Скоро десятки тысяч школьников попытаются стать студентами. Во время вступительной кампании дискуссии о проблемах отечественной системы образования разгораются с особой силой. Увы, она в кризисе, несмотря на все попытки реформирования.

О том, что будет с нашей системой образования, подходит ли нам разрекламированная модель «финской» школы, профессиях будущего и судьбе ПТУ с корреспондентом ForUm`a говорил президент корпорации «Гранд», основатель первой частной школы в Украине лицея «Гранд», ученый, бизнесмен, писатель, дважды рекордсмен Книги рекордов Гиннеса Владимир Спиваковский.

- Сегодня много говорят, что система образования в Украине закостенелая, неповоротливая и так далее. Но, несмотря на многочисленные попытки что-то реформировать, воз и ныне там. Что, по Вашему мнению, нужно сейчас менять?

- Чтобы реформа в сфере образования называлась реформой, нужно найти ответы на семь ключевых вопросов. Чему учить? Как учить? Кем учить? Зачем учить? Сколько это стоит и как это финансировать? Как этим управлять? И какой результат мы ожидаем получить? Эти вопросы интересуют родителей, студентов, учеников, учителей. Но ни один из них не рассматривается ни в одной реформе, ни в одном законодательном акте.

Итак, чему учить? Нужны другие знания, умения и навыки, которые вытеснят прежние, архаичные и устарелые. Мы разработали такой проект объема нужных знаний. На сайт с нашей образовательной платформой ежедневно заходят 200 тысяч человек из 58 стран мира.

Второй вопрос – как учить? Нужны кейсы, практикумы, компьютерные технологии, психологические тренинги, командные работы, все, что позволяет научиться применять знания.

Кто будет учить? Уже не совсем учителя. Просто учитель, со своей прежней функцией безнадежно отстал от учеников, которые часто знают больше его. Это не вина учителя. Это – беда профессии. Умения и навыки, которые были востребованы, когда учитель был начальником, а ученик подчиненным, ушли в далекое прошлое. Раньше учитель был единственным источником знаний. Сейчас же он имеет право сказать ученику: «Я этого не знаю, давай вместе посмотрим в интернете, давай найдем эту информацию». У нас же информационная эпоха, а работе с информацией нигде не учат. Чтобы работать с информацией, нужно знать, где ее «накопать», как ее отфильтровать, проанализировать, преломить или преобразить, как ее обогатить и применить. А если результат не достигнут, весь этот алгоритм нужно повторить заново. Эти навыки важнее запоминания безнадежно устаревших параграфов.

Зачем учить? Ну, ведь не для сдачи ВНО! Сама по себе сдача ВНО не приносит счастья миллионам школьников. Нужно ориентироваться на другие результаты, чтобы человек мог с уверенностью рассказать, что он знает и умеет.

Как этим всем управлять, «хозяйство» ведь большое? Через интернет, при помощи разных систем управления. Учитывая нынешний уровень компьютеризации и наличия множества работающих систем управления в мире, это уже легко.

Сколько это стоит и кто за это заплатит? Здесь все тоже решается легко. Это может быть даже дешевле, чем работа всей нынешней огромной системы, не производящей ничего кроме 85% брака.

Какой должен быть результат? Его должны ощутить стейкхолдеры, так сказать заказчики, системы образования. Это государство, бизнес, университеты, родители, сами ученики и наука. Эти «акционеры» должны быть удовлетворены. Но им нужно сформулировать «заказ» системе образования. Например, что хочет бизнес, какие работники ему будут нужны и так далее.

Такой проект уже существует, им начинают потихоньку пользоваться и в нашей стране, и за рубежом.

- Вы много пишете про образовательный бум. Что это такое?

- Сегодня проблемы в образовании возникли практически во всем мире. Даже самые передовые, самые богатые страны в мире: Япония, США, Норвегия, Китай, Англия, находятся в кризисе. Высшее образование на западе развито хорошо, а среднее – ужасно. Им недовольны и родители, и учителя, и ученики, и даже правительства, которые без толку тратят сумасшедшие деньги. В Украине на систему образования тратится приблизительно 10 миллиардов долларов в год, в России – 30 миллиардов, в США – 800 миллиардов. И все ею недовольны. Потому что не знают, как учить, зачем, чему и на какой результат. Разрыв между требованиями государства и бизнеса и тем, что дает школа, настолько велик, что его все равно нужно каким-то образом преодолевать.

Приведу пример. У вдовы Стива Джобса Лорен осталось трое детей. Недавно они пошли в школу. Их мать владеет состоянием в 10 миллиардов долларов.

Но только недавно она обнаружила, что ее детям неинтересно в школе. Не имеет значения, три гривны у тебя в кармане, или 10 миллиардов долларов, но твои дети все равно ходят в школу, игнорируют уроки, избегают их, это им противно. И это касается миллионов детей во всем мире. И тогда от отчаяния Лорен Джобс объявила конкурс с призом в 50 миллионов долларов, чтобы кто-то наконец-то придумал и сделал нормальную школу в Америке. Там и же машины делают, и спутники, и гаджеты, и одежду, а школу сделать не могут! И вот с сентября прошлого года США и испытывает образовательный бум. Я принимаю участие в этом конкурсе. Наша команда уже прошла в полуфинал, войдя в топ-50 лучших.

С другой стороны, есть еще и соревнование между странами. Есть критерий PISA, по которому раз в три года определяют лучшую систему образования. Наша страна в этом рейтинге находится на 38-м месте. Шесть лет назад лидером была финская система образования. А в прошлом году первые пять мест достались Южной Азии: Тайваню, Сингапуру, Шанхай, Южная Корея и Китай.

Дело в том, что от качества образования многое зависит. В первую очередь, благосостояние и экономическое лидерство страны. Есть образованные люди – страна идет вперед, нет их – стоит на месте.

Из-за этого начинается образовательный бум в лидирующих странах. При этом у каждой из них есть свои цели реформе образования. В Америке – цель стать мировым лидером во всех сферах. В Англии цель другая. Они хотят, чтобы со всего мира к ним приезжали учиться за большие деньги, регулярно пополняя бюджет на 50 миллиардов фунтов. Даже если качество образования там будет не очень высоко, уже есть бренд, за который люди готовы платить любые суммы. Цель Польши – сделать систему образования как в Европе. Цель Сингапура – создать лучшую систему образования в мире. Цель Финляндии – равный доступ к образованию для всех. Какая реформа предполагается в Украине? Чтобы все сдали ВНО.

Почему Вы улыбаетесь? Вам не нравится такая цель? Многим она тоже не нравится. При этом каждая из перечисленных мной стран своих целей достигла. США – лидирует в мире, Англия собирает по 50 миллиардов фунтов, Финляндия – сделала свою систему образования самой доступной, Польша выровнялась с Европой, а мы все сдали ВНО.

- В чем причины образовательного кризиса в мире?

- Они не знают чему, как и зачем учить. Нет критериев, по которым можно определить хорошее образование, или не очень. Мы сегодня учимся по учебникам, созданным еще в прошлом веке. С того времени мир уже сто раз поменялся, появились другие науки. Ни в одном учебнике по биологии не рассказывается о клонировании, о ГМО, хотя об этом давным-давно говорит весь мир. Уже ученые, работающие с андронным коллайдером выяснили, что скорость света 300 006 км\с, а не 300 000. Это означает, что теория относительности Эйнштейна подверглась обструкции. Если это подтвердится, получится, что время можно обратить вспять, что можно создать машину времени. В учебниках по физике об этом написано? Уже появилась новая математика, фракталы. Вся современная техника работает на них. Учат ли этому в школе? Нельзя же изучать одну только евклидову геометрию, хотя она тоже важна. По моему мнению, нужно учить и старому, и новому.

Все новое пробивается в жизнь. Поэтому в новой системе образования будет другая роль учителей. Нужны многослойные кейсы, позволяющие охватить весь материал в быстром темпе. Клиповое мышление, которое подвергается гонениям со всех сторон, на самом деле является данью времени. Такое мышление позволяет выхватывать нужные данные из лавины ежедневной информации, которую иначе обработать невозможно. Это мы и хотим внедрять. Не только у нас, но и в мире. Разрыв между тем, чего люди ожидают от образования, и тем каково оно есть на самом деле, вынуждает страны вкладывать деньги, время, энергию, умы в развитие системы.

К слову, в Европе сегодня насчитывается около 10 тысяч вакансий с зарплатой в миллионы евро. Ищут руководителей банков, сетей питания, руководителей авиакомпаний, тренеров футбольных команд. Но эти вакансии некому занять. Если проводить аналогию с футболом, то сейчас одни и те же «тренеры» мигрируют из команды в команду, а заменить их некем. Есть недостаток высококвалифицированных людей, которых я называю «компетистами». Это означает, что они компетентны во многих вещах сразу. Например, если это главный редактор издания, то он должен не только уметь писать, корректировать и редактировать. Но еще он должен разбираться в бизнесе, уметь собирать команду, знать психологию, маркетинг, чтобы продвигать свое издание, уметь работать с новой техникой, знать несколько языков, уметь коммуницировать с людьми. Если у человека есть множество таких компетенций, он будет сильно отличатся от тех, кто этими компетенциями не владеет.

Я полагаю, что в системе образования должны быть фрагменты, воспитывающие «комтетистов», хотя все  такими быть не могут. Это как в спорте: есть просто спортсмены, а есть многоборцы. Так должно быть и в бизнесе. Возьмем, к примеру, врача. Сколько сегодня врачи зарабатывают?

- Несколько прожиточных минимумов, примерно.

- Представим, что этот врач еще знает английский язык. Он сможет заработать больше. А если он еще шикарно пользуется компьютером? Он сможет консультировать по интернету, узнавать о новых лекарствах и технологиях, то есть, его квалификация будет еще выше. А если он еще и разбирается в бизнесе?

- Он откроет свою клинику.

- Правильно. Выходит, что у него есть четыре компетенции. Открыв свою клинику, он будет зарабатывать не 3-4 тысячи гривен, а 30-40 тысяч долларов. Такие же комбинации компетенций могут быть в других отраслях. Таксист тоже может быть многокомпетентным. Можно просто крутить баранку. А можно овладеть электрокарами, создать таксопарк из этих автомобилей, а при нем еще и зарядную станцию. Понятно, что тогда вырастут и доходы.

Поэтому образованию сейчас придают такое огромное значение. От уровня просвещенности, широты спектра образования, может зависеть доходность. Потому это и модно.

- Упомянутая Вами финская школа, очень популярна среди молодых украинских родителей. А можно ли ввести такую же систему у нас?

- Я много раз был в Финляндии, проводил там мастер-классы. В августе прошлого года я был на конгрессе в Хельсинки, куда съехались представители около 70 стран, которые хотели поделиться опытом и посоревноваться. Финская система образования у всех на слуху. Как только шесть лет назад объявили, что она лучшая в мире, то десятки других стран скалькировали ее. Это и Филиппины, и Аргентина, и Боливия, Южная Африка и так далее. Казалось бы, что может быть проще? Учебники есть, учителей пригласили. Но все они потерпели крах. Оказалось, что система образования это не только теорема Пифагора, валентность натрия и косинус 45 градусов. Это и традиции страны, это и социальный уклад, и цели, которые она перед собой ставит. А это скопировать нельзя.

Родители, о которых Вы сейчас спрашиваете, думают только о том, как ребенок себя чувствует в школе. Вроде, в финской школе детям хорошо. Но надо же знать и детали! Финскому учителю платят 50 тысяч евро в год. Можем мы сегодня сделать так, чтобы украинскому учителю платили 50 тысяч евро в год? Во-вторых, один из главных принципов, которые ввели в Финляндии, – принцип доверия. Это означает, что у них нет никаких проверок учителей и школ, никакой отчетности, ГорОНО и так далее. Они просто исключены.

Также учителю там настолько доверяют, что ни у одного родителя язык не повернется его в чем-то упрекнуть, сказать, что он не так учит, не то сказал, не то сделал. А у нас родители «открывают рот», делая учителей виноватыми во всем.

Более, того, я сейчас расскажу фантастическую вещь. Финский учитель приходит на урок и ведет его без учебного плана. У нас же не может быть, чтобы такого-то числа провели не тот урок, что был запланирован еще первого сентября! Попробуйте рассказать не про запланированное броуновское движение, а про законы Бойля-Мариотта. Вас тут же уволят! А в финской школе учитель приходит на урок и спрашивает: «Дети, о чем мы с вами будем говорить? О реках Южной Америки или о горах Средней Азии?». Дети отвечают: «О! А давайте про горы, про Тянь-Шань!». И учитель начинает рассказывать про Тянь-Шань. На следующем уроке речь может пойти об облаках или чем-то еще.

Другое дело, что учителем в Финляндии может стать не каждый. Конкурс в педагогические вузы составляет 10 человек на место. А после окончания вуза нужно еще стать PHD, защитить диссертацию. И только тогда можно идти преподавать в школу. Это означает, что учитель являющийся кандидатом наук, не просто так спрашивает, хотят дети слушать про горы или про реки. Ему важна мотивация! Если дети мотивированы слушать про горы, то учитель сумеет параллельно рассказать и про горы, и про реки, и про облака, и про вулканы, и про геологию. Вопрос про горы – это  просто повод начать урок.

Но и это еще не все. Финский учитель подписывает контракт на год. А в конце года дети, родители и коллеги пишут, что они думают о том, как он ведет себя в жизни и на уроках. И все стараются получить контракт на следующий год. Поэтому есть доверие. Поэтому у учителя есть мотивация учить так, чтобы это было качественно, а КПД его работы был 100%.

Вот в чем заключается смысл системы финского образования. Как это все можно внедрить здесь: доверие, отсутствие отчетности, право учителя вести урок, так как он себе представляет, зная, что он все сделает правильно, а не просто отбудет время? Я уже не говорю об оплате труда и ценности учителя. Там его ценят очень высоко. Это у нас говорят, что в педвузы идут те, кого больше никуда не взяли, а у них конкурс 10 человек на место и престижная, классная, приятная работа в результате. Можно ли это организовать в Украине? Да. Но только, воплотив у себя такие же принципы. Сейчас в Киевской области мы шаг за шагом в рамках пилотного проекта будем это делать.

- Еще одна популярная тема – 12-летка. У нас уже был такой опыт, потом 12 классов отменили, и сейчас снова хотят ввести. Нужно ли увеличивать количество лет обучения и проводить такие эксперименты в рамках одного поколения?

- Мимика, с которой Вы задали этот вопрос, характерна для 40 миллионов украинцев, которые точно также не знают, зачем это. Если нет объяснения, зачем что-то делается, значит, делать просто невозможно и не нужно. Если собираются ввести 12-летнее образование, то нужно объяснять, с какой целью.

Во-первых, во всем мире считают не количество лет обучения, а количество учебных дней в году. Это более важный показатель для усвоения программы. У нас 180 учебных дней в году, в Китае – 240, в Финляндии – 210. Сами понимаете, что и количество лет в школе варьируется в зависимости о того, сколько дней в году идет учеба.

Во-вторых, не понятно, как дети буду учиться: с 7 лет до 19, с 6 до 18, или с 5 до 17? В-третьих, зачем это надо? Если надо сделать как в Европе, то в Англии elementary school начинается с трех лет и дети учатся до 19, то есть 16 лет. Средняя школа в Швейцарии – 13 лет и дети прекрасно себя чувствуют. То есть, дело не в годах, а в том, зачем это делается.

Здравомыслящего объяснения 12-летке вообще не существует. Мало того, что это ложится дополнительным бременем на бюджет, но не понятно еще много моментов. Например, как будет решен вопрос с армией для мальчиков? А если девочка захочет в 18 лет выйти замуж и родить ребенка? Будут ли такие школьницы приходить с колясками на учебу? Это не праздный вопрос. Если можно жениться с 18 лет, почему нельзя рожать детей в этом же возрасте. Как будет решен вопрос со зданиями? В мире, если есть разделение на начальную, среднюю и старшую школу, то все ученики находятся в разных зданиях. Неправильно, чтобы здоровые «дяди и тети» учились вместе с «мелюзгой». Следующий вопрос: как быть с программой и какие технологии использовать? По каким учебникам учиться? Кто их будет печатать и будут ли они вообще печатными или электронными, в интернете? Где взять дополнительное финансирование на 12-й год школы?

На эти вопросы пока нет ответов. Как только они появятся, сразу станет ясно, нужны ли эти 12 лет. Сегодня эта идея воспринимается обществом чаще негативно, потому что нет объяснения. Да и до 19 лет болтаться в школе сейчас никто не хочет.

Мы живем в стране, где чиновники делают эксперименты, не исследуя вопрос. Вот, любой бизнесмен, прежде чем что-то делать, думает, зачем ему это нужно. Если он хочет выпускать туфли, то вначале думает, какие это должны быть туфли и будет ли на них спрос. Это называется маркетинг. У нас отсутствует понятие образовательного маркетинга, изучение спроса и предложения. Значит, нужно провести исследование среди всех заинтересованных участников. Спросить родителей, может, кому-то это и подойдет, а кому-то нет. Спросить бизнес, университеты, самих учеников. Проанализировать ситуацию и сказать, что пришли к такому-то решению, потому что это необходимо обществу по таким-то причинам. Есть еще один выход – ничего не объяснять, но сказать, что в Америке учатся 12 лет, где система образования так и называется K12, и попросить их сделать кальку K12 для Украины. И мы были бы как в Америке.

- А как же перенос культуры, традиций, социального уклада?

- Если мы идем в Европу или к Америке, тогда надо и культуру, и ценности, и традиции каким-то образом имплементировать. Но все надо объяснять.

- Есть ли место в новой системе средне специальному образованию, ПТУ, или как их сейчас принято называть, колледжам?

- Конечно, есть! Но все должно быть иначе, чем сейчас. Расскажу о том, что я собираюсь внедрять в экспериментальных пилотных школах в Киевской области. Когда речь заходит о ПТУ, то все думают, что там готовят слесарей, фрезеровщиков, доярок, комбайнеров. Да, юристов-экономистов, врачей и инженеров должны готовить в вузах. А в ПТУ учат профессиям, ремеслу. Но нужны не просто доярки и трактористы.

Я пытаюсь внедрить обучение новым профессиям, тем, которых еще нет, которые только зарождаются. У меня есть список из 60 профессий будущего. Например, 3D-печать, компьютерное дело, управление новейшей аграрной техникой, современными супермощными комбайнами, которые собирают малину, ежевику, яблоки с 99% КПД. Представляете, железная махина, собирает нежные ягоды малины, сохраняя 99% из них!

Или, например, весь мир сейчас помешан на солнечных батареях. У нас должно быть ПТУ, работающее в этом направлении. В Японии есть город Фудзисава, 30 тысяч населения. Там 20 тысяч домов с солнечными батареями на крышах. Город находится в той же климатической зоне, что и Киев. У них экономия электроэнергии составляет практически 80%. Я предложил сделать в Киевской области ПТУ, которое будет заниматься 3D-принтерами, суперкомбайнами, солнечными батареями и IT-технологиями.

Такие ПТУ смогут не только обучать, там можно будет и зарабатывать. Скажем, там учится 500-600 студентов, которые «шарят» в интернете. Они же могут удаленно принимать заказы. А на комбайнах они уже могут работать. А электрические батареи они могу совершенствовать, дорабатывать и зарабатывать на этом тысячи долларов. В ПТУ обязательно нужны новые технологии!

У нас сократили вузы: было 850, а стало 350. Это считается реформой, хотя это не высвободило денег, и не добавило ума. У меня было предложение из 500 ликвидированных вузов сделать один, но по формату Стэнфорда, и назвать его Информационным университетом. Считается, что Украина один их крупнейших в мире поставщиков программистов в мире. У нас умные люди. Тем более, что после ликвидации вузов освободились здания. Почему бы не создать один университет, не пригласить ведущих профессоров со всего мира, чтобы они нашим умным ребятам показывали, чем живут ведущие отрасли науки? Если бы у нас был хотя бы один такой университет, тысяч на 30 студентов!

У нас есть несколько тысяч ПТУ, около 20 из них в Киевской области. Я предлагаю из этих 20 выбрать 3-4, и специализировать их на IT, 3D-принте, аграрной технике и энергетике. Через пару лет там вырастут специалисты, равных которым не будет нигде в мире. К примеру, в ПТУ есть 500 человек, изучающих энергетику и солнечные батареи. Мы договариваемся с городом Фудзисава, об обмене опытом. Представляете, какие шансы будут у наших детей, чтобы повысить свой уровень культуры, образованности в таком случае?

Японцы инвестируют 1,5 миллиарда долларов в реконструкцию станции аэрации в Бортничах. Я попросил у правительства выделить 1 миллион из этих 1,5 миллиардов на ПТУ в этих самых Борничах, чтобы там готовили специалистов по утилизации отходов. На этой станции аэрации должен же кто-то работать. Пускай бы ученики этого ПТУ поехали в Японию, посмотреть, как живут люди, набраться технологий, ума, традиций, культуры. Когда они вернуться назад, это будут совсем другие Бортничи, другая жизнь.

Но что решают депутаты? Недавно на парламентских слушаниях поднимался вопрос о том, чтобы не давать денег на ПТУ. Но это же неправильно. Деньги тоже можно найти! Возьмите тот же пример с Бортничами. Спрашивают, а где ж мы на всех-то денег найдем? Давайте работать точечно. Сначала одно ПТУ поднимем, потом второе. Я найду спонсора на аграрный сектор, привезу человека с 10 огромными ультрасовременными комбайнами, который научит детей новым аграрным технологиям. Это все сегодня возможно, на такие точечные проекты есть инвесторы. А у нас в парламенте вместо того, чтобы решить вопрос «чужими» деньгами, только говорят, что этих денег нет. Потому что у нас до сих пор считают, что ПТУ – это нечто третьесортное. А это неправильно.

Те же айтишники могут учиться в ПТУ. Программистам ведь не обязательно получать высшее образование, но они очень смекалистые, некоторые отлично владеют компьютерами с 10-летнего, а то и с 3-летнего возраста. Многие из них не хотят идти в университет, чтобы учить там философию, социологию и много лишнего. Они хотят писать коды. Дайте им возможность это делать, дайте компьютеры, интернет, инфраструктуру. Они же вообще ребята непритязательные, ходят в шортах и футболках, им не нужны виллы и «бэнтли». Но они смогут вырабатывать продукции на миллионы долларов.

У нас должен быть новый взгляд на ПТУ, новый формат.

- Кабы еще это воплотить...

- Легко!

- Вы сами говорили, что нужны и учителя. Если для обучения новому старые учителя не подходят, что с ними делать?

- Если кризис назрел во всем мире, то где-то уже знают, как решать эту проблему. Архаичные, консервативные учителя есть и в Америке. Но эта проблема решается. 15 лет назад я был в Англии. Там сложилась точно такая же кризисная ситуация с образованием. Результаты исследования показали, что к ним стали меньше ездить учиться, особенно из Юго-восточной Азии. Если для любой другой страны это была бы просто философская проблема, то для Англии это означало недостачу денег в бюджете. Поэтому они вынуждены были поднять оплату в университетах на тысячу фунтов. По этому поводу были массовые демонстрации. Изучив проблему, англичане пришли к выводу, что студентов стало меньше из-за снизившегося качества образования. Они наняли независимого эксперта – профессора Диаренга, чтобы изучить вопрос. За три месяца он провел исследование, пришел с отчетом в три страницы и сказал: «Наши учителя в школах делятся на три равные категории. 33% учителей абсолютно профнепригодны, им вообще противопоказано работать в школе. Вторая треть учителей нормальные, но их надо полностью переучить. А третья часть – совершенно замечательные». Англия – это страна, которая к таким советам прислушивается.

То же самое нужно сделать и у нас, это реально. Треть – профнепригодны, треть – переучить, треть – шикарные учителя. Но вторые и третьи – это не просто «урокодатели», у этих учителей совсем другие функции. Тетради, доска с мелом, домашние задания отошли в прошлое. На уроках должны быть многослойные кейсы, компьютерные, соревновательные, психологические, командные технологии. И тогда все возможно. Мы должны часть учителей начать переучивать на коучей. Не обязательно всех сразу. Как только обнаружится, что учителя-коучи умеют и знают больше, и дают более качественный результат, родители захотят отдавать своих детей именно к ним, еще и доплачивать. Все остальные посмотрят на них и задумаются. Больше умений, выше качество – больше оплата.

- Откуда возьмется большая оплата? Учителя ведь бюджетники.

- Да, но внебюджетные средства все равно существуют. Кто бы что ни говорил, но при 10 миллиардах гривен, тратящихся на образование, примерно столько же поступает извне: от родителей, спонсоров. Эти деньги существуют. И не совсем правильно, чтобы образование финансировалось только за счет бюджета. Если школой заинтересован бизнес, то он в ее жизни должен финансово поучаствовать. Если университет хочет, чтобы выпускники были любознательные, умные, целеустремленные, то он должен сформулировать свои желания и немного приплатить школе за знания, которые нужны этому университету. Не обязательно платить деньгами. Пускай университетские профессора прочитают старшеклассникам курс лекций.

Поэтому финансовый вопрос тоже решается.

Валентина Дудко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время