«Комсомольская правда в Украине» узнала истории пассажиров, оказавшихся на злополучном чартере Ан-24, летевшем из Одессы в Донецк на футбол.

Сегодня в Одессе похоронят три жертвы авиакатастрофы в Донецке – помощника председателя главы Одесского облсовета Валерия Бабкова, сотрудника СБУ Сергея Бутенко и владельца строительной компании Александра Грушевича. А вчера уже простились с сотрудником авиалиний Виктором Горбатенко.

Тем временем почти все уцелевшие пассажиры вернулись домой в Одессу. Некоторые в буквальном смысле слова празднуют свое чудесное спасение.

Одесский адвокат Виктор Соловьев считает, что судьба его уберегла от гибели.

 
- Компания мужчин хотела сидеть вместе, и меня попросили пересесть на ряд вперед, - рассказывает он. - Я был не против. И оказался дальше от самого опасного места. А на том месте, где сидел человек, попросивший поменяться, и был авиадиспетчер Дмитрий Песня, который погиб.

Виктор решил лететь в Донецк за три дня до матча – друзья предложили. Билеты и на самолет, и на матч купил в выходные.

- О том, что полечу на таком старом самолете, узнал только, когда нас подвезли к трапу, - говорит Виктор. - Я на таком летал около десяти лет назад. Стало страшновато, но не возвращаться же домой? Да и деньги заплачены. Слава Богу, жив остался!

- После крушения помощь уцелевшим оказали? Все нормально?

- Все было на уровне проставления галочек, чтобы потом никто не ругал чиновников. Если скорая приехала, то всех нужно забрать в больницу, если милиция – то держать всех, пока не опросят последнего человека. Никакой координации – мы не знали, куда идти и что делать. Я намерен судиться с компанией.

А вице-губернатора Одесской области Дмитрия Волошенкова от полета этим рейсом уберегла… работа. Чиновник увлекается спортом - часто играет в футбол с друзьями, да и важные матчи старается не пропускать. На матч в Донецк летели некоторые его коллеги, и он тоже собирался. Однако 13 февраля губернатор Эдуард Матвийчук был с президентом Виктором Януковичем в рабочей поездке и поручил Волошенкову наградить афганцев и провести совещание. К тому же на следующий день была назначена сессия облсовета.

- Как бы я ни относился к футболу, но не мог позволить себе полететь на матч, - отметил чиновник.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Командир экипажа: «Мы попали в волну промышленного тумана»

 
Сергей Мелашенко лежит с переломом руки в Донецкой областной травматологии. Все время прокручивает в голове случившееся, сильно переживает.

- Были неблагоприятные условия для посадки: туман, наплывающий волнами. Летчики знают, что именно для Донецка характерна такая суровая погода, она бывает из-за выбросов промышленных предприятий. Видно полосу - потом затянуло, опять кусок чистый - опять пошла волна. Видимо, мы попали в эту волну, и я потерял из виду наземные ориентиры. Поэтому принял решение об уходе на второй круг. Это стандартная процедура.

- Поэтому шасси не были открыты?

- Шасси были уже убраны, так как я начал процедуру ухода на второй круг.

Хорошо, что посадка была не на бетон, а на землю, на бетоне было бы еще жестче.

- Говорят, это старый самолет без электроники, принимающей информацию аэропорта.

- Самолет оборудован всем необходимым, и приборы не сообщали экстренную информацию о столкновении или еще что-то. Все в штатном режиме работало.

ОФИЦИАЛЬНО

Прокуратура выдвинула шестую версию - теракт

На расследование крушения Ан-24 в Донецк съехалось руководство МВД, СБУ и Генеральной прокуратуры. Вчера силовики озвучили расширенное число версий катастрофы. К ранее озвученным (ошибка пилотов или диспетчеров, технические неисправности самолета, сбой работы наземного авиационного оборудования, метеоусловия) добавили еще одну - теракт.

- Отрабатывается версия о возможном нахождении на борту предметов, которые не должны были там находиться, взрывоопасных веществ и механизмов, - пояснил Владимир Породько, замглавы СБУ.

ВОПРОСЫ РЕБРОМ

1. Почему самолет не загорелся?

Пассажирам рокового рейса повезло, говорят специалисты. Конечно, окончательные выводы - за экспертами. Но одно можно сказать наверняка: помог случай. Если бы самолет завалился не на правое, а на левое крыло и его понесло бы в другую сторону, пожар был бы неизбежен. А так, пропахав на брюхе почти 250 метров, пересекая различные технические зоны, неуправляемая махина остановилась вблизи пожарных аэропорта. Те сразу же потушили горящий двигатель и не допустили возгорания керосина, которого в баках (по нашим данным) было около тонны.

- Я получил по рации сигнал тревоги, вскочил в машину, и на месте мы оказались меньше чем через минуту, - рассказывает Сергей Кузнецов, командир отделения пожарной службы аэропорта. - Опоздай мы хотя бы на минуту, самолет мог сгореть дотла. Спасение пассажиров я считаю чудом. Пожар удалось быстро потушить, в бетонный забор они не врезались, хотя он был совсем рядом, а самое главное - шасси не были выпущены, поэтому самолет не разлетелся на части при соприкосновении с землей.

Первым делом пожарные залили пеной пылающий правый двигатель и вытекающий из крыла горящий керосин, а затем бросились вытаскивать оставшихся в салоне пассажиров.

- Члены экипажа очень много сделали, хотя сами все были в крови. Они вытаскивали людей и помогали нам быстро оценить обстановку. Первым делом к нам подбежал капитан и сказал, что в салоне люди, заливать его пеной нельзя, иначе они захлебнутся. Многие пассажиры выбрались самостоятельно, какой-то прокурор кричал, что внутри остались какие-то важные документы, потом эти документы нашли.

Пожарные аэропорта вместе с летчиками освободили зажатого креслами 9-летнего Диму. Он не плакал, но все время спрашивал, что с его отцом. Поначалу говорили, что это сын погибшего депутата Валерия Бабкова, но потом оказалось, что папа ребенка - директор ООО НПФ «Одессатопливо» Сергей Бутенко, который тоже погиб.

2. Зачем секретничают со списком пассажиров?

Уникальный случай, когда фамилии и имена пострадавших журналистам приходится узнавать не из официальных источников, а выпрашивать, выкупать у источников, причем последние информацию предоставляют так, словно бы это страшная государственная тайна - на небольших клочках бумаги с намеком: «если что, съедай».

- Все дело в том, что на борту чартера оказались те, кто по идее там оказаться не должен был, - объясняет наш источник в правоохранительных органах. - Судите сами: посреди рабочей недели на, прямо скажем, не самом дешевом рейсе оказались чиновники, судьи и прокуроры. Это же все как-то объяснять нужно будет. Не так ли? Понятно, бизнесмены - они сами себе хозяева, хотят - едут поездом, а хотят - все билеты на самолет выкупают, но ведь тут бюджетные служащие, получающие официальные зарплаты. Рано или поздно возникнет вопрос откуда у них деньги на билет за 4 тысячи гривен?

3 Было ли давление на экипаж?

В СМИ активно обсуждается версия о том, что вип-пассажиры якобы требовали от пилота посадки, чтобы успеть на матч (прибыли за три часа до начала). Поэтому и заговорили, что авария в Донецке – повтор катастрофы с самолетом польского президента, который разбился под Смоленском.

- Я не следил за тем, наведывается ли кто-то в кабину пилота, - говорит студент Олег Ошеек. - Но среди пассажиров ходят разговоры, что действия воздушного командира пытались ускорить высокопоставленные пассажиры, торопясь занять места на трибуне.

Однако следствие опровергает эту версию.

- По предварительным показаниям допрошенных, в кабине не было никого из посторонних. Только члены экипажа - 4 человека, - заявил в Донецке Виктор Войцишен, заместитель генпрокурора.

Подтверждает эти слова и находившийся на борту летчик-стажер Клим Куликов.

- Пассажиры на пилотов не давили. Больше ничего не скажу, сейчас идет следствие, оно во всем разберется, - сказал нам парень.

4 Откуда на борту столько «зайцев»?

Сколько на рейсе было «зайцев» (по разным версиям, от 5 до 16), а главное - кто они и как сумели пройти несколько кордонов контроля, официальные службы не говорят. В милиции предполагают - это родственники членов экипажа. Дескать, взяли на борт покататься. Действительно, среди погибших был Виктор Николаевич Горбатенко - брат одного из членов экипажа Максима Горбатенко, но он летел с билетом. В самом Одесском аэропорту про это молчат и обещают прокомментировать позже. Между тем неофициально сотрудники аэровокзала признаются: «На внутренних рейсах безбилетники - обычная практика».

- По каким-то причинам человек не смог приобрести билет, а лететь ну позарез нужно, - объясняет пилот Николай. - В самом аэровокзале есть люди, к которым можно подойти со своей проблемой, и они помогут. Стоит это по-разному, но сэкономить на этом уж точно не получится, и то, что пишут, мол, «зайцы» летели за полцены - неправда. Если бы дело было так - то все летали бы «зайцами». Или нет?

Между тем поговаривают, что «нелегалы» на чартере не просто катались, да и футбол их не особо интересовал. Дескать - они в багаже везли деньги. Потому и предпочли не светиться при покупке билетов.

Сразу после катастрофы появилась информация о пяти незарегистрированных пассажирах. Позже прозвучало, что таких было 16. Якобы из-за «зайцев» даже были сложности с опознанием погибших.

В Одесском аэропорту уже проверяют, были ли нарушения с регистрацией на рейс. Но перевозчик заверяет, что согласно ведомости, подписанной капитаном самолета, на борт поднялись 36 пассажиров и 8 членов экипажа.

Тем не менее единственная женщина-пассажирка, которую долго разыскивали журналисты, оказалась именно «зайцем». Якобы 29-летняя Ольга Стахурская -бортпроводник, поэтому ее и пропустили на борт. Мы хотели узнать наверняка, правда ли это, но когда дозвонились девушке, она лишь сказала, что комментировать ничего не будет.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2641