15 сентября руководители областей должны отчитываться правительству о том, как их регионы подготовились к зиме. Премьер-министр Владимир Гройсман уже призвал местные власти «дружить с синоптическими службами, чтобы первый снег не выпал на головы неожиданно».

Предварительно в Мининфраструктуры сообщили, что готовы к отопительному сезону на 95%.

И хотя споры о том, хватит ли Украине газа и угля на зиму, стали уже традиционными, в этом году к ним добавились и сомнения в том, выдержит зимнюю нагрузку треугольник между производителями тепла, потребителями и государством, которое субсидирует коммунальные услуги для многих украинцеа.

Запасы угля и газа - «больше, чем в прошлом году»

Острой проблемой предыдущего отопительного сезона стала нехватка антрацита, под который запроектированы большинство украинских ТЭС. Этот уголь поступал из шахт, которые с начала конфликта на востоке страны оказались на неподконтрольной Киеву территории.

С началом блокады Донбасса и решением правительства о прекращении торговли с временно оккупированными территориями поставки этого угля прекратились, а правительство ввело чрезвычайное положение в электроэнергетике, которое отменили только в середине июля.

После завершения отопительного сезона и государственные, и частные компании, производящие тепло, начали искать возможности или импортировать антрацит, или переоборудовать часть своих ТЭС на газовый уголь, которого достаточно на западе Украины.

В первом полугодии, по данным Государственной статистической службы, более половины импортного угля поступали в Украину из России. Эксперты и участники рынка неоднократно предполагали, что часть этих поставок может идти за счет угля, добытого на неподконтрольных территориях.

13 сентября в Украину пришла первая партия американского угля, о поставках которого договорились во время визита Президента Порошенко в США летом этого года. До конца сентября в порту «Южный» куда пришел первый американский уголь, ожидают новые партии почти 300 тыс. тонн.

Цена первой партии угля из США выше, чем ранее объявленная цена на южноафриканский уголья. Однако здесь важнее диверсификация поставок, говорит директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

«Это не столько коммерческая операция, сколько меры по обеспечению энергетической безопасности», - объясняет он.

Эксперт также утверждает, что отсутствие проблем во время отопительного сезона прежде всего будет зависеть именно от того, какими будут запасы угля. Хотя они уже больше, чем в прошлом году.

По планам министерства энергетики, запасы угля на складах компаний, производящих тепло, до 1 октября должны составлять 3,278 млн тонн. По оперативной информации, в настоящее время не хватает 1,337 млн тонн.

Руководитель «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук на своей странице в Facebook написал о «критически низких запасах угля перед началом ОЗП», но тут же заметил, что «это уже третий год подряд, наработан значительный опыт, и мы не ожидаем существенных проблем». Он также обратил внимание на то, что нынешние запасы угля уже превышают прошлогодние.

О том, что нынешние запасы являются большими, чем в прошлом году, говорят и газовики. На начало сентября в газовых хранилищах накопили почти 15 млрд кубов газа. Это больше запасов, с которыми Украина вошла в отопительный сезон в октябре прошлого года. В общем, в отопительный сезон Украина должна войти с запасами в 17 млрд кубов.

Формулы с «плюсом»

Однако в этом году оказалось, что запасы топлива - необходимое, но недостаточное условие, чтобы пережить зиму без проблем.

К спорам о так называемой формуле «Роттердам +» (когда в стоимость производства тепла закладывается средняя рыночная цена на европейском рынке в основных портах Западной Европы Амстердам-Роттердам-Антверпен плюс расходы на доставку) добавились споры о похожей формуле «немецкий газовый хаб +», что закладывается в цену газа.

Формулу для угля ввели решением НКРЕКП в марте 2016 года. Расследование появления формулы «Роттердам +» и последствий ее введения ведет НАБУ. Его следователи пришли предварительным выводам о том, что эта формула позволила получить сверхприбыли генерирующим компаниям, а потребителей заставила платить за коммунальные услуги по более высоким тарифам.

Через год после появления формулы «Роттердам +», в марте 2017, правительство утвердило подобную формулу цены на газ (постановлением №187).

При этом львиная доля газа, который потребляет Украина, добывается на ее территории и имеет значительно меньшую себестоимость, чем импортные поставки, - отмечает заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам строительства, градостроительства и жилищно-коммунального хозяйства Алена Бабак. Она также обращает внимание на то, что в среднем по Украине до половины потребителей получают субсидии, то есть, фактически, разницу в цене оплачивает государство.

«Если 13,9 млрд кубов – собственная добыча и 3,7 нам надо закупать на европейских площадках, то почему мы должны определять цену украинского газа в зависимости от импортного?» - спрашивает она.

В то же время Владимир Омельченко из Центра Разумкова называет это «госплановским мышлением». Эксперт обращает внимание, что «на сегодня в Украине не существует рыночного механизма определения цены ни угля, ни газа», а поэтому они могут формироваться или в ручном режиме, либо в привязке к какому-то мировому паритету.

«Привязка к ценам на европейских биржаз - логичный шаг. Почему мы должны платить меньше нашим шахтерам или газовикам?» - говорит эксперт, признавая одновременно, что применение этих логических формул в Украине приобрело свою специфику.

Антимонопольный комитет Украины уже предложил правительству изменить методику расчета цены на газ, которую использует «Нафтогаз». В частности, в АМКУ советуют привязать ее к средней стоимости топлива, добываемого в Украине, вместо того, чтобы ориентироваться на цены в европейских газовых хабах. Там также советуют правительству разрешить производителям тепла самим выбирать поставщика газа вместо одного, которым сейчас является «Нафтогаз».

Теперь же «Нафтогаз» уже сообщил о повышении цены на газ для промышленных потребителей. Он также ожидает от предприятий теплокоммунэнерго (ТКЭ) заключения договоров на поставки во время отопительного сезона и готов даже частично реструктризувать их долги.

Однако, как отмечает координатор жилищно-коммунальных программ общественной сети «ОПОРА» Татьяна Бойко, несмотря на заявление правительства, что цена на газ для ТКЭ не изменится, соответствующее постановление правительства никто не отменял, а значит, цена на газ, а вместе и с ним тарифы, могут в очередной раз возрасти: «Согласно постановлению 187, которое действует на сегодняшний день - пока к нему нет изменений - она ​​должна увеличиться на 19% с 1 октября».

Новые проблемы

Переход на рыночные цены на энергоносители, с одной стороны, выровнял ситуацию с точки зрения снабжения. Вопрос, хватит ли Украине и «Нафтогазу» денег, чтобы рассчитаться за импорт газа, главным поставщиком которого на протяжении многих лет была Россия, отошел в прошлое. Так же, как и бюджетные дотации «Нафтогаза» на десятки миллиардов гривен.

Однако тарифы на отопление и горячую воду, которые зависят от стоимости газа и за последние два года выросли в разы, требуют все больших денег на субсидии.

Правительство хотело ограничиться 47 млрд в 2017 году. В 2015 году, на который пришелся первый прыжок повышения тарифов, на них ушло 18 млрд грн. В 2016, когда правительство ввело единую цену на газ в Украине, в том числе для населения, на субсидии потратили 40 млрд грн.

К традиционной проблеме с долгами населения за «коммуналку» добавилась проблема расчетов бюджета с предприятиями теплокоммунэнерго, а потом и этих предприятий с «Нафтогазом» по субсидиям и льготам.

За все заплатят потребители?

По данным «Нафтогаза», на 12 сентября предприятия теплокоммунэнерго задолжали 29,2 млрд грн. Среди крупнейших должников называют Донецкую и Днепропетровскую области, а также Киев и, в частности, столичную компанию «Киевэнерго».

«Киевэнерго» говорит, что на 1 сентября потребители столицы задолжали компании 2,6  млрд грн. Из них:

1,35 млрд грн - долги населения.

690 млн грн - долги ЖЭО (жилищно-эксплуатационных объединений).

304,5 млн грн - долг государственного бюджета по компенсации субсидий.

Депутат Алена Бабак говорит, что в регионах ситуация с субсидиями хуже, потому что там больше людей имеет на них право.

На ее взгляд, правительство должно признать, что у государства есть долги перед коммунальными предприятиями по льготам и субсидиям, и пока такие долги государства существуют, «Нафтогаз» не должен начислять долги и штрафы предприятиям ТКЭ, а взамен обратиться к тому, кто формирует эти долги - к правительству. А правительство не должно вслепую выполнять рекомендации МВФ.

Что надо знать о договоренности Украины с МВФ

Зато эксперт Владимир Омельченко убежден, что проблема наоборот в незавершенности реформы:

«Правительство уже давно, как это предусмотрено и Меморандумом с МВФ, и обязательствами перед европейским энергетическим сообществом, должно монетизировать льготы и субсидии, чтобы их получали не компании - ДТЭК, «Нафтогаз» и другие монополисты, - а конечные потребители».

В том виде, как сейчас, система субсидий поощряет монополистов не сбавлять, а увеличивать расходы, - считает Владимир Омельченко.

Пока же, как считает Алена Бабак, заложниками спора является именно те потребители, кто все еще платит за коммунальные услуги полную цену, но не получает качественных услуг.

Депутат также говорит, что получила от министерства инфраструктуры «информацию, что до конца года в полном объеме (долг) перед предприятиями теплоснабжения погашен не будет, потому что сумма значительно больше, чем предусмотрено бюджетом».

Анастасия Зануда, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время