Миссия «Черный Тюльпан» (Груз -200), несмотря на вчерашнее заявление о приостановке деятельности, пока продолжает свою работу по поиску погибших в зоне АТО.

Об этом в эксклюзивном комментарии корреспонденту ForUm’a сообщил руководитель миссии Ярослав Жилкин, разместивший вчера на своей странице в Facebook информацию о приостановке поисковой деятельности.

«Мы вчера заявили об этом (о приостановке поисков. – Ред.), но по факту сегодня не хватило смелости или совесть не позволила сделать это. Ребята сегодня выехали в пять утра. Пускай даже на лысой резине, но поехали в сторону Северодонецка для того, чтобы забрать очередного «двухсотого», - сообщил Жилкин.

По его словам, вчерашнее заявление было обусловлено множеством проблем, накопившихся за последнее время у поисковиков, в разрешении которых государство не проявляет особой активности.

«Человек, ответственный у меня за комплектацию групп, сказал мне, что  нет денег на покупку билетов, чтобы ребята (поисковики. – Ред.) просто приехали на следующую ротацию. У нас же при каждой ротации люди приезжают и живут какое-то время на базе. Для того, чтобы они туда приехали, нужно купить билеты. Кто-то добирается на поезде, кто-то на автобусе, кто-то на своем транспорте. И их проезд, и проживание нужно обеспечить», - говорит он.

Проблемы у миссии, по его словам, сегодня и с транспортом.

«Меня поставили перед фактом, что 40 тысяч гривен нужно для того, чтобы отремонтировать две машины, которые стоят в Днепропетровске, что резина на одной единственной машине, которая у нас осталась исправной, абсолютно лысая», -  рассказал поисковик.

Все это и подтолкнуло к тому, чтобы заявить о приостановке деятельности миссии, отметил он, ведь разговоры с «ответственными лицами» на тему решения соответствующих проблем   результата не приносят.

Однако, по его словам, информация о приостановке деятельности сразу нашла отклик у общественности.

«Сейчас такая ситуация получилась  - я вчера это написал от отчаяния, а не с просьбой, чтобы переключить на волонтеров, а после этого получил отклик. На меня вышли несколько людей, которые готовы помочь: один – транспорт отремонтировать, кто-то там готов колеса купить, кто-то просто деньги перечислить. Поэтому я уже не готов сказать, что мы совсем остановимся», - добавил он.

При этом, по его словам, неизвестно пока, какой будет реакция со стороны официальной власти на вчерашнее заявление.

«Если позволят нам дальше работать (потому что могут просто физически не дать работать) будем еще «ворочаться». Благодаря тому, что вчера написали, люди вот откликнулись и готовы помочь.  Поэтому будем смотреть, как дальше будет развиваться ситуация», - сказал Жилкин.

По его словам, проблема сегодня даже несколько глубже, нежели просто в недостаточном  обеспечении поисковиков.

«Наша миссия создана исключительно для поездок на ту территорию, которая неподконтрольна украинским властям. Потому что никто другой это сделать не может. Не может военный сесть и поехать туда, провести переговоры и забрать погибших. Это позволено только лишь гражданским лицам», - говорит он.

Однако сейчас, по его словам, на плечи поисков миссии ложится и перевозка погибших из прифронтовой зоны, и доставка их домой.

«Погибают люди, но ни у армии, ни у кого нет соответствующего транспорта, чтобы хотя бы из прифронтового морга привезти тела в Днепропетровск, а потом оттуда или из того же Запорожья доставить погибших солдат на родину. Вот мы сейчас последнее время свой транспорт убиваем на такие командировки», - рассказывает он.

«То есть мы сейчас несвойственной себе задачей занимаемся. Мы доставляем погибших солдат непосредственно домой уже. Но это же не наша задача. При этом мы не можем дать себе права отказать в этом, потому что понимаем, что их ждут близкие. Для них каждый день – это мучительная боль. Я же говорю: «Ребята, у вас транспорта нет, вы же должны поставить задачу в Кабмин, куда угодно. Скажите,  что нужно приобрести это все». Но знаете:  кто-то же это выполняет – значит это решено», - сетует он.

«Мы живем сегодняшним днем. Вот каждый день просыпаемся,  «по сусекам поскребли», ладно, наскребли - поехали. И вот так изо дня в день уже десять месяцев. Это уже достаточно долгий срок для того, чтобы испытать на прочность и нервы, и силы. Чувствуешь, что ты один на один с проблемой», - заключил он.

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время