Андрей Головач – сторонник создания финансовой полиции – силового ведомства по борьбе со всеми экономическими преступлениями в стране. Такая структура, если ее создадут, будет наделена огромными полномочиями: к ней перейдут функции налоговой милиции, управления по борьбе с экономической и организованной преступностью МВД, отдела контрразведывательной защиты экономики СБУ, борьбы с контрабандой таможни и Государственной финансовой инспекции. Головача называют одним из идейных вдохновителей финансовой полиции, и ему, скорее всего, принадлежит авторство проекта закона «О Службе финансовых расследований Украины (финансовой полиции)».

Реформа правоохранительной системы – одна из тем, о которой много говорят чиновники и пишут журналисты. Нередко эта дискуссия сопровождается заведомо ложными посылами. Чтобы расставить все точки над «і», поделюсь своим видением новой модели правоохранительной системы и постараюсь развеять мифы о налоговой милиции. Системная ошибка

В 2010 году, возглавив налоговую милицию Украины, я по-другому увидел ту работу, которую много лет делал на региональном уровне. Общество мало интересует вся подноготная системы, но давайте проиллюстрируем ее фактами и цифрами. Как может бороться с организованной экономической преступностью опер с зарплатой в 1500 гривен? Что он может противопоставить махинаторам и мошенникам, когда ему не хватает денег даже на съемную квартиру? Почему те же опера в разных регионах получают разную зарплату? Кто и что вынуждает оперативников заниматься не свойственной им работой? У нас так любят рассуждать о коррупционной составляющей в работе правоохранительных органов, их неэффективности и необходимости сокращений, но мало кто пытается копнуть глубже и разобраться в причинах, а не в следствии.

В последнее время вопрос сокращения налоговой милиции сделали неким фетишем для прессы и общества. Пора понять, что не проблема сократить опера с его 1500 гривен зарплаты. Проблема – где мы найдем людей, которые за те же деньги будут делать двойную работу. Возьмем, к примеру, Казахстан и Грузию. Там тоже провели сокращения, но оставили при этом в прежнем объеме фонд заработной платы. В Грузии теперь на работу в финансовой полиции стоит очередь. Почему? Потому что зарплата вновь принятого сотрудника порядка $800 плюс 100% премии, полноценный соцпакет. Это, что касается создания нормальной мотивации для рядовых работников – людей, на которых, в основном, и держится любая служба. В зоне особого внимания

Сейчас фискальная служба трансформируется в сервисную службу. Одним из ключевых достижений на этом пути стало утверждение нормальных практик взаимодействия между гражданскими сотрудниками и коллегами в погонах. Как было раньше? Поскольку налоговые милиционеры на местах подчинены гражданским фискалам, то у тех постоянно возникали новаторские идеи по их «использованию». На практике это означало, что человек в погонах мог не только прийти к мелкому предпринимателю за какой-то второстепенной информацией, но и привлекаться к проведению проверок, что прямо запрещено законом.

Нам удалось донести до наших сотрудников важный тезис: администрирование налогов и поимка финансовых преступников – это разные задачи для разных, по сути, структур. Реформируя налоговую милицию, мы не стали придумывать велосипед, а обратились к уже существующим за рубежом моделям. За основу были взяты методы и организация работы лучшей в мире налоговой милиции – голландского FIODa, мы активно изучали методику их работы и обменивались практическим опытом.

Сегодня налоговая милиция сфокусирована на миллиардных финансовых потоках, которые содержат в себе серьезные риски для финансовой устойчивости как отдельных отраслей, так и государственной экономики в целом. В зоне внимания службы и те, кто уже успел засветиться в финансовых махинациях. При этом многие забывают, а некоторые даже не знают, что для того чтобы попасть в поле нашего зрения, нужно совершить правонарушение на десятки, сотни миллионов. Поэтому появление налогового милиционера в магазине или на рынке может свидетельствовать разве что о редкой коррупционной составляющей, которую нужно пресечь. Модель развития

Европейская модель правоохранительной системы давно доказала свою эффективность. Ее основные принципы.

Во-первых, функция защиты экономических интересов государства сосредоточена в руках одного правоохранительного органа.

Во-вторых, главной задачей такого органа является борьба не с явлениями, а с причинами. В Европе никто не создает хитроумных систем, которые по методу «спортлото» анализируют деятельность предприятий. Там давно поняли, что врагами общества являются не предприятия – плательщики налогов, а конкретные мошенники, которые стоят за схемами. И именно таким мошенникам нужно уделять внимание.

В-третьих, мерилом эффективности такого правоохранительного органа является не количество возбужденных дел, а конкретные финансовые результаты борьбы с экономическими преступлениями. Приведу в пример Эстонию. Разговаривая с коллегой, спрашиваю его о критериях эффективности. И он мне отвечает: «Наша задача проста: мошенник, который хоть раз попал в поле зрения наших органов, должен или сидеть в тюрьме, или покинуть территорию страны». Или возьмем Нидерланды. В этой стране уголовные дела по факту обнаружения преступления возбуждает специальный «экономический» прокурор. «А обычная прокуратура разве не справляется с такой задачей?» – спрашиваю я. «А разве обычный прокурор профессионально разбирается в экономике и финансах?» – парирует голландский коллега. Эти зарисовки из личного общения с иностранными коллегами – не догма, а лишь попытка передать принципы, на которых базируется деятельность финансовой полиции в европейских странах.

Альтернативный путь

Каким я вижу будущее налоговой милиции? Есть два аспекта: стратегический и тактический.

Стратегически Украине нужно создавать финансовую полицию или ее аналог. Изменились принципы функционирования экономики и принципы движения финансовых потоков. Во всем мире, в том числе и в США, органы финансового расследования превратились из карающего меча в острую бритву, отделяющую честных налогоплательщиков от мошенников.

Тактически – нужно консолидировать ресурсы налоговой милиции и остальных правоохранительных и контролирующих органов, которые осуществляют государственный контроль в финансово-экономической сфере. В результате получим синергию усилий и, как результат, максимально возможный КПД от борьбы с экономической преступностью и коррупцией. Нынешняя разрозненность приводит к неповоротливости правоохранительной системы, нерациональному использованию рабочего времени и людских ресурсов, дубляжу функций и неспособности идти в ногу со временем. Мы и сейчас не сидим, сложа руки – усиливаемся сразу по двум направлениям: операции с офшорами и IT-рынок, добираем специалистов, обучаем сотрудников, активно изучаем и перенимаем иностранный опыт.

Отдельный разговор – наведение порядка с тратами государственного бюджета. Давайте будем честными – отечественный бизнес и так работает практически на пределе. Проблема в другом – огромные объемы бюджетных средств разворовываются. Мы на государственном уровне должны осознать, что пока не будет обеспечена полноценная публичная отчетность по каждой потраченной из бюджета гривне, плательщики не поверят, что все ими заплаченное действительно идет на социальные нужды и развитие страны, и, соответственно, наши даже самые здравые новации просто не будут работать. Можем ли мы навести порядок в этой сфере? Несомненно. Нужно быть готовым к проявлению политической воли и консолидации усилий ради защиты экономических интересов страны. Создание финансовой полиции – это логическое продолжение административной реформы и эволюционное развитие правоохранительной системы.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2699