Не исключено, что всей истины по делу убийства журналиста Георгия Гонгадзе, общественность никогда не узнает. Такое мнение в комментарии корреспонденту ForUm’a высказал политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, комментируя вчерашнее заявление Генеральной прокуратуры Украины о возобновлении досудебного расследования уголовного производства по факту организации умышленного убийства Гонгадзе.

«Дело не закрыто. Рискну предположить, что мы никогда не узнаем всей истины по нему. Как по делу убийства американского президента Джона Кеннеди не знаем до сих пор, кто настоящий убийца. По (делу. – Ред.) Гонгадзе мы знаем, кто убийца. А вот пружину этого дела: кто именно и почему инициировал это убийство, думаю, так всей истины и не узнаем. Моя версия – ключевая фигура здесь Кравченко, который ушел из жизни, а с ним и все тайны этого дела», - сказал Фесенко.

По его мнению, возобновление досудебного расследования по делу украинского журналиста именно сейчас вполне объяснимо.

«Это объясняется очень просто – новый генеральный прокурор. Он демонстрирует активизацию своей деятельности. Лучше всего делать это по резонансным делам. Он обещал, к нему был вопрос по поводу возобновления этого дела – он выполнил свое обещание. Но это не значит, что мы уже завтра или послезавтра получим какие-то резонансные действия. Идет дело Пукача. Это ключевая линия по делу Гонгадзе. Но в этом и проблема, что дальше тяжело продвинуться. И не везде и не во всем можно верить Пукачу», - выразил мнение политолог.

По словам Фесенко, не стоит удивляться, что сегодня акцентируют внимание именно на расследовании убийства Гонгадзе.

«Дело Гонгадзе – самое известное. Что касается, например, погибшего журналиста газеты «Вести» (Вячеслава Веремия, погибшего во время событий на Майдане в феврале 2014 года. – Ред.), следствие по этому делу продолжается. Просто оно не такое резонансное, как дело Гонгадзе, которое связанно с кассетным скандалом», - отметил Фесенко.

Он напомнил, что Веремий тогда был не единственной жертвой. «Это была жертва в рамках конфликта –  тогда погибли десятки людей. И возможно, не было такого эффекта. К тому же это не было связанно с журналистской деятельностью, в отличие от дела  Гонгадзе. Оно носило ярко выраженный политический характер. Журналиста выкрали. То есть это имело огромнейший политический резонанс», - подытожил политолог.

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

115
Теги