Одна из вещей, которая показалась мне странной в дискуссии по поводу Украины и ее теперь уже задержанного соглашения об ассоциации с ЕС, это предположение, что интеграция в Европу автоматически приводит к быстрому экономическому росту. Серьезные Люди, обсуждающие такого рода вопросы, обычно противопоставляют быстрый прогресс, который Украина ощутит, если подпишет договор с ЕС, и «застой», который её ждет в случае интеграции с Россией.

Вот, к примеру, то, что министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, образцовый Серьезный Европеец, недавно заявил в Financial Times:

«Но очень немногие могут поверить, что решение проблем, беспокоящих экономику Украины, состоит в отказе от модернизации и доступа к рынкам, предлагаемых ЕС, и движению в сторону постепенно стагнирующей России.

Опыт ясно показывает, что интеграция в ЕС является реформой и машиной сближения, которая со временем поднимает народы»

Теперь я не единственная «белая ворона», которая думает, что Украина должна присоединиться к России под руководством таможенного союза. На самом деле, я неоднократно утверждал, что если люди Украины хотят, чтобы Украина была в Европе, то её место в Европе. Но эффективность «машины сближения» ЕС не является вопросом эзотерической философской дискуссии: мы можем посмотреть на страны, присоединившиеся к ЕС, посмотреть на показатели их экономик и судить самим, стали ли они частью развитых рынков.

Особого внимания заслуживает опыт нового члена ЕС, Хорватии, которая начала серьезные переговоры о вступлении в союз еще в 2005 году и которая стала полноправным членом в июле этого года. Благодаря базе данных Мирового экономического обзора МВФ и Евростату, вот показатели хорватской экономики с 2000 года. Посмотрите, можете ли вы определить слияние, потому что я точно не могу.

«ВВП Хорватии с поправкой на уровень инфляции»

Экономические показатели Хорватии в 2013 немного меньше, чем были еще в 2005 году. Не было никакого роста, а тем более никакой конвергенции. Хорватия, с момента запуска самой серьезной части интеграции в ЕС, отклонилась от траектории развитых рынков. Но стала относительно беднее, а не относительно богаче.

Пожалуйста, обратите внимание, что я не утверждаю, что интеграция в ЕС вызвала экономические проблемы Хорватии. Но, учитывая плачевное показатели страны, представляется очевидным, что ЕС тоже их не решил.

Так что объясняет отсутствие конвергенции Хорватии? Лука Орескович, стратег, специализирующийся на европейско-балканских отношениях в Гарвардском университете и компетентный эксперт по всем хорватским вопросам, возлагает вину на собственную политическую систему Хорватии и ее неспособность «протолкнуть» значимые структурные экономические реформы:

«Политические партии сильно зависят от избирателей, занятых в государственном секторе, который продолжал расти почти до 700 тысяч (из экономически активного населения только 1,700,000). Между тем с 2009 года частный сектор потерял более 200,000 рабочих мест, сократившись до чуть менее 1 млн рабочих мест в ходе этого процесса.

Что сдерживает экономику Хорватии так это отсутствие любых реформ, - которые очевидно отсутствовали и не были реализованы в процессе вступления. Рынки труда остаются жесткими и не предоставляют возможности гибкой занятости (как, например, успешная немецкая модель), что вызывает стремительный рост безработицы среди молодежи. Верховенство права улучшилось, а вот налоговые положения и простота ведения бизнеса – нет. Хорошим примером отсутствия эффективной реформы можно увидеть в прямых иностранных инвестициях, которые были более 4 млрд. € в 2008 году, но упали до менее чем € 600 млн. в 2012 году.

Хорватия не была и не будет сливаться с экономикой ЕС, потому что не была экспортной экономикой и потому что она ни разу не ощутила период дешевых кредитов на высшем и корпоративном уровне, который позволил произойти таким экономическим взлетам как в Румынии или в странах, присоединившихся в 2004 году. Новым членам ЕС до этого было легко получить доступ к капиталу из-за презумпции, что риски ЕС и ЕМС будут распределены равномерно среди всех государств-членов. Мы на горьком опыте выучили, что это не так»

Другие могут подчеркнуть несколько иных факторов, например, предпочтение «дорогих денег» в ЕС или, возможно, некоторые весьма специфические характеристики хорватских финансовых рынков. Но независимо от того, на что именно вы возложите вину, кажется очевидным, что интеграция с ЕС не стала волшебным решением всех экономических проблем Хорватии и не поставила её на рельсы быстрой сходимости с Западом.

И имейте в виду, что Хорватия является небольшой средиземноморской страной с населением немного более 4 миллионов людей, находящаяся в относительно географической близости к развитым рынкам, например Италии и Австрии. Учитывая размер Хорватии и её климат, разумно предполагать, что она может выстроить весьма успешную экономику, которая в основном основывается на туризме и отдыхе. Украина, конечно, значительно больше, имеет 45 миллионов населения в гораздо более жестких условиях: даже самый оптимистичный анализ придет к выводу, что путь Украины к процветанию будет существенно сложнее, чем Хорватии.

Смыслом всего этого является не то, что Европа это плохо или что Украина должна принять свою «Евразийскую» судьбу. Как я уже говорил, если украинцы хотят быть в Европе, то они должны быть в Европе. Все, на что я пытаюсь указать, что это очень легко представить себе ситуацию, в которой Украина интегрируется с ЕС, но ее экономика все равно работает плохо. На самом деле, если мы посмотрим на то, как новейший участник ЕС показал себя в течение последних восьми лет, Украина, которая ставит все на европейскую интеграцию, может очень скоро увидеть серьезный спад своей экономики.

Forbes

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

627