Обращение к ООН по поводу введения миротворцев на Донбасс свидетельствует о попытке перейти к заморозке конфликта, но вряд ли миссия будет применена до тех пор, пока не исчерпаются все дипломатические методы урегулирования. Такое мнение в комментарии ForUm`y выразил политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач.

«Во-первых, сам факт обращения Украины за миротворческой помощью означает переход от попыток урегулировать конфликт к попыткам его заморозить. Все предыдущие действия украинской власти, включая Минские соглашения, предусматривали полное урегулирование этого конфликта в конечном итоге. Сейчас, после Дебальцево, стало понятно, что это невозможно. Потому Украина обращается к международному сообществу за миротворческой помощью», - отметил Горбач.

В то же время эксперт подчеркнул, что в сложившейся ситуации существует несколько факторов риска.

«С другой стороны, решением парламента Украина признает Россию агрессором, и таким образом не будет воспринимать участие РФ в такого рода миссиях. Россия же имеет право вето в Совете безопасности ООН и может заблокировать такое решение. То есть РФ может торговаться с членами Совета безопасности ООН своим правом вето в обмен на участие в такой миссии. Риск есть, но прошло 30 заседаний Совета безопасности, и российская позиция была одинока, всех давно убедили в российской заангажированности в этом конфликте. Потому вряд ли Совет безопасности согласится на такой российский шантаж», - отметил он.

«Очевидно, что украинская власть имеет гарантии со стороны других членов Совбеза ООН Великобритании и США, которые накладывали бы вето на российские пропозиции. Полицейская миссия ЕС и сейчас действует, например, на Балканах в Боснии и Герцеговине. И в этой миссии участвуют не только страны-члены ЕС, а даже и Украина. Также очень долгое время в такой миссии принимала участие и Россия. То есть, Россия тоже гипотетически могла бы предлагать свое участие и «помощь» в миссии ЕС, что тоже сомнительно с точки зрения вовлеченности этой страны в данный конфликт», - добавил эксперт.

По словам Горбача, еще одним рисковым моментом является то, что Евросоюз не решится предоставлять миротворческий контингент.

«Турчинов после заседания СНБО сказал, что Украине нужна именно миротворческая миссия для поддержания мира и безопасности. Это один из видов миротворческих миссий, который предусматривает недопущение новых вспышек конфликта. Это означает, что вроде бы мы исходим из того, что Минские договоренности действуют, прекращение огня наступило, и чтобы не сорвать снова это прекращение огня нужно между враждующими сторонами поставить миротворцев. Но проблема в том, что огонь не прекращен и ставить миротворцев между враждующими сторонами опасно для самих миротворцев. Потому второй рисковый момент после вето России в Совбезе, это несогласие ЕС, его неготовность, подставлять свои «голубые каски» под российские «Грады». Это очень вероятно и, соответственно, это тоже будет затягивать решение», - отметил он.

«Третий – главный –  риск этого сценария состоит в том, что россияне могут сделать так, как сделали в Грузии. То есть, с нарушением всех международных правил и норм просто провозгласить свои войска, которые уже есть на территории Донбасса, миротворческими. От них можно ожидать чего угодно, это только один из вариантов. Но это означает, уже, как минимум, переведение этого конфликта с уровня украинско-российских отношений на высокий международный уровень, чего, собственно говоря, и добивается сейчас украинская сторона», - считает Горбач.

В то же время эксперт отметил, что решение по введению миротворцев на Донбасс не будет принято моментально.

«Быстрого решения не будет. Думаю, что украинское предложение все-таки было согласовано с западными партнерами, это не было экспромтом. Это элемент долгой стратегической игры. Думаю, что Россия наложит вето, Евросоюз не согласится туда идти и это все будет уже элементами дипломатической геополитической игры Запада с РФ. ООН не применяет военные миротворческие миссии до того момента, пока не исчерпаны все возможности политико-дипломатического давления или экономических санкций. То есть, военная миссия – это уже последняя форма вмешательства», - резюмировал Горбач.

Валентина Дудко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2670