В начале недели министр топлива и энергетики Юрий Продан заявил о том, что необходимо снизить тариф для солнечной энергетики до уровня ветровой. По его словам, солнечная энергетика была поставлена в очень комфортные условия, когда за счет государства строились объекты, подтягивались сети, а для производителей солнечных батарей «сохранялся какой‑то особый тариф».

Можно ли приравнять ветровую и солнечную энергетику? Не из политической целесообразности (Продан намекает, что не обошлось без коррупции «папередников», хотя закон был принят в бытность его руководства Минтопэнерго в 2009-м), а чисто с финансовой? Сколько стоит ветровая энергетика, и сколько стоит солнечная?

Несмотря на то, что на запрос «солнечная энергетика» гугл выдает тысячи ссылок, у среднестатистического украинца с ней ассоциируется что-то вроде «дорогое удовольствие» «блажь богатых стран», «мы подумаем об этом завтра» и далее в таком же духе.

А между тем Украина отнюдь не изобретала велосипед в процессе освоения альтернативной энергетики, скопировав идею и принципы «зеленого тарифа» с законодательства Германии и во многом повторив ее путь. Германия на сегодня является лидером в развитии солнечных установок. Суммарная мощность ее солнечной и ветровой энергетики составила по итогам прошлого года 35,5 ГВт (для сравнения: в Украине суммарная мощность всей энергетики – и традиционной, и «зеленой» - 55 ГВт, а солнечной лишь около 0,6 ГВт, то есть, более чем в 50 раз меньше, чем в Германии). Как и Германия, Украина начала с применения данной технологии на строительстве крупных солнечных парков, постепенно вовлекая в этот процесс средний бизнес, стимулируя его с помощью тарифной политики ставить солнечные модули на своих объектах.

При этом расчеты показывают, что при нынешнем темпе развития возобновляемой энергетики Украина может довести ее долю к 2030 году до 11% от общего энергопотребления, выполнив обязательство перед ЕС и Европейским Энергетическим Сообществом. Из предусмотренного европейским планом объема мощности – 8 ГВт (из них солнечной генерации – 4 ГВт) на сегодняшний день уже построено станций всех видов возобновляемой энергетики с объемом мощности около 1,5 ГВт. И движение в данном направлении было бы наилучшей агитацией в пользу евроустремлений Украины. Альтернативой же мог стать российский путь, где нет «зеленого тарифа», а вся суть альтернативной энергетики сводится к выкупу государством излишков такой электроэнергии, что, конечно, меньше привлекает инвестора.

Естественно, как и в Германии, в Украине на первом этапе стояла задача привлечь инвесторов в новую инновационную, а значит, более рисковую и затратную сферу. С этой целью Верховная Рада 1 апреля 2009 года приняла закон, обязывающий выкупать произведенную альтернативную энергию по повышенным ценам. Причем, это было отнюдь не кулуарное решение, как могло сложиться впечатление, а принятое едва ли не всем составом парламента – 415 голосов «за». Сам закон был инициирован комитетом по вопросам ТЭК при премьер-министре Юлии Тимошенко и подписан тогдашним президентом Виктором Ющенко. Вкачестве аргументов в поддержку данного закона назывались как экологические выгоды (сокращение загрязнений окружающей среды), так и снижение зависимости от импортных нефти и газа.

Помимо стимулирующего тарифа, еще одной хорошей новостью для отрасли стало то, что вложения в строительство солнечных электростанций с каждым годом снижались. Параллельно снижался и «зеленый тариф». Так, Продан скромно умолчал о том, что в прошлом году тариф на солнечную энергию снизился на 30%, поскольку значительно упало в цене оборудование в сфере фотовольтаики. Отсюда и разный тариф для разных производителей: те, кто вкладывал в отрасль на первом этапе и устанавливал дорогое оборудование, – имеют более высокий тариф. Те, кто пришли позже, меньше тратят на оборудование, монтажные работы, соответственно имеют меньший тариф.

Еще одним непрямым аргументом в поддержку альтернативной энергетики служит тот факт, что банки, в частности набольший кредитор Украины – ЕБРР активно кредитуют программы в сфере возобновляемой энергетики. Так, в развитие солнечной энергетики в Украине было вложено около 2 млрд евро кредитных ресурсов со стороны украинских (в т.ч. государственных) и иностранных банков, в том числе, китайских. А уж кто-то, а банки, точно умеют считать деньги.

Возвращаясь к идее Продана об «уравниловке» тарифов, стоит отметить, что она противоречит элементарному здравому смыслу. Так, ночью, в пасмурные и снежные дни мощность солнечных батарей ожидаемо падает. Меньше солнечного света – меньше тока. Это очевидно любому украинцу. Тогда как у ветряной энергетики перебои случаются реже. «Коэффициент использования номинальной мощности для большинства ветровых станций составляет около 0,35 – 3000 часов работы в год, тогда как среднее время работы солнечных – 1100-1200 часов в год», - приводит статистику Ассоциация участников рынка альтернативных видов топлива и энергии. Отсюда, себестоимость солнечной энергии в 2,5-3 раза выше, чем ветровой.

Что же касается соотношения европейских и украинских тарифов на солнечную энергетику, то их некорректно сравнивать год к году по двум причинам. Во-первых, нынешний тариф в Германии в разы отличается от того, что действовал в начале развития этой отрасли. К слову, в большинстве стран изначальный тариф был введен в диапазоне 0,5-0,65 евро/кВтчас. В Украине тариф на солнечную энергетику – 0,34-0,39 евро/кВтчас с тенденцией к снижению.

А во-вторых, нельзя не учитывать разницу в кредитных ставках в Украине и Европе, что существенно влияет на себестоимость производства альтернативной энергии. Наконец, капитальные расходы на строительство солнечных электростанций выше, чем ветровые, в том числе, и за счет той самой инновационной составляющей, уточнил эксперт.

В нашем случае это означает, что если приравнять солнечный и ветровой тариф, то развиваться будет только ветровая энергетика, а не солнечная. Министр Продан этого не может этого не понимать. Тем не менее, вектор задан – обещана поддержка ветровой энергетике, и еще в большей степени – угольной отрасли, которая имеет традиционно сильное лобби при любой власти.

К слову сказать, разговоры о том, что традиционная энергетика так уж дешева – не соответствуют действительности. Можно ли называть угольную или атомную электроэнергию «дешевой»? Если сравнить тарифы чисто арифметически – да. Но все дело в том, что они не учитывают затраты на восстановление экологии в угледобывающих районах, на ремонт изношенных теплосетей, на стоимость захоронения отработанного ядерного топлива, расходы на научные разработки. Если же к стоимости теплового тарифа добавить хотя бы ремонт изношенных теплосистем, то «зеленый тариф» и тепловой оказываются примерно сопоставимыми – около 5 грн.

Тем не менее, представим, что тарифы все же уравняли, вопреки обещанным инвесторам гарантиям стабильности в отношении законодательства (для справки: «зеленый тариф» получили уже 130 компаний, а каждый такой проект обеспечивает занятость до 20 смежных компаний). Что произойдет?

Помнению сопредседателя Фонда энергетических стратегий Дмитрия Марунича, из‑заснижения «зеленого» тарифа темпы развития отрасли, куда за последние годы пришло 20 млрд грн инвестиций, резко снизятся. Генеральный директор украинского представительства компании Activ Solar Михаил Черевко и вовсе полагает, что резкое снижение тарифа убьет отрасль.

Ассоциация подчеркивает, что такой шаг, во-первых, станет невыполнением обязательств перед ЕС. Во-вторых, будет подорвана инвестпривлекательность Украины и доверие к защитным механизмам на уровне государства. В-третьих, Законом Украины «Об электроэнергетике» предусмотрена гарантия государства в отношении последовательной политики в отношении развития возобновляемых источников. «Нарушение этой гарантии повлечет иски к Украине в международные судебные инстанции», - говорится в пресс-релизе.

Наконец, еще одной наглядной иллюстрацией, что будет с отраслью, может служить опыт Чехии, где в кризис тоже решили, что «зеленые» технологии подождут и существенно снизили «зеленый тариф». Никто, конечно, Чехию из ЕС не исключил и даже миллионных исков не предъявил. Но и никто больше солнечных электростанций в стране не строил. В Чехии просто остановилось развитие этих технологий.

Собственно, предложение украинского Минтопэнерго о снижении тарифа вкупе с требованием к «альтернативщикам» покупать энергию на свои нужды по «зеленому тарифу» и за свой счет строить сети будет иметь те же печальные последствия. И дело даже не в том, что никакие вопросы относительно мер стабилизации состояния отрасли или борьбы с проявлениями коррупции законопроект не решает. Скорее, истинной его целью является уничтожение отрасли в целом, что влечет за собой нарушение международных обязательств страны.

Хуже всего, что будут остановлены перспективные разработки по применению солнечных батарей в электромобилях, медицине. Фактически будет полностью блокировано привлечение в данную отрасль малого, среднего бизнеса, например, например, установка малых солнечных электростанций на крышах гостиниц, офисов, частных домовладений. А, как показывает история, страны, которые выбирают жить здесь и сейчас, вместо вложений в освоение новых технологий, неизменно проигрывают в перспективе.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

3451