Согласитесь, когда c экранов телевизоров или газетных страниц рассказывают о продовольственной политике или продовольственной же безопасности страны, нас зачастую волнует всего пара вопросов: будет ли картошка/мука/мясо в магазинах и по какой цене. Увы, мы забываем, что сельское хозяйство – это еще и крупный сегмент экономики. Успешное развитие аграрного сектора не только способствует обеспеченности внутреннего потребителя отечественным мясом или молоком, но и определяет место страны на внешних рынках, ее способность конкурировать на них и экономическую стабильность государства в целом.

Показатели украинского аграрного сектора в последние несколько лет довольно неплохие и положительно сказываются на ВВП страны. Хотя идеализировать ситуацию все же не стоит. К примеру, на внешних рынках падает цена зерна, а урожай только ранних зерновых в Украине составил 32 миллиона тонн. Свою лепту вносят также краеугольные вопросы в торговых отношениях с Российской Федерацией.

О том, как будет развиваться ситуация на продовольственном рынке, какие задачи ставит перед собой Минагрополитики и стоит ли бояться повышения цен на продукты питания в связи с намерениями Украины подписать с Европейским союзом Соглашение о зоне свободной торговли, ForUm спросил у министра аграрной политики и продовольствия Украины Николая Присяжнюка.

– Николай Владимирович, в свете последних событий, прежде всего, хотелось бы поговорить о торговых отношениях Украины с Россией. Скажите, планирует ли Министерство вводить дополнительные проверки или же дополнять перечень проверяемых показателей украинской продукции в связи с «торговой войной» с РФ?

– На мой взгляд, наши отношения еще не вошли в статус «торговой войны». Я сторонник того, что любой товар, отправляемый на экспорт в какую-либо страну, должен соответствовать ее нормам, требованиям и техническим регламентам. Мы должны это помнить, понимать и принимать.

Продовольственный рынок в каждом государстве регулируется на законодательном уровне. Существуют методы того, как ограничить поступление продуктов питания или другой сельскохозяйственной продукции на внутренний рынок. Каждая страна вправе их задействовать – не выходя за рамки своего законодательства. И мы видим, как эти методы умело применяются.

Что касается контроля качества украинской продукции, то мы вместе с европейскими институциями находимся на средней стадии введения в Украине систем HACCP. Это международная система контроля качества продуктов питания. Она предусматривает контроль, начиная от производителя – от того, кто, к примеру, выращивает скот на мясо, и заканчивая магазином, в котором оно будет продаваться. К примеру, во многих странах за качество продуктов питания отвечают торговые сети, соответственно, они не берут на реализацию некачественные или сомнительного качества продукты.

Мы уже внедряем данную систему контроля в Украине. Сложно сказать, приживется ли она у нас повсеместно, но если мы хотим выходить на внешние рынки, то придется постараться. Предприятия, которые будут отправлять свою продукцию на экспорт, обязаны будут применять систему HACCP.

У нас подготовлен законопроект по продовольственной безопасности, по качеству продуктов питания – думаю, в 2014 году мы внедрим новую систему контроля. Это пока не означает, что после этого коммерчески выходить на внешние рынки станет легче, но у нас появятся весомые аргументы относительно качества, не позволяющие ограничивать присутствие наших товаров в других странах.

 
– После претензий к сыру, мясу, кондитерским изделиям какие продукты, на Ваш взгляд, могут оказаться в зоне риска?

– Существуют как регуляторные, так и нерегуляторные методы, которыми могут руководствоваться страны в ходе двусторонней торговли. Что касается первых, мы сейчас максимально защищаемся от проникновения на территорию нашей страны африканской чумы свиней, которая свирепствует в Российской Федерации и три месяца назад была обнаружена в Беларуси. Данная болезнь неизлечима. Разумеется, в случае ее выявления со стороны других государств могут возникать ограничения на реализацию сельхозпродукции.

Если говорить о нерегуляторных препятствиях, то от них не застрахован никакой вид продукции. В данном случае нужно учитывать структуру импорта данной продукции в ту или иную страну и то, какую долю в нем занимает наш товар. Также нужно учитывать, есть ли в этой стране возможность или программа наращивания внутреннего производства данной продукции. Но я все же надеюсь, что этот перечень продуктов питания уже исчерпан.

– Но гипотетически продолжение может случиться?

– Может. У нас с Россией есть зона свободной торговли, однако при этом непонятно, на каком основании у нас 300% пошлина на сахар и 200% – на карамель. Кто согласовал эти исключения? Понимаете, пока мы работаем по принципу – прав тот, у кого больше прав (улыбается. – Авт.).

– Когда планируется допуск представителей Роспотребнадзора на фабрики «Рошен»?

– Украинская сторона уже передала все документы, выполнила все требования и договоренности. Надеюсь, что в ближайшее время делегация Роспотребнадзора все-таки приедет, чтобы аккредитовать украинские лаборатории, которым они будут доверять и услугами которых будут пользоваться. А также для того, чтобы осуществить инспектирование фабрик «Рошен». Российская сторона сообщила, что уже готова к данной процедуре, но дату приезда пока не назвала.

 
– А как обстоят дела с закупочными ценами на молоко в связи с напряженными торговыми отношениями между Украиной и Россией?

– Исходя из прогнозов, я с уверенностью могу сказать, что цена на молоко не снизится. По ряду причин. Во-первых, у нас растет внутреннее потребление молока. Во-вторых, мы выходим на другие внешние рынки с нашим сливочным маслом и сырами. И, в-третьих, на сегодняшний день посредством инициативы развития села мы налаживаем процесс по формированию заготовительных кооперативов, которые дают возможность заготавливать максимальный объем молока и после первичной обработки довозить его до городского потребителя.

– Расскажите детальнее об этой инициативе и о том, какой результат ожидается в ходе ее реализации?

– Программа уже разработана. В соответствии с ней будут работать заготовительные автолавки, оснащенные охладителем, лабораторией, рукомойником, для того, чтобы можно было продавать молоко на разлив. Таким образом, мы поднимем цену для производителя и снизим – для потребителя. Пилотный проект по реализации этой программы полтора года назад был введен в Волынской области. В то время как в прошлом году цена на закупку на молоко у населения оставалась на критически низком уровне и варьировала от 1 гривны 80 копеек до 2 гривен, там она составляла 3 гривны. Продавалось же молоко не по 7-8 гривен, как в магазине, а по 5 гривен за литр.

С 1 октября мы начинаем реализацию этого проекта в Киеве. Киевская администрация выделила нам 20 точек, где фермеры будут торговать своей продукцией. Помимо молока в таких автолавках можно будет купить овощи, мясные продукты. Вся эта продукция будет сертифицирована.

 
– Стоит ли Украине готовиться к подорожанию продуктов питания в случае подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом?

– Мой ответ будет категоричен – цены не вырастут. По объективным причинам. Наш рынок уже после вступления в ВТО полностью либерализирован – тут нам нечего бояться. Вместе с тем, у нас открываются большие возможности для поставок продукции на европейский рынок. Согласно прогнозам наших европейских аналитиков и Американской торговой палаты в Украине, которые я поддерживаю, если Соглашение о зоне свободной торговли с ЕС будет подписано, перерабатывающая пищевая промышленность Украины станет инвестиционно намного более привлекательной. Потому что сырья мы производим в 2-3 раза больше, чем потребляем. К тому же качество сырьевой группы у нас на высоком уровне.

Соответственно, мы не ожидаем притока продуктов питания в Украину. Мы все-таки рассчитываем на производство продуктов питания у нас и отправку их на экспорт. Вот Китай производит товары широкого потребления и экспортирует их – так и мы станем базой, где можно будет производить продукты питания и экспортировать их.

– Отходя от внешнеэкономических факторов, хотелось бы также уделить внимание продовольственной ситуации на внутреннем рынке. В этом году высокий урожай зерновых. Вместе с тем в прессе постоянно говорят о том, что рекордные урожаи это скорее плохо, чем хорошо – нет системы современных хранилищ, наблюдается резкий обвал закупочных цен при отсутствии интервенционных госзакупок. Какие меры предпринимает Минагрополитики для выравнивания ситуации?

– Я не разделяю позицию относительно того, что хороший урожай – негативное явление.

Высокий урожай – это, прежде всего, продовольственная безопасность, а также присутствие на внешнем рынке. Может, сегодня не те заработки и доходность, но мы сохраняем эти рынки, наращиваем экспортный потенциал, закрепляемся на мировых площадках, за которые боролись 20 лет и не могли освоить. Мы становимся надежными игроками на рынке, законодателями моды торговли зерном. Теперь нужно по максимуму консолидироваться сельхозпроизводителю, зернотрейдеру, государству, инспекционным службам, железной дороге – и выходить на внешние рынки.

Посмотрите, как другие государства защищают свои компании на внешнем рынке. Если в Украине у иностранной компании возникает какая-то проблема, посольство сразу пишет ноту, посол встречается с нами. Мы должны действовать так же, Министерство иностранных дел в лице послов должно защищать нас, помогать и продвигать. Мы сегодня пытаемся совместно работать на внешних рынках. У нас нет другого пути. Страна, которая производит в разы больше сельскохозяйственной продукции, чем потребляет, должна бороться за внешние рынки.

В этом году внешний зерновой рынок более непрогнозируемый, чем прежде. Многие аналитики говорят о том, что закупочные цены снижаются. Это и по факту так. Как долго продлится падение, достигла ли цена своего минимума – пока не может сказать никто, в том числе биржи. Но для нас сейчас главное – сохранить те внешние рынки, на которых мы уже закрепились, открыть новые и выстоять в этой конкуренции.

– Какие рынки на сегодняшний день наиболее приоритетны и перспективны для Украины?

– Есть рынки ближние, дальние, перспективные и те, которые для нас не досягаемы. Мы видим, что Венесуэла – крупный импортер сельскохозяйственной продукции, но она практически недосягаема по конкуренции и логистике. Мы не поедем в Австралию, поскольку она тоже страна-экспортер.

Украина – крупный производитель сельскохозяйственной продукции, а в будущем, после подписания Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС, еще и крупный производитель продуктов питания. Мы сможем расширяться как на Восток, так и на Запад. Наши традиционные рынки – страны СНГ. В прошлом году мы уже вышли практически на позицию номер один для стран ЕС. Далее идет Причерноморский бассейн и Ближний Восток. Наша продукция присутствует на севере Африки и в странах Персидского залива.

Есть еще ряд стран в поле досягаемости: Китай, Южная Корея, Бангладеш, Индия, Япония. Они для нас также перспективны, а мы там конкурентоспособны. Министерство определило порядка 30 перспективных стран, на рынки которых мы должны выйти.

 
– Вы говорили о том, что высокий урожай зерновых – большое преимущество для страны. Последние годы показатели урожая зерна достаточно высоки – кроме прошлого года. Скажите, почему же цены на хлеб не снижаются?

– Здесь есть свои особенности. Хлебная отрасль по-прежнему остается одной ногой в экономике социалистической системы, а другой – пытается быть в рыночной. Посредине же еще стоит и государство, которое беспокоится о стабильной ценовой ситуации на внутреннем рынке и на рынке хлеба.

Кроме того, тенденция существования хлебокомбинатов-гигантов, которые обеспечивают хлебом 3-4 области, практически нивелирует конкуренцию. Есть несколько областей, каждая из которых имеет, к примеру, 350 хлебопекарен разного объема и уровня производительности. Там губернаторы говорят, что они не беспокоятся по поводу ценовой политики и качества хлеба, так как производители конкурируют между собой.

А есть регионы, где расположены хлебозаводы-монстры, которые по-прежнему работают на старом оборудовании – у них высокая себестоимость хлеба. В готовой буханке хлеба только 30% – это составляющая сельхозпродукции. Остальное – совокупность стоимости энергоносителей и пр.

– Еще лет 5-7 назад говядина была дешевле свинины. Из-за этого ее покупали чаще. Почему ситуация изменилась и сейчас, к примеру, тот же говяжий биток стоит порядка 62 грн, в то время как свиной – 60 грн за килограмм? Что предпринимает Министерство, чтобы цены на эти два вида мяса хотя бы сравнялись?

В первую очередь, это вопрос сформировавшейся в течение последних нескольких лет культуры потребления. Ведь наши соотечественники отдают предпочтение более традиционным свинине и птице. Но в последнее время Министерство инициировало ряд мер, благодаря которым поголовье КРС и производство говядины растет. Дальше наша задача – из-за низкого потребления в стране – способствовать экспорту КРС, в частности быков.

Ведь многие страны, особенно Персидского залива, везут со всего мира КРС, баранов и уже на месте предоставляют своему потребителю свежее мясо. Мы тоже пойдем по этому пути и на законодательном уровне снизим экспортные пошлины на живой вес баранов и быков на 20%.

– На Ваш взгляд, Верховная Рада поддержит эту инициативу?

– У нас была встреча в аграрном комитете, мы нашли там полное понимание. Также я встречался с рядом депутатов. Считаю, что поддержит, потому что это даст еще одну возможность для развития мясного животноводства.

– С 24 июля украинским птицеводам разрешили поставлять свою продукцию в ЕС. Есть ли уже какие-то сведения о том, насколько успешно проходит освоение нового рынка?

– На сегодняшний день наши производители мяса птицы готовятся к экспорту своей продукции. Сейчас согласовываются условия, подписываются контракты. Но в целом отрасль птицеводства имеет позитивную динамику. И мы надеемся, что в этом году произведем порядка 1 млн 200 тыс. тонн мяса птицы. Еще в 2010 году мы импортировали около 300 тыс. тонн мяса птицы, в нынешнем году импорт составит около 80 тыс. тонн. К тому же в 2010 году мы еще ничего не экспортировали, а в текущем экспортируем около 100 тыс. тонн. То есть эта продукция вслед за зерном, подсолнечным маслом, сырами и другими видами продукции становится экспортоориентированной.

– В начале сентября в Украине всегда идет заготовка поздних сортов картофеля. В этом году заготовительным работам сильно помешали дожди, которые шли всю первую декаду сентября практически по всей Украине. Как это скажется на наличии в магазинах и на цене картофеля зимой?

– В среднем в Украине собирается от 20 до 22 млн тонн картофеля в год. Потребление в пищу – 6 млн тонн. Понимаете, какой баланс запаса? Поэтому никаких проблем с картофелем мы не прогнозируем.

На ценовой политике это никак не скажется. Вы знаете, что в предыдущие годы цены на картошку были низкие. В этом году они более-менее выровнялись и устраивают как потребителя, так и производителя.

Но перед нами стоит другая задача – организовывать заготовительные кооперативы, чтобы формировать торговые промышленные партии и выходить на внешний рынок, а также заменить сорта картофеля в частном секторе.

– На сегодняшний день во многих регионах страны можно наблюдать, как варварски используются сельскохозяйственные земли: не соблюдаются севообороты, годами на одних и тех же полях выращиваются технические культуры, вносится много гербицидов и удобрений. Как можно изменить сложившуюся ситуацию?

– Здесь необходимо исправлять негативные последствия рыночной экономики. Все говорят, что земля – это товар. Но если по экономической терминологии мы называем ее товаром, тогда стоит добавить, что это товар с дополнительными обязательствами. Ее владелец должен соблюдать технологии, сохранять плодородие. У нас проводится серьезная дискуссия с агрохолдингами, которые доказывают, что система севооборота – это неправильно и противоречит принципам экономики. Мы дискутируем уже два года. Но думаю, что Министерство нашло модель, которая все-таки заставит тех, кто обрабатывает землю, быть ответственными за сохранение ее плодородия.

– Что это за модель?

– Последний мониторинг плодородия земли в нашей стране проводился в 1957 году. С тех пор никто не делал общенационального мониторинга сельскохозяйственных земель. Сейчас Академия наук (Национальная академия аграрных наук - ред.) вместе с институтом плодородия разрабатывает национальную программу.

Уже практически готов законопроект о плодородии земли. На первом этапе мы не будем требовать севооборот, но будем добиваться сохранения плодородия земли.
Арендатор, который берет в аренду землю у собственника, должен сохранить ее качество. Мы будем настаивать на том, что если ты сеешь подсолнечник, то должен повышать урожайность, а не площади. Мы не можем сегодня мириться с тем, что получаем 9 центнеров подсолнечника с гектара. Должно быть минимум 18-20.

Законопроектом предусмотрены штрафы, которые мы сейчас согласовываем. И все же мы настроены на лояльные принципы. Я лично считаю, что после того, как мы 20 лет подряд позволяли истощать землю, не можем через день после принятия закона потребовать, чтобы земля была приведена в идеальное состояние. Но требовать постепенного планового возвращения к прежним показателям плодородия мы будем. Грядут и предупреждения, и штрафы. Мы будем рекомендовать собственнику земельного пая расторгать договора с арендатором, который истощает землю.

– Во всем мире основой агроиндустрии являются мелкие фермеры. О них государство заботится в первую очередь. В Европе они спорят даже с руководством Евросоюза, выливая молоко на дорогу, если их не устраивают предложенные условия. В то же время украинские СМИ постоянно пишут о трудностях, с которыми сталкиваются наши небольшие хозяйства. На Ваш взгляд, как живется сегодня украинскому фермеру и как его можно поддержать?

– Не может село быть в порядке, если не в порядке экономика. Для сельского жителя главным стимулом для проживания в селе является работа. У нас фермер оказался посредине между частным производством, приусадебным хозяйством и агрохолдингом. Глядя на уровень социального развития, фермер, конечно же, хочет прийти ко второй модели и потихоньку развивается в производителя выше среднего.

Сегодня закон о фермерстве достаточно лояльный. Но насколько предусмотренные в нем меры окажутся эффективными, я пока сказать не могу.

 
– Но все же, какие конкретные шаги предпринимает Минагрополитики и каковы его основные позиции?

– Одна из принципиальных позиций государства в развитии аграрного сектора и села – не мешать крупным агрохолдингам. Потому что это наш экспортный потенциал и якорь по привлечению инвестиций. Вторая задача – максимально поддерживать фермера и среднего производителя. Чтобы сохранить украинское село, модернизировать его и привнести новые стимулы для проживания в сельской местности, мы будем максимально способствовать созданию семейных ферм.

Также необходимо создать экономическую платформу для сохранения и развития украинского села с использованием не только земли, но и природных ресурсов, полезных ископаемых, территориального расположения, традиций и человеческих возможностей.

– Планируется ли возрождение сельского хозяйства на землях, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС?

– Мы сейчас ведем эту работу. В Иванковский район Киевской области уже пришли инвесторы. Возможно, через 5-6 лет эти земли будут обрабатываться. Тем более, согласно результатам анализа, они уже самоочистились и пригодны к использованию. Особенно для производства на них технических культур.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

6711