Прокуратура в рамках ряда уголовных производство продолжает использовать нормы Уголовного процессуального кодекса Портнова не для законности, а в качестве инструмента по зарабатыванию денег и выбиванию показаний и добычи доказательств с фигурантов. Об этом говорится в журналистском расследовании «Птенцы Пшонки под крылом у Матиоса в военной прокуратуре выросли в матерых стервятников».

Как отмечается в материале, «на третий год после победы Евромайдана мы видим пока только громкие задержания коррупционеров, после чего практически ни одного дела против задержанных силовики так и не довели до суда, а фигуранты не получили реальных сроков».

Комментируя дело экс-налоговиков, известная правозащитница, представитель общественной организации Национальная антикоррупционная армия Марина Помазанова заявила, что подобные показательные задержания «это – скорее всего пиар, направленное на устрашение каких-то политических оппонентов… Это однозначно – превышение своих должностных полномочий, нарушение конституционных прав задерживаемых».

По ее словам, ничего общего такие злоупотребления следственных и правоохранительных органов с европейским правосудием не имеет, кроме того являются должностным преступлением, предусмотренным ст. 365 Уголовного кодекса Украины «Превышение власти работником правоохранительного органа», совершенное организованной группой.

В расследовании отмечается, что в военной прокуратуре такая практика поставлена на поток и стала некоей схемой по зарабатыванию прокурорами денег на «коррупционных делах».

Более того, как следует из материала, ряд сотрудников «в верхушке» военной прокуратуры за последние годы при скромных прокурорских зарплатах внезапно заметно улучшили свое материальное положение. В частности, в публикации указывается, что декларации выходца из Луганска 34-летнего заместителя главного военного прокурора Дмитрия Борзых, выходца из Северодонецка прокурора отдела военной прокуратуры ГПУ Руслана Кравченко, молодого начальника управления Главной военной прокуратуры Дениса Чехунова (до перевода в Киев работал в Харьковской обл.), первого заместителя военного прокурора Сергея Долгополова пестрят элитными авто, дорогой недвижимостью, земельными участками, валютными и гривневыми вкладами на сотни тысяч и крупными суммами налички.

Как отмечается в публикации, эти прокуроры начинали свою работу в системе прокуратуры еще при генпрокуроре Януковича Викторе Пшонке, а также имеют родственников на оккупированном Донбассе и в России, поддерживая с ними связи.

В частности, как говорится в статье, тесть Долгополова недавно был назначен главой так называемого «Верховного суда «ДНР» и возглавляет «трибунал» оккупантов, который вершит псевдоправосудие в отношении бойцов АТО, попавших в плен к террористам.

В публикации отмечается, что при Матиосе руководство военной прокуратуры вместо посадки настоящих коррупционеров и реальной борьбы с коррупцией само погрязло в коррупционных схемах, содействии сепаратистам и незаконном обогащении.

 

 

 

 

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

116