Проблема бездомных животных уже много лет актуальна для Киева. Неравнодушные люди, по мере возможностей, пытаются ее решить: создают приюты, периодически проводят стерилизацию и чипирование. Впрочем, есть и другие методы. Например, жестокое физическое уничтожение, которое практикуют  «догхантеры». И, за очень редким исключением, эти люди остаются безнаказанными .

О том, что сейчас происходит в столице, насколько серьезна ситуация и как заставить милицию обратить внимание на догхантеров с корреспондентом ForUm`a беседовала депутат Киевского городского совета, в прошлом общественный активист Елена Ескина.

- Расскажите, пожалуйста, с чего начались Ваши публикации об отравленных животных в Киеве?

- Я возмущалась ситуацией с массовым отравлением животных, умиравших в мучениях, еще перед Евро-2012. Тогда волонтерские организации вложили огромные деньги в их стерилизацию и чипирование. Но перед чемпионатом животных, находившихся под опекой волонтеров, начали массово убивать. Тысячи животных были отравлены, и это осталось безнаказанным. Доходило до того, что они умирали в ужасных муках во дворах прямо на глазах у детей.

Подчеркну, что тогда травили даже тех животных, которые были под опекой местных жителей. Например, в моем дворе было около семи таких собак. За ними ухаживали много лет, у них были имена, они все были ручные. И всех их убили, отравили. Наблюдать за этим было невыносимо. Мы тогда вызывали милицию, но никто не приехал. Они просто отказались реагировать на вызов. Дворники бросили тела собак просто в мусорные баки и трое суток они там лежали. Дышать во дворе было просто нечем. Повторюсь, это было накануне Евро-2012.

После этого, я инициировала проведение специального выпуска программы «Про життя», посвященного этой теме, куда пришли не только активисты, но и владельцы домашних собак, отравившихся в нашем дворе. В студию пригласили представителей милиции, чтобы они публично пояснили, почему не реагируют на факты отравления животных. Естественно, столичные власти тогда пытались отрицать, что животных травят специально. Но у нас была информация, что они, по негласной договоренности с догхантерами и ЖЭКами, специально подбрасывали яд, чтобы не заниматься собаками и не увозить их в приюты.

Сейчас власть в городе поменялась. Но милиция точно так же не реагирует на факты жестокого убийства животных. Собак травят и убивают другими методами постоянно. Я как занималась этим вопросом еще во время своей общественной деятельности, так и продолжаю им заниматься сейчас. Волонтеры постоянно вызывают меня на места убийства животных, чтобы уже вместе вызывать милицию и разбираться с ситуацией. Проблемы следующие: милиционеры либо вообще не реагируют на вызовы по факту убийства собак, либо отказываются вызывать следственно-оперативную группу, либо же следственно-оперативная группа отказывается подписывать акты и выдавать направление на экспертизу. Естественно, уголовное производство в таком случае тоже не открывается. Поэтому, когда я выезжаю, то заставляю милицию действовать в соответствии с законодательством и выполнять Закон Украины  «О милиции».

В городе действует организованная группа догхантеров. Они действуют публично. Их аккаунты есть в социальных сетях. Они постоянно берут на себя ответственность за убитых собак, вывешивают их фото, показывают места, где их травили. То есть, эти люди публично пропагандируют и убийства, и жестокое обращение с животными. При этом они остаются безнаказанными.

Я уверена, что ответственность за жестокое обращение с животными нужно усиливать. В нашем законодательстве за это предусмотрено максимум шесть месяцев ареста. В Грузии, например, этот максимум составляет  четыре года лишения свободы. Но даже если мы сейчас ужесточим наказание, то ситуация не изменится, поскольку отсутствует эффективный механизм привлечения виновных к ответственности, в связи с бездействием правоохранительных органов.

Мы дважды пикетировали МВД, 25 апреля и 23 мая, выдвигая требования к Авакову. Собак ведь травят не только в Киеве, но и в других городах Украины. Потому мы требовали от министра, чтобы он повлиял и на киевский Главк, который бездействует, и на ситуацию по всей стране.

Также по моей инициативе было проведено рабочее совещание в Главном управлении МВД Украины, с присутствием руководства МВД, представителей КМДА, а также зоозащитников и волонтеров. Мы четко озвучили все проблемы и проработали их возможное решение. Надеюсь, что теперь ситуация изменится. По крайней мере, мы добились, что и в киевском главке и во всей районных отделениях милиции назначили сотрудников, ответственных за коммуникацию с зоозащитниками и за расследование дел относительно убийств животных, к которым волонтеры могут обратиться за содействием.

- На своей страничке в Фейсбуке Вы писали, об одном таком случае в Голосеевском районе, когда удалось добиться приезда милиции и проведения следственных действий. То есть, это получилось только потому, что в ситуацию вмешался  депутат Киевсовета?

- Да. Я тогда звонила всем, кому могла. Но это же не нормально, что депутат городского совета заставляет сотрудников правоохранительных органов выполнять требования Закона «О милиции». Я ведь не министр внутренних дел. Тогда уж пусть Аваков или идет в отставку, раз за него работает депутат Киевсовета, или пусть начинает заставлять милицию работать системно. Иначе, зачем тогда нам такая милиция за наши же деньги?

Тогда на улице Деревообрабатывающей (Голосеевский район, - Ред.) поведение милиционеров было возмутительным. На вызов приехали два дежурных инспектора Голосеевского районного управления МВД Василий Ященко и Александр Кривошей. В частности, Кривошей сказал, что то, что собак убивают, правильно, а Ященко заявил, что милиция такими отравлениями не занимается. Также они наотрез отказались вызывать следственно-оперативную группу. А это нарушение закона «О милиции» и других норм законодательства. Эти милиционеры должны быть привлечены к дисциплинарной ответственности, как минимум.

Волонтеры были вынуждены окружить милицейскую машину и отказались «отпускать» инспекторов, которые попытались сбежать. И только после того как я позвонила в киевский Главк, инспекторы вызвали следственно-оперативную группу и КП «Центр идентификации животных». Вместе с ними приехал ветеринарный врач. Трупы упаковали в мешки и увезли. Следственно-оперативная группа должна была провести определенные мероприятия, в частности, возбудить уголовное производство и направить трупы на бесплатную экспертизу.

Но через несколько дней оказалось, что экспертизу никто не проводил, а производство не возбуждали. На сессии я зачитала соответствующий депутатский запрос относительно данного случая, который был проголосован. Будем разбираться, почему милиция не выполняет своих обязанностей.

Известно же, что в городе орудует банда живодеров. Где гарантия, что нелюди, которые сегодня убивают собак, завтра не захотят убить уже человека? К слову, по статистике, среди осужденных за убийство людей есть много тех, кто раньше занимался живодерством. И это огромная проблема.

- А что в идеале должна делать милиция, когда их вызывают на место убийства животных?

- По практике, они у нас могут вообще не приехать на такой вызов. Но важно помнить, что это их обязанность. На вызов всегда приезжает патрульная служба, которая обязана вызвать  следственно-оперативную группу. Трупы животных трогать нельзя, нельзя их никуда убирать или хоронить. Вот буквально недавно в Киеве отравили домашних собак. Это была та же организованная группа догхантеров, одного из живодеров узнали. Материалы передали в милицию, но трупы собак закопали, просто потому что местные жители не знали, что делать.

Кстати, патрульные должны вызвать еще и  КП «Центр идентификации животных», которые забирают трупы на экспертизу. Приехавшая следственно-оперативная группа должна осмотреть место происшествия, провести следственно-оперативные действия, составить и подписать специальные акты и передать материал следователю, который обязан выдать направление на экспертизу. В общем, это почти те же самые действия, что проводятся, когда убивают человека. Экспертизу должны проводить бесплатно. Вообще, экспертиза – это очень важный момент. Ведь если ее нет, то нет и доказательств, что собаки были убиты, а значит, автоматически нет и оснований для уголовного дела.

- Это в идеале. А что чаще всего происходит на практике?

- В Голосеевском районе мне в лицо сказали, что милиция этим не занимается, на что я предложила им изучить законодательство. Или у нас милиция не знает, что в Уголовном кодексе есть статья за убийство животных? В других районах они такого себе не позволяют.

Вообще, сейчас удалось найти общий язык с Александром Терещуком, главой киевской милиции. Он пошел нам с активистами навстречу, провел работу с милиционерами во всех районах. Теперь они обучены и проинструктированы по поводу реакции на факты убийства животных. У меня есть официальный ответ, где сказано, что теперь сотрудники правоохранительных органов должны без проблем проводить следственные действия, выписывать направления на экспертизу, возбуждать уголовные производства. Но, видимо, этот вопрос до конца не отработали. Потому мы и требовали от Авакова, чтобы и в Главке, и в районных отделениях назначили ответственных, которые будут контактировать с волонтерами, активистами, зоозащитниками именно по фактам отравления животных и помогать оформлять все документы. Живодеры должны ответить за свои действия.

- То есть, случаи отравления не единичны?

- В Киеве каждый день убивают собак. Причем убивают тех, которые не представляют угрозы для общества, которые стерилизованы, чипированы. Эти собаки находятся под опекой волонтеров, местных жителей или охраны предприятий, на которых, в общем-то, и живут. Вот на улице Деревообрабатывающей собаки как раз жили на предприятии и охраняли его. По сути, это были не беспризорные собаки. Хотя и домашних собак тоже травят.

Здесь еще дело не только в спасении жизни животных. Вопрос лежит и в международной плоскости. Это имидж Киева, имидж столицы Украины, имидж страны в глазах международного сообщества, в глазах Евросоюза, куда мы так стремимся. Как государство относится к животным, так оно относится и к людям. Но выходит, что мы живем вот в такой стране. Возможно, кто-то не понимает, что если государство будет хорошо относиться к животным, то и к людям отношение будет прекрасное.

- Говорят, что несколько лет назад ЖЕКам запретили открыто использовать яды, после того как приманкой для собак отравился ребенок. Но ходят слухи, что коммунальщики теперь делают это скрытно. Есть ли у Вас какая-то информация по этому поводу?

- Не знаю, занимаются сейчас этим ЖЭКи или нет. Но если я узнаю, что это так, то не знаю, что сделаю! Это возмутительно. Раньше они точно были задействованы в уничтожении животных. Есть подтверждения, что такое было перед Евро-2012. Сейчас же этим точно занимаются догхантеры. Они открыто взяли на себя ответственность за большую часть отравлений, случившихся в городе за последнее время. Вопрос в том, сами ли они так «развлекаются» или им кто-то платит деньги, решая проблему животных на улицах? Это неизвестно. Это вопрос к милиции, они должны разобраться, кто за этим стоит, и привлечь виновных к ответственности.

- Понятно, что мы никуда не денемся от проблемы животных на улице. Но есть же и цивилизованные способы ее решения?

- Мы сейчас говорим об стерилизованных и чипированных собаках. Эти животные не представляют опасности. Тех, кто может быть опасен, забирают в приюты.

Конечно, мы никуда не денемся от проблемы бездомных животных, пока не изменим своего отношения к ним. Помимо прочего нужно повышать ответственность владельцев домашних животных.

Вообще, в этом вопросе нужно начинать работу со школ и садиков. Как депутат я обращалась к меру с инициативой, чтобы хотя бы на уровне города в учебных заведениях ввели предмет, который прививал бы детям любовь к животным и растениям. Есть такие разработки. Во-вторых, нужно реализовывать социальные проекты, которые помогли бы прививать любовь к животным.

Также должна быть специальная база данных и очень строгий учет домашних животных, на случай, если кто-то решит выбросить питомца на улицу. Люди, выбрасывающие животных, должны отвечать за свои действия. Если мы действительно будем отвечать за тех, кого приручили, то у нас не будет брошенных животных. В той же Европе нет никому ненужных животных, там люди даже в очереди стоят, чтобы завести питомца. Там нет такой проблемы. А у нас на даже птичьих рынках, если животное не продают, то его могут просто выбросить. Потому мы должны начинать с себя.

И еще, не нужно рассказывать, что у государства нет на это денег. Например, на базу по учету домашних животных израсходовали много бюджетных денег, но она так и не создана. На кладбище для животных в 2007 году потратили 13,5 миллионов гривень, но практически ничего и не построили. Потом бюджет увеличили до 26 миллионов. Сейчас это суперсекретный объект, попасть на который почти невозможно, он до сих пор под охраной. Если считать по тогдашнему курсу на него выделили примерно 3 миллиона долларов. Выходит, что их потратили на то, чтобы поставить несколько сарайчиков, общие расходы на которые могли составлять 100 тысяч долларов. Вопрос: куда делись остальные деньги? Добиться ответа на него невозможно, мол, все акты и документы на этот объект потерялись. Еще один пример. На приют для животных на Автопарковой запланировали выделить 32 миллиона гривень. Но начался Майдан, и реализовать этот «проект» не успели, непонятно на что списали только один миллион.  Вот на такие аферы и идут миллионы из бюджетных средств.

Еще один пример – приют «Бородянка», который содержался за счет городского бюджета. В год уходило 7 миллионов гривень только на содержание персонала. На корм, медикаменты и другие вещи для собак денег не выделяли. То есть, на животных в приюте деньги не тратили. Они там просто голодали. А приют, получается, существовал, чтобы трудоустроить персонал?

Сейчас, полагаю, уже не удастся протягивать проекты, на которые просто-напросто бесконтрольно списывали огромные суммы. Но к ответственности за предыдущую деятельность почему-то никого не привлекли. Так что, пока милиция не начнет работать, ничего не изменится.

- Сейчас общество уже воспринимает работу с бездомными животными как что-то нормальное и само собой разумеющееся?

- Конечно, и это нормально. В идеале у нас не должно быть бездомных животных. И бездомных, никому ненужных людей и детей тоже не должно быть. Но это в идеале. Но у нас в детских домах полно детей, от которых отказались, что уж тогда говорить о животных? Потому нужно работать именно с обществом.

- Но есть и другая часть общества, которая заявляет, что у нас сейчас война, кризис и вообще все плохо, что там какие-то собаки.

- А причем здесь война? Даже наши бойцы спасают собак в Донецке и привозят их сюда. Человечность же никто не отменял. Человек всегда должен оставаться человеком. У нас должно быть гуманное общество, иначе далеко мы не уйдем, тем более, если мы хотим построить европейскую страну. И не стоит забывать о том, сколько человеческих жизней спасают собаки. Это самые верные и преданные друзья, которых мы приручили и просто обязаны защитить…

Валентина Дудко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2131