С начала этого месяца вступили в силу  новые акцизы на алкоголь. А это значит, что уже совсем скоро украинцам придется платить больше за крепленые вина, шампанское и другие «веселящие» напитки. Учитывая, что по некоторым категориям  акцизные ставки были увеличены в два раза, рост цен может оказаться весьма ощутимым. По оценкам экспертов, бутылка вина станет дороже  в среднем  на 10 грн.

О том, как оценивают налоговые новшества в винодельческой отрасли, есть ли будущее у украинского вина, ждут ли его в Европе и насколько оно качественное, ForUm беседовал с директором Ассоциации «Виноградари и виноделы Украины» Сергеем Михайлечко.

- Сергей Михайлович, что сегодня происходит в винодельческой отрасли?

  - Мы можем констатировать, что с учетом изменений в налоговом законодательстве нагрузка на отрасль в этом году существенно возрастет. Во-первых, колоссальное повышение ставки акциза на десертные и крепленые вина. Напомню, что рост составил 100%.  Во-вторых, не менее существенный удар по сырьевой базе виноделия – изменение спецрежима НДС для виноградарей. Фактически фермеров лишили  последней реальной поддержки.

Виноградарство и садоводство низкорентабельны. Для того чтобы вырастить виноградник, необходимы большие капиталовложения. У нас же в этом отношении даже кредитный ресурс малодоступен. Во-первых, ставка составляет 30% и выше, а, во-вторых, банки дают эти деньги всего на год-два. Учитывая, что первый урожай, а соответственно и какой-то доход появятся лишь через четыре-пять лет, мелкие виноградари не могут себе позволить и этого. Вот и получается, что, если ты хочешь заняться виноделием, то ввиду длительного срока окупаемости, налогового бремени и практически отсутствия доступных кредитов, у тебя просто нет такой возможности. Позволить себе это могут только крупные компании, собственники которых ведут еще параллельно какой-то бизнес и уже из этого «кармана» покрывают на первых порах затраты по винодельческому направлению.

Раньше удавалось выживать хотя бы за счет полуторапроцентного сбора с каждой бутылки алкоголя, который впоследствии шел на развитие виноградарства. Но в 2013 году и эту дотацию отменили и теперь целевая государственная поддержка вообще отсутствует. Кстати, по этой программе до сих пор «висят» долги – 250 млн грн. И это с учетом того, что в самом спецфонде было больше одного млрд грн собранных нами средств. Поэтому, когда говорят что нет денег, я понимаю, что их просто взяли и перевели на другие нужды.

А люди ведь рассчитывали на эту помощь. Взяли кредиты, построили современные холодильники и т.д. А теперь работают, в лучшем случае, на то, чтобы раздать долги банкам. Эти предприятия на грани банкротства.

Как не пытались фермеры убедить государство в необоснованности налоговых изменений,  требования МВФ оказались важнее судьбы украинского производителя.

- А как это все отражается на показателях?

- Винопроизводство, как и другие отрасли, зависит от развития экономики страны. Было время (к примеру, 2010 год) когда объемы производства составляли 270 млн литров в год. Люди тогда стали отдавать предпочтение не крепкому алкоголю, а вину, которое является неким индикатором социального благополучия. Но потом показатели начали падать. И в конце концов в 2015-м (по данным Государственной службы статистики) мы произвели всего чуть больше 63 млн литров тихих вин. Это провальные цифры для отрасли.

Доля объема производства игристой группы примерно такая же. Но следует сказать, что по сравнению с предыдущими годами здесь наблюдается небольшой рост. Объяснение этому весьма простое. В связи с девальвацией гривны с украинского рынка ушли многие иностранные производители шампанского. У населения просто нет денег покупать напитки, привезенные из Франции или Италии. Хотя раньше они были очень востребованы. Плюс, в 2014 году был отсоединен Крым и мы потеряли крупного производителя по игристой группе вин.  Эту нишу соответственно занял бизнес, сосредоточенный на территории континентальной Украины.

То есть, по большому счету, мы видим не увеличение рынка, как такового, а его переформатирование. Думаю, в ближайшие четыре-пять лет он не будет расти.

- Вы сказали, что показатели производства начали падать. А  сколько украинцы выпивают вина в год?

- В виноделии очень простая арифметика. Объем производства, который я назвал – это и есть объем потребления вина населением.

В отличие от другой продукции, вино делается только в сезон. Виноград ведь нельзя хранить. Путь от поля до производственных мощностей должен занимать не больше 3-4 часов. Летом очень жарко, виноград пускает сок и начинает бродить. А, если начинается неконтролируемое брожение, то из него уже не сделаешь вино. Поэтому, если, например, виноградники находятся где-то очень далеко, то в поля привозят даже специальное переносное оборудование.  И уже на месте начинают обрабатывать собранные ягоды. Только потом уже в полупереработанном виде в емкостях везут эту продукцию на завод.

Предприятия не бутылируют  всю продукцию.  Это ведь все деньги. Поэтому они закупают ровно столько бутылок, пробок, этикеток и прочего, сколько могут продать.  Все остальное вино лежит в емкостях наливом, «ждет» заказов от сетей.

Бывало, кстати, такое, что на новый урожай виноделы выходили с наполовину заполненными емкостями. И сейчас такое может повториться, если конечно не будет экспорта виноматериалов, когда вино будет просто вывозиться наливом за рубеж. 

Таким образом, объем потребления вина в Украине мы видим по цифрам произведенной продукции. А этот показатель в 2014-2015 гг. снизился на 48%

- Насколько сильно ударила по рынку вина и в целом по отрасли аннексия Крыма?

- В результате потери Крыма мы лишились  половины своих производственных  мощностей. Но многие крымские предприятия все-таки сумели наладить производство на континентальной Украине. Поэтому сегодня на полках магазинов есть, в том числе, традиционно крымские торговые марки. Понятно, что это  вино не завозится с полуострова. Оно производится уже на подконтрольной нам территории.

Если говорить о виноградниках, то Украина потеряла порядка 25% своих площадей. И это уже удар посерьезнее. Все-таки завод построить или договориться с другими предприятиями о разливе своей продукции куда проще, нежели посадить с нуля виноградник и вырастить его. На это нужны не только деньги, но и время.

Сейчас основным виноградарским регионом, конечно же, остается Одесская область. И имеющегося винограда нам вполне достаточно для того, чтобы удовлетворить спрос населения Украины на вино. Тем более, что ввиду кризиса, он существенно сократился.

- Губернатор Одесской области Михеил Саакашвили, говоря о коррупции в отрасли, не так давно нелестно отозвался и о качестве украинского вина. Как бы Вы прокомментировали данный месседж?

- Мне кажется, губернатор сказал это, не подумав, либо в эмоциях. Но его слова о «болгарских технологах, которые из китайской краски производят вино» задели многих одесситов. Нужно учитывать, что Одесский регион многонационален. В том числе там много болгар, для которых виноград – это не просто растение, которое  может приносить доход. Эти люди относятся к лозе, как к ребенку. Собственно, как и грузины. Может быть, именно поэтому и сам Михеил Саакашвили говорит о вине и виноградарстве с такой патетикой.

Несколько лет назад, к примеру, была угроза вымерзания лозы. Так люди там выходили в непогоду и пытались спасти виноградники – укутывали их соломой, делали задымление и т.д. Поэтому слова о том, что они фальсифицируют вино, безусловно, оскорбляют и их, и их  труд. Известна также позиция президента Украинского бюро виноградарства и вина Ивана Плачкова на этот счет, который тоже болгарин по национальности и который в своем открытом письме к губернатору заявил, что его обижают подобные заявления.

Что же касается качества, то могу сказать, что в Украине есть и производится высококачественное вино. Оно признано на многих  международных выставках, получало неоднократно призы. И, несмотря на нынешние сложные времена, это никуда не делось.  Наши компании до сих пор привозят и серебряные, и золотые медали с этих выставок. И даже «берут» гран-при.

Поэтому, надеюсь, что украинскому вину быть. И что, какой бы ни была ситуация и какие бы палки в колеса не ставило нам государство, мы сможем остаться, существовать и в конце концов, может быть, со временем, даже развиваться.

- На слуху так же скандал, в котором фигурировал французский винодел Кристоф де Лакарен, проживающий сейчас в Украине. В свое время у него изъяли почти семь тысяч бутылок вина и виноматериалы. Позже ГФС призвала частных виноделов узаконить свою деятельность и приобрести лицензии. Как Вы со своей стороны можете  прокомментировать это и, с чем связан тот факт, что бизнес начинает работать вне законодательного поля?

- Да, это, действительно, довольно скандальная ситуация. Причем, касается она даже не предприятия, а двух небольших шато. Одно из них расположено в Одесской области, а второе в Николаевской. И фигурируют в этом скандале два человек, один из которых гражданин Франции. Дело в том, что у этих людей нет лицензии на производство вина. И скандал, по большому счету, произошел из-за их недопонимания, что в нашей стране есть свои определенные правила в части виноделия.

Если ты хочешь делать вино не для продажи – пожалуйста, к тебе нет никаких вопросов. Но, если ты продаешь его, то по закону обязан купить эту лицензию. Она к тому же не так дорого стоит – 780 грн. Другое дело, что абсолютно нелогичным выглядит «ноу-хау» Украины, заключающееся в необходимости производителей приобретать еще и лицензии на оптовую торговлю. Причем,  изначально эта норма вводилась исключительно для оптовиков и дистрибьюторов.

Но, если ты производишь виноматериал, тебе никто не мешает зарегистрировать свою торговую марку (ТМ). Потом прийти на любое предприятие, у которого есть уже эта лицензия и заключить с ним соглашение, в соответствие с которым оно разольет его под этой ТМ. А затем уже договориться с поставщиками, которые заберут готовую продукцию. Точно так же поступали крымские производители, которые захотели остаться на украинском рынке. Это общепринятая мировая практика.

И, на мой взгляд, здесь нет никакого ущемления прав этих людей. Точно так же штрафуют и изымают всю продукцию у простых одесситов, к примеру, когда они в сезон выходят на пляж со своим вином, продавать которое не имеют права.  Но вокруг этих случаев почему-то шум никто не подымает. Правила должны быть едиными для всех. Если мы начнем делать исключения, на рынке начнется просто хаос, от которого пострадают, в первую очередь, потребители. Наличие лицензии на производство – это, прежде всего, гарантия качества продукции. И мы не можем этим пренебрегать.

Понятно, это не значит, что вопрос выхода виноделов на рынок не нужно обсуждать. У нас действительно есть  довольно жесткие критерии, из-за которых люди, давно делающие вино для себя, к сожалению, не могут производить его на продажу.  В частности, для получения лицензии надо иметь лабораторию, которая бы могла буквально по нескольким критериям определять, что вино не больное и безопасное для употребления. Так же у нас есть новый закон о безопасности пищевых продуктов, в котором отображены серьезные требования соответствующие европейским директивам. И мы не можем от этого отойти. Вопрос контроля качества, повторюсь, очень важен.

- Сергей Михайлович, а как обстоят сегодня дела с выходом на внешние рынки? Сколько Украина экспортировала винной продукции в прошлом году и насколько эти цифры отличаются от показателей предыдущих лет?

- В 2015 году экспорт составил порядка 900 тысяч литров. Для сравнения, в 2013 году мы продавали на внешние рынки больше 13,5 млн литров вина.

- С чем связанно такое серьезное падение?

- Это связанно с сокращением нашего производства и потерей традиционных рынков. Львиную долю вина мы всегда экспортировали в Россию, теперь это направление существенно сузилось. Завоевать же новые рынки за год-два очень сложно. Особенно при той финансовой ситуации, которая сегодня сложилась на наших предприятиях. У них просто отсутствует ресурс для продвижения своей продукции. А государство в этом отношении не помогает.

Хотя, если мы возьмем Евросоюз, то там на протяжении десятилетий создавали мощную винодельческую отрасль, выделяли серьезные дотации на ее развитие. В частности, посадили миллионы гектаров виноградников. Только в одной Испании насчитывается больше миллиона га. Чуть меньше, чем по миллиону во Франции и Италии. У нас же всего порядка 50 тысяч гектаров.

Сейчас они отменили часть дотаций по расширению площадей, по уходу за виноградниками. Но при этом ввели новые преференции для производителей – они дотируют каждый литр вывезенного из ЕС вина. Как по мне, абсолютно логичная схема. Для начала была дана возможность развить отрасль, а теперь делается все для завоевания внешних рынков. У нас же ничего подобного нет.

Был бы ресурс, думаю, мы могли бы продвигаться на другие мировые торговые площадки. Да, не на рынок Евросоюза… Сразу нужно сказать, что он и так перенасыщен вином. Но на азиатский, южноамериканский или североамериканский рынки можно было бы выходить смело.

Справедливости ради нужно сказать, что наше вино и сейчас есть там. Кроме того, мы поставляем его в Африку и даже винодельческую Грузию. Но объемы этого экспорта естественно  незначительные.  К примеру, на рынок Китая идет всего порядка 40 тысяч литров. Хотя это интересное и перспективное направление. Если раньше китайцы потребляли преимущественно напитки из фруктов и ягод, произведенных по винной технологии, то за последние десять лет, в том числе, благодаря серьезной экспансии европейцев на этот огромнейший рынок, они стали внимательнее относиться к этому напитку. Такое впечатление, что они проснулись и узнали, что существует виноградное вино. И украинские компании, у которых есть хоть какой-то финансовый ресурс, пытаются продвигаться туда, популяризировать свой продукт и продавать его там.

Но, опять же, на это все нужно время. И мы искренне надеемся, что они смогут выстоять. Ведь вот это время ожидания не очень хорошо сказывается на самих предприятиях. Чем дольше у них нет возможности развиваться, тем больше шансов, что в конечном итоге они разорятся.  

- А сколько вина Украина ежегодно экспортирует в ЕС?

- Объем продукции экспортированной в страны Европы в целом в 2015 году составил 65 тыс. литров. Самым крупными рынками ЕС для нас остаются Польша и Литва. Поскольку это не винодельческие страны, туда мы продали в 2015 году почти 49 806 л и 11 500 л  соответственно. Есть наше вино и во Франции, Германии, Англии и других европейских странах. Но понятно, что если мы говорим о той же Франции, то экспорт туда в два, а то и в три раза меньше, чем в Литву, к примеру.

Поэтому даже в нынешних условиях, украинское вино вывозится в основном в РФ. У производителей просто не остается другого выхода. Чтобы хоть как-то выжить, удержаться, нужно где-то продавать свою продукцию.

- В начале разговора Вы сказали о том, что существенно сократилась доля зарубежных игристых вин на украинском рынке. А как изменились показателя импорта в целом?

- В прошлом году мы импортировали порядка 13 миллионов литров вина. То есть, это где-то 15% от общего объема рынка. В 2014 году этот показатель был существенно выше – 20 млн литров. И такое падение, как я уже сказал, прежде всего, связано с девальвацией гривны.

Сейчас происходит замещение импортного вина украинским. Но, будет ли эта тенденция продолжаться и дальше – это уже отдельный вопрос. Хотя, для сравнения, можем вспомнить кризисный 2008 год. Тогда импорт сократился примерно до таких же показателей. Но со временем люди привыкли к «новым цифрам». Мы снова стали завозить больше иностранного вина и в 2013 году уже вышли на показатель в 25 млн литров. 

И, знаете, тенденция замещения импорта отечественным продуктом могла бы сохраниться. Если бы не достаточно агрессивная экспансия зарубежных производителей на внешний рынок. Им нужно где-то продавать свое вино. Тем более, если взять те же страны ЕС, которые за продажу напитка за рубежом получают дополнительную дотацию. Соответственно, у них есть возможность дальше развиваться, конкурировать, завоевывать новые рынки. Плюс, в силу подписания Соглашения об ассоциации, мы сейчас убираем практически все барьеры для них и максимально открываем свой рынок. Так что, думаю, со временем, показатели импорта вырастут снова.

Да и люди все равно привыкнут к новым ценам. Пойдут те же акции, во время которых импортное вино будет дешевле украинского. К тому же, как звучит: «Купил французское или итальянское вино».

Хотя, опять же - интересный факт. Крупнейшим производителем балкового вина (то, что у нас называют виноматериалами) сегодня является Испания. Это 35% мирового рынка. Самый крупный закупщик этой продукции - Франция. Которая, в том числе, является и лидером по производству бутылированного вина. То есть, для французов абсолютно нормально – купить испанское вино наливом по достаточно низкой цене (порядка 50 евроцентов за литр),  разлить его у себя, а потом привезти в ту же Украину, как французское.

Очевидно, что борьба за украинский рынок будет серьезная. Прежде всего, за выживание нашего производителя на нем. И мы неоднократно говорили, что без поддержки государства мы можем прийти к тому, к чему пришли другие страны. Возьмем  ту же Грецию, которая занималась до вступления в Евросоюз экспортом вина. ЕС со временем выделил деньги на то, чтобы там выкорчевали виноградники. Теперь там фактически нет этой отрасли. То есть, убрали конкурента с рынка.

Вместе с тем, мы знаем, какие сейчас проблемы в Греции. В частности, в социально-экономической  сфере. А ведь что такое виноградники? Это многолетние насаждения, на которых круглогодично занято огромное количество людей. То есть, у них есть работа, есть зарплата и это стабильные, высокоразвитые регионы…

- А  в каком сейчас состоянии украинские виноградники?

- После потери Крыма у нас осталось порядка пятидесяти тысяч гектаров виноградников. Тридцать из них приходятся на Одесский регион. Новые насаждения практически не осуществляются. Только некоторые  предприятия немного увеличивают свои площади или делают обновления. Но, опять же, это измеряется лишь сотнями гектаров. Хотя раньше, когда еще действовал полуторапроцентный сбор, мы высаживали порядка пяти тысяч гектаров в год.

Последняя такая высадка была в 2012 году. Соответственно, в текущем году последние молодые виноградники вступят в плодоношение. Конечно, они появятся в статистике - в графе увеличения площадей, но мы же понимаем, что это посаженные 4-5 лет назад кусты. С учетом того, что с 2013 года свежих насаждений нет, мы уже сейчас можем говорить, минимум о потерянных восьми годах в развитии виноградарства. И абсолютно очевидно, что площади виноградников будут только сокращаться.

Ситуация плачевна еще и потому, что в свое время провели распаевку многолетних виноградников. И я бы назвал это преступлением. Вот представьте, был, к примеру, один массив в 500 гектаров, который обрабатывался, за которым ухаживали.  Потом его взяли и разделили между людьми, отдав каждому по 2 га. И вышло, что кто-то за своим участком продолжает ухаживать,  а кто-то забросил. А что такое забросил? Это и болезни, и прочее. Соответственно, если предприятие взяло в аренду какой-то из этих участков, оно вынуждено даже заброшенное обрабатывать, неся дополнительные расходы. Чтобы не допустить заражения своего винограда. Ведь не любой виноград еще будут покупать для производства вина. В нем должен быть определенный уровень сахара, кислотности и т.д. 

Люди же бросают эти виноградники из-за отсутствия финансовой возможности ухаживать за ними. К примеру, в том же Одесском регионе, некоторые оставляют для себя пару кустов и уже даже не рассматривают виноградарство, как бизнес. И здесь нужно понимать, что таким образом мы  теряем не только виноградники, не только людей, занятых этим делом, но и площади. Ведь корни винограда могут уходить вглубь и на 20, и на 50 метров. И процедура выкорчевывания очень сложная и дорогостоящая. Обычные собственники участка в два гектара вряд ли будут это делать. И попробуй потом привлеки туда инвестора. Ему, для начала, чтобы реанимировать эту землю нужно будет крупно потратиться. Кто на это пойдет?

- А какие ежегодные поступления в госбюджет от отрасли?

-  Не могу сказать общей цифры, к сожалению. Но, если говорить, об акцизах, доля которых самая большая в этих показателях, то это где-то 250-300 млн грн. То есть, отрасль виноделия в этом отношении не является лидером по наполнению госбюджета.

Но в Европе ни игристая, ни столовая группа вин вообще не облагается налогом. Нам же удалось отстоять, чтобы хотя бы на столовое вино остался акциз на уровне одной копейки с бутылки. И по большому счету он направлен на борьбу с фальсификатом. Акцизная марка-это все-таки элемент контроля за легальностью оборота. Ее может получить только тот производитель, у которого есть лицензия. И когда власть предлагала увеличить этот акциз до пяти копеек, то представители винодельческой отрасли говорили, что это в корне изменит подход и превратиться просто в очередную статью по наполнению бюджета. А раз уж мы идем в Европу, давайте и принципов европейских придерживаться.

По десертной же группе вин, к сожалению, акциз все-таки увеличили на 100%.  Поэтому, конечно, это будет серьезным ударом по производителям. Но, сомневаюсь, что в совокупности бюджет от этого получит больше. Произойдет просто сужение производства и в конечном итоге отчисления будут такими же, как и прежде, а то и ниже. Но - с учетом уменьшенного производства, увольнений на предприятиях, и необходимостью платить этим людям потом пособие по безработице.

И  лично я не вижу в этом логики. Видимо, у нас в правительстве руководствуются какими-то другими подходами. Может быть, как в Греции… Не зря ведь нам по части налогообложения и бюджета рекомендации поступают от иностранцев. Наверное, им виднее, какие отрасли должны быть в Украине, а какие нет.

- Какие условия работы на рынке, на Ваш взгляд, могли бы соответствовать нынешним реалиям и дали бы толчок для развития отрасли?

- Если мы движемся в ЕС и хотим конкурировать с европейскими производителями, то, как минимум, должны приблизиться к тем правилам, по которым живут их виноделы. А не так, что хотим с ними соперничать на рынке, но при этом для своих производителей ухудшаем условия. Государство, понимая, что украинские производители пока находятся в неравных условиях с зарубежными, должно подходить к решению этого вопроса с точки зрения национальных интересов.

Должна быть целевая программа по поддержке многолетних насаждений, включая виноградники и сады. Прежде всего, это позволит украинской продукции присутствовать на нашем рынке.  А так же сохранит рабочие места. Ведь в данной отрасли задействовано огромное количество людей. И опыт показывает, что найти подходы при желании можно. Вспомнить хотя бы тот же полуторапроцентный сбор, благодаря которому удалось построить хранилища и зимой на прилавках магазинов появились отечественные фрукты. Хотя еще лет семь назад этого не было.

Тот же Михеил Саакашвили  предлагал ввести механизм, который когда-то применялся в Грузии.  Там в свое время каждому виноградарю за сданный один килограмм качественного винограда платили один доллар. Понятно, что это может быть какая-то другая сумма. Суть ведь не в этом, а в том, чтобы стимулировать людей не бросать виноградники.

В Молдавии, например, выделяют господдержку непосредственно за содержание площадей. То есть, во всех странах начинали развивать отрасль «снизу». Поэтому нужно искать подходящие механизмы. Понятно, что во Франции были и программы по переоснащению оборудования на предприятиях. Но мы пока об этом даже не говорим.

Целевая поддержка виноградарства могла бы позволить людям развивать отрасль, а не бросать насаждения. А будут виноградники, будет и виноделие.

 

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

3564