие вакансии с хорошими зарплатами. Были вакансии и по 25 тысяч гривен. Например, первая такая ярмарка прошла на станции метро «Дарница» в Киеве. Тогда за неделю трудоустроилось 1,5 тысячи человек. Для маленькой ярмарки, где было до 100 работодателей, это хороший показатель. У сайтов по поиску работы есть такие результаты? Кстати, мы не часто говорим эту цифру, но Служба занятости ежедневно находит работу для трех тысяч человек!

Когда на Майдане были митинги, мы там тоже поставили ярмарку вакансий. Ребята, не берите деньги за митинги, найдите себе нормальную работу и работайте!

- «Профессиональным митингующим» не нужна такая работа…

- Это как раз первый тип безработных. Их в любом обществе около 12%. И с ними ничего нельзя сделать, это «профессиональные безработные». Но, из некоторых из них получаются хорошие предприниматели. Если вовремя «поймать» и сказать: «Ты не туда идешь». У них есть хорошие организационные способности.

- Кто из работодателей охотнее всего сотрудничает со Службой занятости? Какие вакансии предлагают?

- Мы ищем персонал для разных работодателей. Начиная от тех, кто ищет продавцов на рынок и, заканчивая теми, кто строит двигатели для ракет (например, подбор сотрудников на ПО «ЮЖМАШ»). У нас 165 тысяч работодателей. В Украине больше двух миллионов работодателей, я хочу, чтобы мы сотрудничали с миллионом из них.

Также мы активно сотрудничаем с бизнес-ассоциациями. Дайте людям хорошую зарплату, предоставьте нам все свои вакансии, а мы вам их укомплектуем.

- Когда-то работодатели не хотели нанимать людей старше 45 лет. Есть ли эта проблема сейчас?

- Это плохой тренд, но он есть. Его нам принесли международные компании. Какой выход из ситуации? Переобучение с получением новых навыков. Украинцы старше 45-ти имеют право воспользоваться ваучером и получить дополнительные знания, чтобы быть более конкурентоспособным на рынке труда.

- Часто такие соискатели компетентны, их знания и умения актуальны? Дело только в возрасте?

- Тогда просто нужно искать другого работодателя. Не у всех есть такая проблема. Мы проводим со многими работу. Многие отказываются от гендерной, возрастной или какой-то другой дискриминации. Просто некоторые работодатели считают, что люди старше 45 не способны обучаться и переобучаться. Но это утверждение можно опровергнуть во время собеседования у конкретного работодателя.

Вот, мы запускаем проект видеорезюме. Его опробовали в Донецке, чтобы люди не ездили на собеседования через блок-посты и не подвергали себя опасности. Теперь это внедряется по всей стране. Работодатель может посмотреть резюме в любое время. И вообще, критерии подбора кадров меняются.

Есть хороший пример. Большая часть американских миллиардеров стали таковыми после 50-ти. В молодости они продавали хот-доги, мыли полы в кинотеатрах, убирали улицы. Некоторые голливудские звезды сделали карьеру после 45-ти.

- Какие специалисты сегодня в дефиците?

- Не хватает людей, которые могут что-то делать руками, от поваров до электриков. Не хватает слесарей, водителей, сантехников, швей, строителей. Все рабочие специальности в дефиците. Также не хватает инженеров, медперсонала, сотрудников для аграрной промышленности: агрономов, водителей сельхозтехники и так далее.

Сегодня рабочие профессии оплачиваются лучше юристов, экономистов, менеджеров. Юристы, экономисты и менеджеры сегодня на рынке труда не нужны! И в ближайшие 5-10 лет они тоже будут не нужны. Это мировая тенденция. Компания IBM заявила, что может сделать «электронного» юриста. Ведущие американские вузы сокращают количество студентов на юридических факультетах.

- Как насчет IT-шников?

- В них тоже есть потребность, которая будет только расти. Но сегодня на IT-рынке уже не нужны узкие специалисты, нужна широкая квалификация. Существует много онлайн-курсов, обучающих работе в IT. Все имеющиеся на сегодня технические специальности долго будут в тренде. Спрос на IT-шников будет стабильным в ближайшие годы.

- Дефицит рабочих специальностей связывают с упадком профтехобразования. Что с этим делать?

- В Украине идет реформа профтехобразования. Не знаю, чем она закончится. Но мы сегодня не можем набрать группу для обучения рабочим специальностям. Тут большую роль играет престижность этих профессий. Хотя, например, на одном из заводов в Харькове зарплата токаря стартует от 12 тысяч гривен. И эти токари ведь не работают в грязных цехах,  у них условия работы лучше, чем в моем кабинете. Там стерильная чистота, они обслуживают современные ЧПУ-станки. И таких специалистов не хватает. Спрос на них постоянно растет. Почему-то у нас профессия строителя считается немодной. Но вы попробуйте найти строителя, который сделает все хорошо. Они сегодня тоже просто нарасхват.

Валентина Дудко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

Туфли мужские весенне-летние классического фасона 2017 года