Современные подростки готовы ехать через всю страну, чтобы на денек встретиться компанией, возникшей в соцсетях.

Культура употребления… гаджетов

Знакомая фраза: дети в Интернете – современная проблема. Вот только она подразумевает, будто вся Сеть – что-то однородное. В какой именно «части» Интернета? Что там ежедневно делает сын или дочь? Уж точно не читают дополнительную литературу по школьным предметам, как думают некоторые доверчивые родители. Найти в виртуале можно все что захочешь – и в этом как раз вопрос: чего же хочет конкретный ребенок.

Исследования показывают, что типичный подросток проводит в Интернете по 15-30 часов в неделю. Чаще всего там он переписывается с друзьями и заводит новые знакомства. В возрасте, когда общение – главная ценность, соблазнительно завести несколько тысяч «френдов».

Взрослые по инерции твердят, что ребенок, погрузившись в Интернет, отрывается от реального мира. На самом деле именно подростки чаще всего смешивают интернет-общение с реальным, превращают одно в другое. Одноклассникам не перезванивают, чтобы узнать домашнее задание, а пишут в Скайп. Новых приятелей сразу же приглашают добавиться в соцсетях. «Дружба на века» может разбиться о виртуальные преграды: то кто-то фотографии не полайкал, то позавидовал количеству «френдов».

И наоборот, Интернет легко прорывается в повседневный мир подростка, который только учится выстраивать границы. Там он знакомится и назначает «живые» встречи, выкладывает свои реальные контакты, пишет откровения, комменты на которые могут довести его до нервного срыва. Особая мода, ужасающая родителей, выкладывать крайне откровенные, полуголые фото, причем в это часто втягиваются вполне приличные дети, не подразумевавшие «ничего такого».

По мнению киевского школьного психолога Юлии Лариной, невозможно «запретить Интернет» поколению, которое владеет гаджетами лучше взрослых. Важно говорить о культуре использования гаджетов.

Интернет для нового поколения играет особую роль. В большинстве цивилизаций, чтобы получить статус взрослого, дети проходят испытания, обряды посвящения, как бы сдают экзамен, чтобы перейти на новую стадию жизни. Ученые долго сокрушались о том, что у современных европейцев эта традиция утрачена. Ни аттестат зрелости, ни паспорт не дают ощущения полноценного перехода на новый уровень социальной зрелости. Скажем, чувствует ли себя взрослым студент, которого содержат родители?

И вот наконец Сеть заняла эту нишу, утверждают психологи. Для подростка – это место, где происходит посвящение во взрослые. Личная страничка в соцсетях, «солидный» статус, виртуальный дневник «делают старше». Ученые даже ввели мудреный термин «киберсоциализация».

Барышни-мичуринцы

Девочки, которые сутками стучат на клавиатуре и взахлеб что-то читают – особый мирок любительниц «фанфиков». Дословно это «сочинения фанатов» – рассказики, созданные на основе книги, фильма, манги. Иногда строчат выдуманные истории про реальных людей – кумиров молодежи: актеров, певцов, спорт­сменов. 90% таких сочинительниц – девочки от 11 до 17 лет. Это замкнутый мирок, отдельная субкультура, в которой свои термины, правила игры, взлеты и падения. Все участницы процесса пишут тексты, выкладывают, чтобы почитали остальные, редактируют и оценивают чужие сочинения. А затем, то ли сообща, то ли избранным самими детьми жюри определяют степень популярности юного автора, присваивают ему награды. Все это вызывает немало переживаний у пишущих барышень. Возможно, мамы уже готовы прослезиться от умиления: такая тяга к творчеству! Тем более есть красивое объяснение: не хочется расставаться с полюбившимися героями, пытаются воссоздать пробелы. Множество фанфиков породили «Гарри Поттер», «Сумерки», «Наруто», «Голодные игры». Все бы хорошо, но суть сочинений – живописать страсть. Реже – ту, которая есть в исходном произведении, чаще – «барышни-мичуринцы» хотят «скрестить» героиню и злодея, а то и второстепенного персонажа. «А что если бы вон тот влюбился вон в ту?» Дальше все зависит от степени распущенности и фантазии автора. Одна пишет о поцелуях и прогулках, другая – о будущих детях и походах по магазинам, третья пишет откровенное порно.

Некоторые родители содрогнулись бы, прочтя творения 12-летних дочек, пестрящие «оргазьмами» и «страсными объятьями». Подростки догадываются, что цель сочинительства – не творчество, а суррогат любовных (или эротических) эмоций, поэтому фанфики специфично поделены: по именам тех персонажей, чьи «чуйства» описаны. Целые группы девчушек пишут про ту или иную пару: например, Гермиона и Драко. Знак «собачка» в заглавии обозначает дружбу или платонические чувства, косая черточка или знак умножения – интим.

Фантазии о полюбившемся герое – норма для подрастающей девочки. Просто раньше им предавались в одиночестве, а сейчас обсуждают или даже сочиняют коллективно. В сущности, прародителями фанфиков были девичьи тетрадочки, в которые еще наши бабушки записывали томные стихи и романтические истории с продолжением. Правда, с милыми текстами соседствуют сочинения о насилии и сексуальных извращениях. Но узнав, что дочь пишет фанфики, не стоит запрещать или требовать прочесть их. Если текст шокирующий, проблема не в нем, а в том, что в голове у девушки. Вот с этим и следует разбираться. Если же все в пределах нормы, вспомните, как мечтали поцеловаться со злодеем Леонсио из «Рабыни Изауры». И успокойтесь.

В Интернете можно найти все что угодно. Главное – объяснить детям, что все самое интересное происходит в реальной жизни. Фото: Thinkstock.

«Односадовцы» вместо «Одноклассников»

Особая тема – общение детей в сетях с друзьями родителей. Нередко папы и мамы сами поощряют такое общение. Взрослые пишут отзывы по фотографиям, размещают комментарии на новости ребенка, желая его подбодрить. И это тоже создает ощущение перехода в новый статус, где ты – на равных со старшими.

Свежее веяние – появление компаний, возникающих в Интернете и встречающихся время от времени в реале. Особенно непривычно, если дети – из разных городов. Старшеклассники срываются и едут на выходные в чужой город, чтобы погулять с близкими по духу ребятами. Обычно группы образуются на основе общих интересов – компьютерных игр, спорта, любимых музыкальных групп. У подростков появляется желание встретиться, если общение достаточно интенсивное. Появляются свои остроумные или все­знающие «звезды», часто примешиваются «заочные» влюбленности. И тогда можно ехать, скажем, из Луганска в Киев, чтобы встретить «ту самую девочку», с которой так интересно. Или запросто пообщаться с самым крутым геймером в такой-то игре. Так поступают подростки, которые не нашли примеры для подражания в своем окружении. Еще чаще бывает, что в классе и во дворе в ребенке видят лишь толстого очкарика. А в Интернете его приняли как знатока и весельчака. При встрече, конечно, возможно разочарование, но хотя бы какое-то время по инерции к нему будут относиться с уважением.

Во время посвящения во взрослые испытания в джунглях бывали настолько опасны, что некоторые дети погибали. Виртуальный мир тоже может быть опасен. «Ужасы» родителей – сайты, пропагандирующие опасные идеи (политические, сектантские, пропаганда насилия, наркотиков), порнография, психически больные люди, втягивающие в конфликты, оскорбляющие или шокирующие, а также педофилы, маскирующиеся под сверстников ребенка и пытающиеся заманить его на встречу. Психолог советует уподобиться мудрым дикарям: с детства готовить малыша к «посвящению», проще говоря – с первого знакомства с компьютером объяснять, что можно, а что нельзя. Например, не сообщать данных о себе и родителях, не оставлять телефон и не звонить незнакомцам, делиться сомнениями, если виртуальный собеседник угрожает или пишет нечто странное. И «не выпускать в джунгли» без присмотра детей раньше времени: в последнее время в соцсетях регистрируются уже не подростки, а малыши от 7 лет. Не иначе, на смену «Одноклассникам» придут «Односадовцы».

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1163