Позиция Евросоюза относительно ситуации в Украине – величина непостоянная. Председатель Европейского совета Херман ван Ромпей, выступая в Институте политических исследований в Париже, заявил, что Украина для достижения мира на Донбассе должна стать децентрализованным или федерализированным государством.

Нынешний способ разрешения конфликта – Минские договоренности о прекращении огня – доказали свою несостоятельность уже на следующий день после подписания. С 5 сентября количество погибших на востоке страны превысило тысячу человек. «Необходимо комплексное решение для Украины, чтобы это было децентрализованное или федерализированное государство», – заявил ван Ромпей. По его словам, несмотря на очевидно необходимое сближение Украины с Евросоюзом, чего «желает большинство населения», государство должно установить корректные отношения со «своим соседом, с которым оно имеет общую историю, культуру и язык».

Это первый случай, когда ЕС официально призвал рассмотреть возможность автономии Донбасса и де-факто переход к федеративному укладу. Ранее любые заявления, которые можно было трактовать как призыв к нарушению унитарности украинского государства, «уточнялись» или прямо опровергались европейскими чиновниками.

Ромпей провел параллели с переговорами в Осло 1993 года, когда при посредничестве Норвегии Израиль и Палестина договорились об условиях организации палестинского самоуправления. Параллели получились тревожными – достигнутые договоренности оказались хрупкими и нарушались обеими сторонами, создав предпосылки для дорогостоящего перманентного конфликта.

«Идея децентрализации в Украине не потеряла актуальности. Но форма, которую она приобрела, напоминает хаос: это децентрализация в явочном порядке, по принципу «кто сильнее – тот и прав», – отмечает Сергей Толстов, директор Института политического анализа и международных исследований.

Forbes проследил эволюцию позиции ЕС по отношению к конфликту в Украине и способам его разрешения – с февраля по ноябрь нынешнего года.

Февраль

Жозе Мануэль Баррозу, президент Еврокомиссии:

Мы уверены, что подписание Соглашения об ассоциации – лучший путь для экономической и политической модернизации страны. Жестокость и запугивание должны остановиться. И ЕС делает все возможное, чтобы стимулировать диалог между властью, оппозицией и гражданским обществом. И ЕС обречен быть вовлеченным в решение кризиса в Украине.

Дональд Туск, премьер-министр Польши:

Для сохранения и поддержания целостности Украины необходимо международное давление. Назначения, которые были представлены на Майдане, а в настоящее время в парламенте, порождают надежду на проевропейское и умеренное направление действий нового правительства.

Арсений Яценюк – кандидат на должность премьер-министра – это, безусловно, хороший выбор с точки зрения украинско-польских и украинско-европейских взаимоотношений.

Март

Дональд Туск, премьер-министр Польши:

Мы не можем позволить, чтобы международное сообщество в «новой Ялте» согласилось на аннексию Крыма. Не должно быть соблазна говорить, что потерян Крым, Украина де-факто тоже потеряна, значит, надо как-то найти общий язык с Россией.

Война – это самое худшее и последнее решение.

Крымский референдум является нарушением суверенитета Украины. Никоим образом на него нельзя соглашаться.

Федерика Могерини, министр иностранных дел Италии:

В Украине Россия Путина должна остановиться: мы не можем идти на риск войны в Европе… Москва должна остановиться. Затем будет нужно возобновить процесс, имеющий целью сохранение единой Украины, с вовлечением в него всех ее граждан.

Апрель

Жозе Мануэль Баррозу, президент Еврокомиссии:

Сегодня некоторые страны ЕС находятся под непосредственной угрозой из-за грубого нарушения Россией международного права. Не надо недооценивать это ощущение. Потому что ощущения очень быстро становятся реалиями.

Мы должны как можно активнее поддержать Украину на ее пути к демократии и стабильности. Это самое главное.

Дональд Туск, премьер-министр Польши:

Наступил момент, когда украинское государство должно действовать решительно, чтобы показать, что не воспринимает такого рода действий сепаратистов. Киев должен сам решать, когда бороться за территориальную целостность страны и какие средства при этом использовать. Путин остановится там, где ему позволит Украина.

Май

Жозе Мануэль Баррозу, президент Еврокомиссии:

Положение в Украине является самой большой угрозой стабильности и безопасности в Европе после падения Берлинской стены.

Россия не приняла суверенный выбор Украины, ее народа взять свое будущее в собственные руки и сблизиться с Европейским Союзом, и вмешалась. Мы не можем ни принять, ни оправдать такой вид поведения.

Франсуа Олланд, президент Франции:

Референдум о самоопределении [в Луганской и Донецкой областях] нелегитимный. Только выборы президента Украины 25 мая будут иметь юридическую силу. Если президентские выборы в Украине не состоятся, необходимо будет начать работу над новыми санкциями в отношении России.

Карл Бильдт, министр иностранных дел Швеции:

Если вы пригласите всех этих «зеленых человечков» за стол переговоров, то вы как бы делегитимизируете демократические учреждения. Я думаю, что это навредит в долгосрочной перспективе. Нужно говорить с избранными представителями народа в Донецке, Луганске, Харькове. А они должны уже проводить свою политику с народом.

Июнь

Дональд Туск, премьер-министр Польши:

Я благодарен США за быструю и, с нашей точки зрения, эффективную реакцию на украинский кризис. И здесь я хочу отметить не только быструю реакцию на, собственно, кризис в Украине и в регионе, но и поддержку Польши [в украинском вопросе]. Это была и политическая поддержка, и практическая поддержка, повышающая оборонные возможности Польши.

Наше мнение по ситуации в Украине и в целом в регионе, а также в вопросах энергетического сотрудничества, совпадает.

Июль

Даля Грибаускайте, президент Литвы:

Пакет экономических санкций Евросоюза против России уже готов, но пока нет решения о его применении.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании:

Экономический вред России повредит и нашим собственным экономикам. Но серьезные экономические меры – это единственный язык, который Россия поймет.

Настало время, чтобы нашу власть, влияние и ресурсы почувствовали. Вместе с Америкой Европа должна сделать все необходимое, чтобы противостоять России и положить конец конфликту в Украине, прежде чем будет потеряно больше невинных жизней.

Карл Бильдт, министр иностранных дел Швеции:

Крайне важно, чтобы мы твердо противостояли российской оккупации Крыма. Если мы проявим нерешительность, подобное может повториться в будущем.

Россия становится непредсказуемой, и это очень тревожно не только в контексте безопасности, но и с точки зрения бизнеса, что будет иметь долговременный эффект.

Единство Запада – фундамент для того, чтобы вносить вклад в стабильность Украины. Это самая важная вещь.

Август

Ангела Меркель, канцлер Германии:

Аннексия Крыма произошла с нарушением территориальной целостности в Европе. И если мы такой принцип признаем, то и в Европе такое может происходить – не только в Украине, но и в каждой европейской стране. Поэтому важно признание территориальной целостности, и мы живем по этому принципу. Сейчас важно рассматривать, какой будет следующий шаг для того, чтобы обеспечить Донецк и Луганск.

Германия выступает за децентрализацию. То, что у нас подразумевается под федерализацией, в Украине называется децентрализацией, и это то, к чему стремится президент Украины. Каждый регион должен жить своей жизнью, чувствуя свою ответственность.

Мы не будем отправлять солдат, чтобы решить конфликт в Украине.

Франсуа Олланд, президент Франции:

Санкции будут, несомненно, усиливаться, и Европейская комиссия будет работать над этим. Европа должна действовать. Она уже это делает.

Нужно вести диалог. Я это показал, организовав первую встречу между Владимиром Путиным и Петром Порошенко 6 июня в Нормандии. Если он [Путин] не найдет быстрый выход из кризиса, это очень дорого обойдется россиянам в экономическом и политическом плане.

Сентябрь

Ангела Меркель, канцлер Германии:

Для перемирия на Донбассе Россия должна вывести оттуда войска. Если они там есть.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании:

Мы должны абсолютно ясно дать понять, что происходящее – российские войска на украинской земле – неприемлемо.

Британия, наряду с другими, добилась целого набора санкционных волн. Что России необходимо понять, так это то, что если они будут продолжать с этим подходом в Украине, давление будет усилено.

Франсуа Олланд, президент Франции:

Контракт с Россией по поставкам «Мистралей» не разорван и не приостановлен. Его реализация будет зависеть от событий ближайших недель.

Эва Копач, премьер-министр Польши:

Я считаю, что мы не должны становиться активным участником этого вооруженного конфликта. Польша должна вести себя как разумная женщина: главное – это наша безопасность, наша страна, наш дом и наши дети. Это не значит, что мы будем находиться в стороне от решений ЕС. Наоборот, если большая европейская семья решит помочь Украине, мы обязательно должны будем принять в этом участие.

Жан-Пьер Шевенман, сенатор, спецпредставитель МИД Франции по связям с Россией:

Идея конституционной реформы обсуждалась ранее и была оговорена европейскими лидерами. Не вижу, как федерализация может кому-либо мешать.

Нужно руководствоваться здравым смыслом, а иначе цена, в которую нам обойдется этот кризис, будет слишком высока.

Октябрь

Ангела Меркель, канцлер Германии:

Необходимо обеспечить своего рода промежуточное финансирование [Украине на закупку газа]. У России хорошие основания требовать предоплату за газ.

Если Европа должна сама страдать из-за того, что нет договора между Россией и Украиной, то Украина останется без реверсного потока, потому что тогда Европе, естественно, нужен весь газ самой.

Бронислав Коморовский, президент Польши:

Нельзя позволить обмануть себя непродолжительной паузой в украинско-российском конфликте. В лучшем случае произойдет его замораживание с возможностью размораживания в любой момент, когда Россия будет считать это полезным.

Мы должны подготовить наши Вооруженные силы к возможным негативным сценариям.

Ноябрь

Федерика Могерини, верховный  представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, в интервью австрийской газете Kurier, опубликовано в ноябре 2014 года.

[Евросоюз ожидает от Украины] уважения к культуре и языку людей, статуса автономии для востока и институциональных реформ*.

*Позже формулировки были уточнены – представитель Могерини заявила, что речь не шла о предоставлении автономии Донбассу, и ошибка  возникла из-за ошибки перевода. Редакция Kurier настаивает на корректности своей трактовки ответа.

Херман ван Ромпей, председатель Европейского совета:

Нужно глобальное решение. Нужно найти способ для Украины стать децентрализованной (или федерализованной) и инклюзивной страной. Нужно определить место Украины в Европе.

Анна Ковальчук, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1747