По приблизительным подсчетам Укринформа, общие потери от взрывов на военных складах в последние 15 лет (как прямые убытки от потери военного и гражданского имущества, так и возмещение) составили более 25 млрд грн. По нынешнему курсу – около $900 млн.

Для сравнения, это 30% общих расходов Министерства обороны на 2018 год. Это 208 танков «Оплот» по ценам 2017 года.

Основной вклад «внес» арсенал в Калиновке Винницкой области, где было уничтожено больше всего боеприпасов на общую сумму 16,8 млрд грн. и около 50 млн потрачено из госбюджета на восстановление местной инфраструктуры.

На втором месте по финансовым потерям идет Новобогдановка Запорожской области, где склады горели трижды. Примерная стоимость утраченного там военного имущества – 3,7 млрд грн. и около 300 млн грн пришлось возмещать местным жителям из госбюджета на восстановление.

На третьем «призовом» месте – склады в Лозовой Харьковской области, где в целом потери оцениваются в 3 млрд грн.

Укринформ поставил военным экспертам два вопроса: что это – диверсия или халатность, а также, какова, по вашему мнению, степень ответственности тех или иных должностных лиц?

Дмитрий Тымчук, глава Центра военно-политических исследований, народный депутат от «Народного Фронта»: «До проведения официального расследования рано о чем-то говорить. Но при условии не «бумажного», а реального устранения недостатков – нынешних событий можно было бы избежать»

«Ровно год назад Комитет ВР по вопросам национальной безопасности и обороны изучал ситуацию на арсеналах и складах хранения боеприпасов ВСУ (в контексте взрывов на складах в Калиновке Винницкой обл.). Тогда по поручению Комитета ВР я вместе с Татьяной Черновол побывал на этом 6-м арсенале. Там был выявлен ряд недостатков, в том числе весьма существенных. Таких, которые не могли быть устранены силами коллектива арсенала, а требовали вмешательства и помощи Минобороны и Генштаба. По результатам этой поездки я направил депутатское обращение в адрес руководителей МО и ГШ ВСУ, в котором перечислил обнаруженные недостатки с просьбой вмешаться в ситуацию и решить имеющиеся проблемы. К сожалению, я не могу опубликовать текст обращения, как и ответов, потому, что эти документы имеют гриф секретности. Могу лишь сказать, что выявленные недостатки касались обустройства технической территории арсенала, условий хранения боеприпасов, совершенствования системы охраны, принятия ряда организационных мер. Ответы МО и ГШ были написаны «под копирку», и имели вполне «успокаивающий» характер: мол, все знаем, все делается.

Понятно, что сейчас, до проведения официального расследования рано говорить о причинах нынешних событий на 6-м арсенале. Но уверен, что при условии не «бумажного», а реального устранения недостатков и решения проблем, нынешних событий можно было бы избежать. Тем более, что тогда, год назад, Комитет ВР по вопросам национальной безопасности и обороны единогласно поддержал запрос Минобороны на финансирование соответствующих мероприятий во всех арсеналах. Также сейчас крайне важно, чтобы были выявлены и наказаны настоящие виновники событий – на самом высоком уровне ответственности, а не нашли очередного «козла отпущения» из персонала арсенала. Иначе, как показывают многочисленные подобные события в течение последних лет, мы так и будем регулярно свидетелями очередных взрывов на наших складах боеприпасов.

...Сватово, Новоянисоль, Балаклея, Калиновка, сейчас Ичня – это уже диагноз. И с этим нужно что-то делать. Немедленно и кардинальными средствами».

Николай Маломуж, бывший председатель Службы внешней разведки Украины: «В нормальных странах в таких ситуациях соответствующие должностные лица уходят в отставку»

«Сейчас есть три основных версии: это халатность, поджог и диверсия. Какая из них основная, говорить пока рано. Эти три направления подлежат срочному расследованию. Но скажу больше – та модель, которая отрабатывалась на коллегии СНБО, в Генштабе по устранению недостатков в обустройстве технической территории арсенала, условий хранения боеприпасов и так далее, подробнее не могу сказать из-за грифа секретности, она не сработала. Следовательно, в очередной раз имеем такие последствия. Подрыв системный. 78 тысяч тонн – это очень мощно, на секунду, даже больше чем в Калиновке. По степени ответственности. Думаю, стрелочниками здесь уже не обойтись. Потому что было решение СНБО с конкретными мерами со стороны коллегии Минобороны и Генштаба, но ничего из этого не выполнено. В нормальных странах в таких ситуациях соответствующие должностные лица уходят в отставку».

Юрий Радковец, генерал-лейтенант запаса: «Будут ссылаться на какой-то вражеский заговор, накажут какого-нибудь прапорщика или ликвидатора. А высшие руководители оборонных ведомств снова выйдут сухими из воды»

«В любом случае это халатность. Даже если и была диверсия, к примеру, с помощью тех же беспилотников сбросили бомбу в самое уязвимое место и оно загорелось. Но. До каких пор такое можно допускать, почему после стольких инцидентов со складами боеприпасов, горюче-смазочных материалов, руководители Генштаба и Минобороны всегда выходят сухими из воды? Ведь денег на это выделяется немало, а толку, как не было, так и нет. И это тогда, когда пятый год страна воюет? Мне, как военному с 43-летним стажем, из которых 26 лет – это служба в рядах украинской армии – стыдно. Думаю, опять все будут ссылаться на какой-то вражеский заговор, накажут какого-нибудь прапорщика или ликвидатора, который при утилизации допустил ошибки, но пусть не обманывают. Не умеют работать – пусть уходят оттуда. Неужели за это время ничего нельзя было сделать? Если не примут соответствующее решение по руководству Минобороны и Генштаба, их заместителям, которые несут за это прямую ответственность, то подобные вещи будут проходить и в дальнейшем».

Игорь Романенко, генерал-лейтенант запаса: «Это диверсия, и выполнена она не без помощи россиян»

«На брифинге Минобороны говорили о том, что ночью почти одновременно, в разных местах произошли подрывы. Разве же это халатность? Я так не думаю. В худшем случае для персонала это то, что кто-то, использовав ситуацию, пробрался на склад, а часовой этого не заметил. Но это все равно диверсия. Вопрос только – чья? И даже если осуществлена непосредственно персоналом или местными гражданами, то не без помощи россиян. Почему? А потому что подрываются не просто склады, которых у нас немало, а подрываются самые крупные из них, наносится серьезный ущерб. Кстати, в предыдущих случаях, и это доказано, как военной прокуратурой, так и генпрокуратурой, также была диверсия. К примеру, в Калиновке – все признаки наземной операции, а в Балаклее – использовались беспилотные летательные аппараты. Я к тому, что цель врага – уничтожить военные припасы, которые нам крайне необходимы. В отношении степени ответственности можно говорить только тогда, когда будет проведено расследование. Я не сторонник таких подходов: пока горячо – надо быстренько назначить виновных, поднять панику, более того – использовать это все в каких-то политических интересах. Безусловно, это зона ответственности сектора обороны, но это не означает, что уже сейчас надо назначать виновных».

Олег Жданов, военный эксперт: «Имеем дело с халатностью или поджогом»

«Диверсию сразу исключаю, потому что не верю в то, что рассказывают о каких-то беспилотники. Почему? Да все просто. Если это малый БПЛА, то таких нужно как минимум с десяток, плюс – зажигательные вещества надо заложить в точно определенные места. Кроме того, дальность полета таких беспилотников очень мала – 10-20 километров максимум. После Балаклеи тоже рассказывали про беспилотники. А разве возле арсеналов не стоят на боевом дежурстве соответствующие средства? Есть указ Президента, которым введено в действие решение СНБО от декабря 2015 года после пожара в Сватово. Этим указом главам силовых ведомств поставлены конкретные задачи по повышению живучести и недопущению подобных случаев в местах хранения боеприпасов. Это первое. Второе – есть руководящие документы, которые регламентируют порядок хранения боеприпасов. Новые законы нам писать не нужно. Просто бери инструкцию и смотри на местность: соответствует нормам или не соответствует. Тем не менее, повторяются одни и те же случаи... Кстати, вице-спикер парламента Оксана Сыроед еще в прошлом году на регламентном комитете подчеркивала именно об арсенале в Ичне: если будет следующий пожар, то он будет на Черниговщине, где на территории складов местные жители ходят грибы собирать. Поэтому сегодня надо ставить вопрос о профпригодности руководства Генштаба по организации, сохранности и безопасности наших складов вплоть до уголовной ответственности. Понесет ли ее кто? Ну, может начальник склада или часовой. Но высшие должностные лица – вряд ли. У нас круговая порука, и это надо наконец признать».

Справка Укринформа

Что где в Украине взрывалось, к чему это привело, кто и как ответил

10 октября 2003 года. Артемовск (ныне Бахмут), Донецкая обл.

Склады 6-го армейского корпуса Южного оперативного командования Сухопутных войск ВСУ

Причина: военнослужащие резали складские металлоконструкции на продажу в 0,4 метра от ящиков с боеприпасами.

Потери военного имущества - 10 из 17 складов, около 3 тысяч тонн снарядов.

Травмированы 2 человека

Кого наказали: майор Владимир Бевз, руководитель службы ракетно-артиллерийских вооружений, и Валерий Ботнар, начальник склада №14, с которого и начался пожар.

2004, 2005, 2006 и 2007 годы. Новобогдановка, Запорожская обл.

Артиллерийские склады в Новобогдановке.

Причины: в 2004 году – окурок, брошенный неподалеку от места хранения снарядов. Поднялось пламя 300 метров высотой, а снаряды разлетались в радиусе 40 километров. В 2005 году – из-за высокой температуры воздуха самовозгорелась дымовая мина. В 2007 году – при уничтожении боеприпасов взорвалось несколько единиц, поврежденных во время прошлых пожаров.

Потери военного имущества: заряды к таким видам артиллерийских вооружений, как системы реактивного залпового огня «Смерч» и «Ураган», дальность полета которых достигает 70 километров.

Сумма общего ущерба – 3 млрд 752 млн грн.

Человеческие жертвы: 2004 год – погибли 5 человек, 81 человек был госпитализирован, 2005 год – 5 человек травмированы, 2006 год – травмировано 4 человека, 2007 год – 2 человека погибли, 1 травмирован.

Кого наказали: начальник Генштаба ВСУ Александр Затынайко и главнокомандующий Сухопутными войсками Петр Шуляк были уволены с должностей. В 2008 году суд дал 6 лет заключения бывшему начальнику Новобогдановской военной части Сергею Лилову и рядовому Олегу Селину. Кроме того, приговорили к 2,5 годам заключения и представителя корпорации, которая занималась утилизацией боеприпасов – Бориса Курбатова.

27 августа 2008 года. Лозовая, Харьковская обл.

Склад боеприпасов, где хранилось около 95 тыс. тонн.

Пожар продолжался 3 дня, взрывы раздавались почти 2 недели, а на полную ликвидацию последствий – разминирование «уцелевших» двух третей арсенала, потребовалось несколько лет.

Причина: загорелась свалка возле складов. Пламя распространилось и на склады.

Кого наказали: командира части Алексея Полякова и его заместителя Александра Заику за то, что они не распорядились убрать свалку возле склада, на которой и начался пожар. Но все виновные в 2009 году вышли на свободу по амнистии.

29 октября 2015 года. Сватово, Луганская обл.

Арсенал вблизи г. Сватово

Причина: прокуратура ограничилась калькой о служебной халатности.

Потери военного имущества: взорвалось 3500 единиц снарядов.

Повреждено более 200 домов. На ликвидацию последствий правительство выделило свыше 53 млн грн.

Человеческие жертвы: погибли по меньшей мере 5 человек,

Кого наказали: в 2016 году, суд признал виновным майора, ответственного за хранение боеприпасов, который получил 8 месяцев содержания в дисциплинарном батальоне, но по «Закону Савченко» он вышел на свободу сразу после оглашения приговора суда.

23 марта 2017 года. Балаклея, Харьковская обл.

Самый большой арсенал боеприпасов в Украине

Причина: Служба безопасности Украины расценила ЧП как диверсию, позже министр внутренних дел Арсен Аваков назвал произошедшее спланированным терактом.

На складе хранилось до 150 тысяч тонн боеприпасов малого калибра до зенитных ракет, 70% арсенала было разрушено. Председатель парламентского комитета по вопросам безопасности и обороны Сергей Пашинский заявил, что Украина потеряла боеприпасов на 1 млрд долларов.

Из города пришлось эвакуировать более 20 тысяч человек.

Человеческие жертвы: погибли 2 человека и еще трое получили ранения.

Кого наказали: был уволен подполковник, отвечавший за хранение боеприпасов. Однако 9 октября 2018 года, в день взрывов на складе в Ичне (!), появилась новость, что Харьковский апелляционный административный суд восстановил его в должности с выплатой среднего заработка за весь период с момента его увольнения.

26 сентября 2017 года. Калиновка, Винницкая обл.

Арсенал в городке Калиновка.

Причины: Точная причина взрывов до сих пор неизвестна. Были версии о внешней причине, то есть о диверсии со стороны российских спецслужб. Ее называл и Генпрокурор Юрий Луценко. Также перед взрывами местные жители якобы видели беспилотник, летавший над складами. В то же время, военная прокуратура рассматривает версию о «проникновения на территорию арсенала посторонних лиц и умышленное инициирование последние детонации боеприпасов».

Потери военного имущества: всего на складе хранилось около 188 тысяч тонн боеприпасов. Член парламентского комитета по вопросам безопасности и обороны Иван Винник, оценивая потери боеприпасов, вызванные взрывами, назвал цифру в 800 миллионов долларов.

Из Калиновки было эвакуировано в Винницу более 24 тысячи жителей, а «Укрзалізниця» изменила маршруты 47 пассажирских поездов, которые должны были следовать через Калиновку.

Кого наказали: следствие еще не завершено – идет комплексная экспертиза, которую проводят специалисты из Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины.

Оксана Полищук, Мирослав Лискович, Николай Романюк, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/осень
1599 грн.