Второй год мы живем без Павла Шеремета.

Центр Киева, лето, теплое утро. Хороший и светлый Павел ... Наш Пал Героич. Как всегда утром он спешил на эфир. Его автомобиль взорвался на углу улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко. Позже мы узнали, что это была самодельная взрывчатка с элементами противопехотной мины МОН-50, заложенная под местом водителя.

За считанные минуты Шеремет скончался в карете «скорой».

Дерзкое, страшное и совершенно циничное убийство, которое имело целью не просто унести жизни, но и запугать всех нас.

Об этом преступление говорил весь мир, а украинские чиновники называли расследование убийства Пал Героича «делом чести».

«Это дело нашей чести - принять все меры, чтобы в кратчайшие сроки это преступление было раскрыто», - уверял Президент Украины Петр Порошенко во время совещания с руководителями силовых органов сразу после убийства Шеремета.

Со временем громкие заявления превратились в позорное молчание.

Время идет, но мы не увидели ни одного весомого продвижения в этом деле. В нем даже нет подозреваемых! Что уж говорить об именах потенциальных заказчиков, исполнителей и других причастных.

Да, мы слышали о версии убийства. Приоритетной является журналистская деятельность нашего коллеги в Украине, России и Беларуси.

Однако мы слушаем это уже два года. Последняя большая пресс-конференция по поводу убийства нашего коллеги, где принимал участие министр внутренних дел и руководитель Нацполиции, состоялась в феврале 2017 года.

Чем следствие было занято все время после того, какие результаты оно может показать обществу? Мы пытались это выяснить, но ответа не получили.

«Украинская правда» направила запросы с просьбой о комментарии председателю Службы безопасности Василия Грицака, генеральному прокурору Юрию Луценко, министру внутренних дел Арсену Авакову и руководителю Нацполиции Сергею Князеву.

Адекватной реакции мы не получили. В СБУ сообщили, что предоставлять информацию по делу Шеремета может только Национальная полиция. С Юрием Луценко мы должгны были записать интервью в четверг, но встречу перенесли. Зато в Нацполиции УП сообщили, что в пятницу 20 июля относительно расследования убийства журналиста ожидается брифинг высокопоставленного чиновника Нацполиции.

Мы напрямую связались с министром Аваковым, попросили его о комментарии через мессенджер, однако получили лишь обвинения в спекуляциях.

«Дела не расследуются под даты. Достаточно спекуляций. Разменяли страну на заявления...», - гневно отписал министр.

Вместо официальной позиции чиновников и правоохранителей «Украинская правда» публикует реакцию украинских журналистов на состояние расследования убийства Павла Шеремета. Мы хладнокровно продолжаем ждать ответа, кто убил нашего Пал Героича.

Андрей Куликов, председатель правления «Громадського радіо»:

Оцениваю расследование крайне плохо. Я не могу не вспоминать то, что расследование называли «делом чести». Хотя здесь всегда возникает вопрос: почему это «дело чести», а расследование всех остальных дел не является «делом чести»? Мне кажется, что такое выделение дела Шеремета со стороны тех, кто его так и не расследовал - это не то, что кощунство, а попытка лозунгами закрыть свое бездействие или бессилие.

Для меня дело Шеремета это тоже в определенной степени признак моего бессилия, потому что за 16-20 часов до трагедии я с ним последний раз виделся и не знал, что так оно будет. А если бы мы задержались на полчаса, или наоборот? Если бы мы сказали какие-то другие слова, может этого и не произошло?

С другой стороны, его гибель, его убийство было логичным, потому что таким людям не выгодно позволять оставаться в живых тем, кто хочет, чтобы в Украине царил страх.

Сергей Рахманин, заместитель главного редактора газеты «Зеркало недели»:

Мне мало что известно о состоянии расследования, думаю, как и подавляющему большинству людей. Как по мне, состояние расследования пока выглядит неудовлетворительным. Для меня это означает неспособность правоохранительных органов Украины довести до конца дело, которое они считали делом чести. Вот, собственно, и все.

Михаил Ткач, журналист программы «Схемы. Коррупция в деталях»:

Есть ощущение, что сегодня расследования вообще нет. Руководство государства пропиарилось на убийстве Павла, произнося тезис о «деле чести», но в дальнейшем ситуация скатилась в плоскость: «журналисты требуют публичного отчета о расследовании».

Фильм коллег «Убийство Павла» продемонстрировл шокирующую истину - журналисты больше мотивированы расследовать это дело, чем официальное следствие.

Можно еще долго анализировать и рассуждать, но факт один - убийство Павла Шеремета два года спустя не расследовано.

А те, кто не предупредили это преступление, до сих пор не расследовали его, не понесли никакой ответственности.

Отсутствие результатов расследования по делу убийства Шеремета, по моему мнению, сигнализирует вот о чем: это сигнал для поганцев - в Украине можно безнаказанно убивать журналистов.

Второе - это сигнал для журналистов, они могут погибнуть из-за своей профессиональной деятельности и этот факт может превратиться в очередной повод для политических спекуляций. Такой и есть «неслыханная свобода слова»?

Анна Бабинец, журналист проекта «Слідство.Інфо»:

По делу не найдены не просто исполнители и убийцы - нет даже подозреваемых. Нет ни фамилий, ни лиц, которые правоохранители могли бы показать обществу. Мне кажется, что это достаточно красноречиво.

Если бы у полиции была информация о подозреваемых, они бы уже об этом заявили. И хуже всего - я не знаю, будет ли дальше расследование двигаться. Во-первых, были потеряны первые месяцы времени, в которые правоохранители могли идти по горячим следам. После первых месяцев шансы раскрыть это преступление значительно снижаются. И второе - создается впечатление, что это дело просто не в приоритете.

Наталья Седлецкая, редактор и ведущая программы «Схемы. Коррупция в деталях»:

У меня складывается гнетущее впечатление, что следствие по делу об убийстве нашего коллеги зашло в тупик.

Хочется ошибаться, но не знаю как иначе объяснить отсутствие какой-либо новой информации относительно сдвигов в этом расследовании. Говоря с правоохранителями не под запись на эту тему, я часто слышу, что они действительно не знают, куда двигаться дальше. Говорят о том, что раскрытие этого преступления невозможно без анализа всех контактов Павла накануне убийства, в том числе на территории Российской Федерации.

Из-за этого у меня два вопроса: почему вы отмалчиваетесь? Почему не говорите об этом открыто? Выйдите и скажите - мы проделали огромную работу. Вот наш отчет. Но мы исчерпали свои возможности. Нам нужна помощь.

И второе - мы так и не услышали вменяемой реакции власти на находки журналистов-расследователей, которые самостоятельно установили несколько недоработок официального следствия при анализе событий той ночи, когда была заложена взрывчатка.

Что это, как инфантильное желание не признавать собственные ошибки, в такой чувствительной для общества теме?

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

95