Прошел ровно год с тех пор, как линию разграничения в зоне АТО запретили пересекать без специального пропуска. На первых порах документы для получения разрешения на проезд принимались исключительно в бумажном виде. Из-за этого возникали огромные очереди и на оформление пропуска часто уходили один-два, а то и три месяца, вместо обещанных десяти дней. Особенно проблемным был сектор «Б» (Донецк-Курахово), вспоминает координатор юридического направления «Восток-SOS: освобожденные города» Левон Азизян.

На фоне всего этого естественно появились желающие подзаработать. Так называемые «посредники» свободно предлагали свои услуги в интернете, обещая за отдельную плату быстро оформить пропуск. Однако никаких гарантий того, что он не окажется фиктивным, у людей естественно не было. Находились нечистые на руку и среди силовиков. В конечном итоге, хоть и со скрипом, систему подачи документов и оформления пропусков перевели в электронную плоскость.

В том, как изменилась ситуация за это время и есть ли еще над чем работать, разбирался ForUm.

Сдвиги в оформлении

За год линию соприкосновения пересекли больше четырех миллионов человек, говорит начальник управления пограничного контроля Администрации Государственной пограничной службы Украины, генерал-майор Юрий Лысюк. Сама же процедура оформления разрешения на пересечение линии соприкосновения за это время действительно была усовершенствована. Оформить пропуск сегодня намного проще, нежели в январе прошлого года. Для этого достаточно иметь доступ к интернету. Да и сроки оформления заявки существенно сократились.

«Сейчас реально получить пропуск через веб-портал за 7-12 дней с даты подачи заявок... То есть, срок в принципе приблизился к реальному, который и обещали во временном порядке – 10 календарных дней. Ну и к этому нужно добавить еще три календарных дня - это рекомендованный срок ожидания, пока все данные будут внесены в базы данных на контрольных пунктах въезда-выезда (КПВВ)», - говорит Азизян.

Среди положительных моментов координатор так же выделил отмену пропусков на транспортные средства и др.

Транспортные ограничения

Но наряду с этим по-прежнему остается немало проблемных вопросов. Один из наиболее спорных пунктов - запрет на пересечение линии соприкосновения для общественного пассажирского транспорта. Он был введен летом прошлого года и создал дополнительные неудобства для людей. После этого нововведения им пришлось миновать условную «границу» фактически своим ходом: пешком, на такси, попутке или муниципальном автобусе.

К примеру, отмечает Левон Азизян, чтобы доехать из Мариуполя до Донецка, людям приходится делать три пересадки. «Человек из Мариуполя доезжает до Волновахи. В Волновахе пересаживается на автобус до Новотроицкого. На КПВВ «Новотроицкое» он пересаживается на автобус до нулевого блокпоста «Березовое» и оттуда уже едет в Донецк. То есть человек меняет четыре автобуса», - рассказывает он.

И это при том, отмечает он, что основной контингент едущих – это пассажиры с детьми и люди преклонного возраста. Но, несмотря на критику со стороны общественности, судя по всему, отменять данное положение никто не торопится.

«Это какая-то непробиваемая стена», - отметил координатор юрнаправления «Восток – SOS» в разговоре с корреспондентом ForUm’a.

В Госпогранслужбе в свою очередь уверяют, что на сегодняшний день взят курс на сокращение расстояния так называемой «серой зоны» - территории, которая не контролируется ни одной из сторон. И первые шаги, по словам Лысюка, в данном направлении были сделаны в конце прошлого года – ближе к линии соприкосновения перенесено три контрольных пункта въезда-выезда.

«Это КПВВ «Гнутово» - перенесен ближе, в район Пищевика. И тем самым уменьшена «серая зона», куда люди могут ездить уже не через контрольный пункт. Это КПВВ «Новотроицкое». Он максимально вынесен за населенный пункт, в сторону Березового, в сторону Донецка. Там один километр до линии соприкосновения. И третий пункт - один из последних (перенесенных. – Ред.) - «Марьинка». Было два КПВВ: «Курахово» и «Георгиевка», их максимально передвинули в район Марьинки, и там сейчас один КПВВ вместо двух. Тоже максимально близко к линии соприкосновения», - рассказывает Лысюк.

Общественники же настаивают на организации новых дорожных коридоров для пересечения линии разграничения. Ведь, если еще в январе прошлого года их насчитывалось семь, то на сегодня – всего пять. И это при том, что четыре из них расположены в Донецкой области. В Луганской до последнего времени функционирует только один. И тот – пешеходный.

Однако, по словам Левона Азизяна, уже давно идут переговоры относительно открытия новых КПВВ на Луганщине.

«Называлось и Новтошковское, и Золотое. Иногда вспоминают и о Счастье. И даже совсем новый коридор: Попасная – Первомайск. Но в последнее время наиболее серьезный идет разговор об участке Золотое – Первомайск, которое уже когда-то работало. И по информации, которая у меня есть от заместителя главы Луганской областной гражданско-военной администрации Юрия Клименко, сейчас этот вопрос является наиболее актуальным относительно КПВВ по Луганской области», - говорит координатор юрнаправления «Восток – SOS». 

Вместе с тем, говорит он, их открытие согласовывается с противоположной стороной. И позиция по Золотому, почему-то не находила позитивного отклика у представителей самопровозглашенной ЛНР.

Вместе с тем, по появившейся буквально накануне информации в СМИ, 27 января в ходе переговоров контактной группы в Минске стороны все-таки договорились об открытии нового автомобильного пункта пропуска (Лисичанск-Горское-Золотое-Первомайск-Стаханов) в Луганской области. Он должен начать функционировать якобы уже со средины февраля.

Бой пропускам?

Кроме этого, говорят общественники, есть еще целый ряд вопросов, которые должны быть доработаны. Среди предлагаемых подходов – преимущественно «отшлифовка» имеющихся на сегодня положений. Хотя слышны и предложения, предполагающие более радикальные изменения в пропускной системе.

Правовой аналитик ВБФ «Право на защиту» Сулейман Мамутов отмечает, что согласно международному праву, все, что касается ограничения на свободу передвижения, должно соответствовать двум позициям. Во-первых, они должны отвечать принципу пропорциональности, а, во-вторых, могут применяться в тех случаях, когда это оправдано принципами национальной безопасности.

«Что касается национального законодательства, у нас в Конституции прямо предусмотрено, что любое ограничение свободы передвижения должно быть закреплено в отдельном законе. И, если мы поставим вопрос, пропорциональны ли эти ограничения, то, наверняка можем получить ответ – нет», - говорит Мамутов. Вопрос о том, удовлетворяются ли таким образом «базовые потребности в обеспечении нацбезопасности», по его словам, тоже вызывает сомнения.

Он отмечает, что для достижения принципа пропорциональности логичнее было бы создать единый реестр, в который бы входили люди, которым запрещен по обоснованным причинам проезд на подконтрольную территорию Украины.

Подобного мнения придерживается и Азизян. Говорит, проще было бы передать на контрольные пункты базы данных с перечнем лиц, причастных к НВФ на Донбассе, нежели заставлять несколько миллионов человек проходить процедуру оформления разрешения на въезд и выезд в зону АТО. Тем более, что сегодня не составляет особого труда объехать всю линию разграничения через территорию Российской Федерации без какого-либо пропуска. И попасть таким образом с неподконтрольной на подконтрольную Украине территорию.

Без документов = без права на выезд?

Среди прочих «пробелов» пропускной системы общественники называют так же отсутствие четких механизмов для пересечения линии разграничения людьми, у которых нет документов, удостоверяющих их личность. Что весьма немаловажно. Ведь в их числе могут быть те, кто остался без крыши над головой и пытается покинуть неподконтрольную территорию.

Однако, абсолютно очевидно, что при подходе к разработке такой процедуры должны учитываться все возможные риски. Поскольку известны случаи, когда отдельные граждане пытались пересекать условную «границу» даже по фиктивным паспортам. В частности, как отмечает начальник управления пограничного контроля Администрации Госпогранслужбы, за год пограничники выявили 24 поддельных паспортных документа.

Как на минном поле

Остро общественники ставят и вопрос относительно разминирования прилегающих к КПВВ территориям. Его диктует сложившаяся ситуация. Ведь неоднократно были трагические случаи с гражданскими.

«Фиксировались неоднократные случаи, когда люди, которые стоят в очередях в дорожных коридорах, например утром перед открытием КПВВ, подрывались на минах, которые заложены прямо на обочинах дорог. Сейчас очень актуально разминирование всех подступов к дорожным коридорам, где гражданские лица официально переезжают с неподконтрольной на подконтрольную территорию и наоборот», - отмечает Азизян.

«Я понимаю, что существуют риски от диверсионно-разведывательных групп. Но есть определенные дорожные коридоры и нужно учитывать, что там перемещаются гражданские. И они делают это официально. И хотя бы минимальные 20 метров от дороги вправо-влево должны быть разминированы. Когда человек стоит в очереди в 3-4 км в машине, он не будет идти к блокпосту (особенно зимой), чтобы найти где-то туалет. Думаю, это в принципе понятно...», - добавляет общественник.

Пункты помощи и обогрева

Есть и организационные недоработки, говорят в «Восток-SOS». В частности, не совсем удачное расположение пунктов обогрева вблизи КПВВ. К примеру, говорит Левон Азизян, логистический центр в Новотроицком расположен между КПВВ и нулевым блокпостом «Березовое». И получается так, что после закрытия контрольного пункта въезда-выезда, люди туда просто не могут попасть – их не пускают.

«То есть, если человек, едущий с подконтрольной (Украине. – Ред.) территории,  хочет там переночевать, то он не может пересечь КПВВ, чтобы попасть в пункт обогрева. Точно так же с неподконтрольной территории человек не может пересечь блокпост «Березовое», чтобы попасть к этому пункту обогрева. И фактически этот пункт обогрева формально существует, там даже две палатки, они действительно обогреваются. Там есть «МЧСники», которые могут предоставить свою помощь, но люди вынуждены просто ночевать на холоде, потому как этот пункт обогрева для них недоступен», - рассказывает он.

Предлагают общественники ввести так же мобильные группы медиков и стационарные пункты медицинской помощи на КПВВ, а так же на нулевых блокпостах. Ведь в жару и лютый холод людей подводит здоровье. Да и сами военные в случае чего могли бы обратиться туда за медицинской помощью.

Но, несмотря на то, что все эти рекомендации касаются миллионов украинцев, вопрос о том, к каким из них все же прислушаются в кабинетах чиновников, пока остается открытым.

 

 

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время