Переговоры в Брюсселе в формате Украина-ЕС-Россия, состоявшиеся в конце сентября, активизировали вопрос прямых поставок российского газа на нашу территорию. Сторонам удалось наконец согласовать спорные вопросы. И уже  с 12 октября, в соответствие с двухсторонним договором между ПАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз Украины» началась закачка российского газа в украинские ПГХ. До конца текущего месяца Украина планирует закупить у РФ порядка двух миллиардов кубометров голубого топлива, с учетом установленной на него в IV квартале двадцатипроцентной скидки.

О том, можно ли рассчитывать, что достигнутые договоренности не будут пересмотрены, о причинах затягивания процесса их официального подписания, а так же о том, сколько Украина переплачивает за реверс газа из Европы, ForUm беседовал с независимым экспертом по вопросам энергетики Натальей Слободян.

- Наталья, как Вы оцениваете итоги последних трехсторонних переговоров Россия-ЕС-Украина, состоявшихся в Брюсселе?

- Прежде чем оценивать результаты встречи, наверное, все-таки нужно охарактеризовать тот фон, на котором она проходила. Ведь вопрос поставок газа из России в Украину давно перестал быть сугубо экономическим. РФ  рассматривает энергетику, как инструмент внешнеполитического давления, с помощью которого хочет заставить все стороны играть по ее правилам. И уже порядка 10-15 лет там активно развивается такое понятие, как  энергетическая дипломатия, механизм которой достаточно действенен.

Сейчас энергетический рынок в состоянии сжатия. Ни европейская, ни украинская экономики не демонстрируют роста. И Россия понимает, что ее газ не будет востребован в былых объемах. Кроме того, если говорить о стратегической составляющей его развития, то мы входим в эпоху низких цен на углеводороды. Уже сегодня заметна тенденция снижения их стоимости. Фактически мир на пороге некой энергетической революции, когда активными темпами развиваются альтернативные источники энергетики.

Что же касается тактической составляющей, то Россия в данном переговорном процессе использовала некие элементы политического блефа и игры. Прежде всего, затягивая процесс с подписанием документа по итогам встречи на межправительственном уровне. Ей это попросту невыгодно. Не визируя ничего на бумаге, всегда можно сказать: «Вы нас неправильно поняли» и тому подобное.

Для Украины же это принципиально важный момент. Ведь, во-первых, мы в финансовой части вопроса расчетов за газ перед РФ зависим от европейских кредитов. А, во-вторых, все еще не решен в Арбитражном суде Стокгольма спор между ПАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз Украины», которые подали друг против друга иски. И начни мы выкупать у России объемы газа больше двух млрд кубометров (о которых условились в ходе переговоров) и сотрудничать исключительно в рамках устных обещаний данных друг другу в Брюсселе, РФ может заявить, что Украина пассивно, но признала, правомерность скандальных контрактов, ставших поводом для судебных разбирательств.

- Как, на Ваш взгляд, будет развиваться ситуация вокруг исков поданных в Стокгольмский арбитраж?

- Думаю, в 2016 году окончательного решения от Стокгольмского арбитража мы не услышим.  Вероятно, в следующем году будут какие-то предварительные (промежуточные решения) заявления или начнутся слушания. Но это будет затянуто по времени и продлиться до 2019 года, когда заканчивается действие так называемого транзитного договора.

- Министр энергетики и угольной промышленности говорил, что у  Украины, даже без подписания протокола по «зимнему пакету» есть несколько вариантов закачки российского газа для прохождения осенне-зимнего периода 2015-2016гг. О чем идет речь?

-  Имеется в виду закупка российского газа по предоплате. Но дело в том, что у нас уже был подобный опыт и он достаточно плачевен для Украины. Вспомнить хотя бы ситуацию, когда Россия, приняв деньги от нас, заявляла, что часть этой суммы она списала в качестве погашения нашей старой задолженности перед ней. Поэтому, на мой взгляд, эта схема себя не оправдывает.

- Есть ли гарантия, что скидка на российский газ будет продлена и на первый квартал 2016 года?

- На сегодня сложно делать какие-то прогнозы в этом отношении. Поскольку есть масса факторов, способных в конечном итоге повлиять на решение российской стороны. Во-первых, нужно учитывать события в Сирии. Если в этот конфликт прямо или косвенно все же будут втянуты Саудовская Аравия, Ирак (для которого это практически неизбежно, так как там есть локация ИГИЛ), Катар, Бахрейн, Йемен, однозначно вырастет стоимость нефти. И логично, что «Газпром» заморозит все переговоры о скидках, поскольку уже появится абсолютно иная конъюнктура цен.

Во-вторых, россияне будут смотреть и на погодные условия. Три прошлые зимы были мягкими. Но нет гарантии, что грядущая будет такой же. А первый квартал года, как правило, – это период сильных морозов. И в условиях, когда потребность в газе будет возрастать, переговоры о скидках автоматически потеряют смысл.

Хотя, конечно, нельзя исключать, что Россия все-таки предоставит ее нам. Но, снова-таки многое будет зависеть еще и от наших политических взаимоотношений, а также от происходящего внутри самой Украины. Кстати, вокруг этой дополнительной двадцатипроцентной скидки на газ, которая точно будет действовать до конца года, развернули широкую информационную кампанию. Понятно, что в России это делается для поддержания имиджа президента Путина. У нас же, возможно, для того, что бы как-то всколыхнуть внутреннее пространство. Ведь фактически теперь стоило бы пересмотреть тарифы для населения.

- Кстати, что касается тарифов… Профильный министр говорил, что если средняя цена импортного газа будет составлять порядка или ниже 230 долларов за тысячу кубометров, то не исключено, что они будут пересмотрены. Мы получили скидку на российский газ.  Почему же пока ничего не делается в данном направлении? И должен ли в соответствие с законодательством в обязательном порядке в таких случаях проводиться пересмотр тарифов? 

-  Я более чем уверена, что в соответствие с регламентационными актами, которыми руководствуется НКРЭ,  они должны пересматриваться. Тем более, что произошло существенное изменение цены на российский газ. Думаю, если бы его стоимость наоборот «взлетела» вверх, то государство сразу же «позаботилось» бы об увеличение тарифов для населения.

Кстати, когда рассчитывали нынешний тариф, в формулу закладывали курс на уровне 23 грн за один доллар. Но в последнее время он был ниже и было бы логично пересчитать показатели. Конечно, все понимают, что страна в сложном экономическом положении и нужно где-то брать деньги, но оправдывает ли это тот факт, что людям приходится платить больше положенного? Ведь это фактически махинация.

- А насколько вообще, на Ваш взгляд, обоснованы нынешние тарифы на газ для людей?

-  Математически тариф сложен, безусловно. Но, если смотреть на него с точки зрения логики и стратегического будущего, то у меня, как простого потребителя, а не как у эксперта, действительно возникает масса вопросов. Я готова платить больше, но с расчетом, что определенная часть этих денег будет направляться государством, в первую очередь, на модернизацию газотранспортной системы. Это позволит снизить  потери газа (за которые мы тоже платим определенную сумму) при транспортировке. Пока они у нас в 6-7 раз выше, чем в Европе.

Также, платя немалые деньги, я хочу, что бы часть их использовалась для модернизации газораспределительного оборудования, систем прокачки газа, для утепления домов. А определенная сумма была направлена на то, чтобы в конечном итоге поставщик услуг установил мне счетчик, и я могла управлять расходом тепла, как это, к примеру, практикуют в Польше. Там отопительный сезон начался с первого октября. Тем не менее, если на улице не слишком холодно и человека устраивает температура в его квартире, он может регулировать самостоятельно эту подачу, платя исключительно за то, что он потребил. Мы же по-прежнему вынуждены платить за тот объем тепла, который просчитало за нас государство и поставляет в наши квартиры. Фактически, нас заставляют купить то, что нам не нужно. Соответственно, у меня снова, как у потребителя возникает вопрос – кому это выгодно? Олигархо-экономической структуре, которая поставляет данный продукт?

Когда мы говорим о сегодняшнем тарифе, нужно понимать, что он выстроен исключительно с целью покрытия дефицита бюджета НАК «Нафтогаз Украины». Так же в него заложена рентная составляющая, позволяющая покрывать затраты по субсидиям. В результате средний класс вынужден будет платить за неплатежеспособных граждан, которых в нашей стране достаточно много.  А о затратах на энергоэффективность, модернизацию и прочее речи снова не идет. И учитывая это, можно предположить, что примерно лет через десять мы выйдем на новый уровень энергетической катастрофы в государстве.

Наша система безопасности в энергетической сфере фактически сводится к нулю. Инфраструктура, доставшаяся нам в наследство от СССР, не модернизируется. Чего, к примеру, не скажешь о тех же Польше, Словакии, Чехии. В результате сегодня Украина оказалась в ситуации, когда ей постоянно приходится отвечать на разного рода вызовы, исходящие от нашего восточного соседа: технические, торговые, провокационные.

- Энергетическая отрасль – весьма прибыльное дело.  Почему тогда у нас НАК «Нафтогаз Украины» постоянно убыточен и государство вынуждено его дотировать из бюджета?  

- Сегодня власть объясняет, что основная проблема компании – скачки курса, не позволяющие выбраться ей из долговой ямы. И без погашения НАК «Нафтогазом Украины» долгов, реформировать его невозможно.

Но я хочу сказать, что с учетом вступившего в силу с первого октября текущего года Закона о рынке газа, наличие посредника между компаниями, занимающимися газодобычей и потребителями вообще нелогично. И правильнее было бы, если функция НАК «Нафтогаз Украины» была сведена сугубо к представительской (представление интересов Украины за рубежом, в судах и т.д.), а в систему энергорынка вошли мелкие компании, которые бы конкурировали между собой. Подобным образом, кстати, в свое время поступили в Польше. Что, в том числе, позволило им оптимизировать управленческую систему своей газовой компании.

В Чехии и Словакии тоже очень правильный подход к управлению. Все просчитано вплоть до того, что часть сотрудников, ежедневное присутствие которых в офисе необязательно, работают из дома, получая утром задание по электронной почте. Соответственно, предприятие несет меньше затрат на содержание помещений, офисного оборудования и прочего.

У нас же, по подсчетам специалистов, на каждые 300-400 метров основного газопровода страны приходится по одному сотруднику. И КПД многих из них в этой системе сводится к нулю. Зачем в таком случае платить им деньги из бюджета?

При этом Украина абсолютно не использует свой потенциал на мировых энергетических рынках, как нефтегазодобывающая страна. Мы ведь можем добывать углеводороды не только на своей территории, но, к примеру, работать и над проектами в Ираке, Иране, Нигерии и приносить государству прибыль. Однако продвижением наших компаний на мировую арену никто не занимается. Единственное в свое время были какие-то разработки ПАО «Укргаздобыча» в Ираке. То же самое касается и привлечения зарубежных газодобывающих компаний в Украину. Если бы задействовать с десяток таких, как, например, небольшая чешская компания MND, работающая сегодня на западе страны, можно было бы начинать говорить о некой газовой независимости.

Просто должно быть понимание у руководства страны, что мы можем добиться этой независимости только при комплексном подходе, включающем и энергоэффективность, и ту же модернизацию инфраструктуры, и рост собственной газодобычи. У нас же пока самая высокая по всей Европе энергозатратность, приходящаяся на ВВП. Никто ведь из олигархов, купивших заводы, не думал об энергосберегающих технологиях. Их интересовала исключительно ситуативная прибыль.  К тому же, они прекрасно понимали, что государство будет субсидировать энергетические затраты, к примеру, в той же химической отрасли, предприятия которой являются бюджетообразующими.

- Не так давно ВРУ приняла за основу законопроект, предусматривающий снижение рентных ставок на добычу газа. Данное решение парламента раскритиковал премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Вы, как эксперт, как оцениваете данную ситуацию?  Действительно ли снижение рентных ставок может привести к росту объемов добычи собственного газа и как это может отразиться на тарифах для населения?

 - Данный законопроект действительно направлен на потенциальных инвесторов, которые бы могли зайти на наш рынок с целью добычи газа. И я хочу сказать, что те же европейцы заинтересованы в том, что бы Украина в энергетическом плане выступала своеобразной крепостью для них. Мало того, они понимают, что мы весьма привлекательны в этом плане, у нас есть площадка для развития газодобычи. Другой вопрос – рискнут ли зайти на наш рынок иностранные компании после того, как мы продемонстрировали, что можем неожиданно изменить налоговое законодательство в этой сфере? Причем, как в лучшую, так и в худшую сторону для игроков газодобывающей отрасли.

Это ведь не банковский и не страховой бизнес, который в случае чего можно быстро свернуть. Данные компании, начиная проект, завозят сюда оборудование, три-четыре года работают над разработкой платформы и в конечном итоге могут получить с положительным дебитом одну-две скважины. В результате период окупаемости проекта занимает 5-7 лет. Поэтому, для того, чтобы инвестор не боялся работать в Украине, государство должно гарантировать ему, что правила игры на рынке газодобычи не будут меняться в течение порядка десяти лет.

На сегодня же индекс оценки рисков для входа зарубежных компаний на наш рынок очень высок. Нет уверенности ни в финансовой, ни в социальной стабильности страны. Многие побаиваются, что боевые действия могут затронуть те же Харьковскую и Полтавскую области, где есть площадки для внедрения проектов. К тому же, с учетом общемировых тенденций падения цен на углеводороды они понимают, что прибыльность этих инвестиционных программ становится очень низкой, а период их окупаемости очень длительный. Я общалась с представителем норвежского бизнеса. Так вот он говорит, что Украина интересна им, но страховые компании не берутся страховать их риски. А зайти на рынок, боясь, что завтра возможны огромные потери, они естественно не могут.

Так что, принятый в первом чтении законопроект, на мой взгляд, все-таки чисто политический, причем возникший аккурат накануне местных выборов. Рента для газодобывающих компаний была поднята ведь больше года назад. Что мешало внести эти изменения раньше, особенно, когда была тяжелая ситуация с накоплением газа? Тем более, что преимущественно по причине высоких налогов собственная добыча в этому году уменьшилась на полмиллиарда кубометров.

- А есть ли гарантия, что документ будет принят во втором чтении?

- Я думаю, что это все же была игра перед выборами. Велика вероятность того, что эта тема использовалась просто как козырь определенными политическими силами для поднятия рейтинга. Социальная политика и тарифы всегда были благодатной почвой для этого. А разговоры политиков, которыми оброс этот законопроект, для простого обывателя действительно выглядят как борьба за интересы украинцев. Эксперты же понимают, что на самом деле это обычный популизм.

- Ну и, наверное, понижение ставок не может сиюминутно решить вопрос наращивания объемов добычи, а так же пересмотра тарифов?

- Конечно, это вопрос 3-4 лет. Плюс ко всему, финансовая нагрузка ренты на тариф - не более 5%. Основной тарифообразующей составляющей (от которой он зависит на 70%) является средняя цена на газ. Еще 17% приходится на НДС.

- В профильном министерстве снова вернулись к теме создания газового консорциума. Какова вероятность реализации подобного проекта и что от этого может получить Украина?

- Честно говоря, не готова сказать, насколько реальна реализация такого проекта. К тому же не понятно, в каком формате может существовать этот газовый консорциум. Ведь вариантов на самом деле есть очень много. Да и нужно ответить на вопрос, насколько нам это необходимо сегодня? Ведь, если это станет очередным аналогом НАК «Нафтогаз Украины», то пользы от него не будет. Мало того, если мы говорим о развитии рынка газа у нас в стране, то создание газового консорциума в данном случае выглядит весьма противоречиво. Ведь он вряд ли будет способствовать развитию конкуренции на этом рынке.

- А как обстоят сейчас дела с транзитом газа в Европу через Украину? Какими могут быть последствия расширения «Северного потока - 2», «Турецкого потока» для нас? Та же Болгария уже заявила, что не против участвовать в последнем и намерена обратиться к российскому правительству с тем, что бы оно рассмотрело возможность продления «Турецкого потока» до болгарского хаба или до строящегося газопровода Греция – Болгария.

- На самом деле в интересах Украины взять на себя обязательства по транзиту газа в Европу из России. Но для этого нужно построить газоизмерительные станции на восточной границе нашей страны, где проходит газопровод Помары-Ужгород. Однако это весьма дорогие проекты. Стоимость одной такой станции составляет порядка 50 млн долларов. При этом важно понимать, что реализовав эти программы, мы в дальнейшем сможем неплохо зарабатывать на транзите газа, а так же спектре услуг, связанных с этим направлением.

Что происходит сегодня на мировом рынке? Туркменистан и Казахстан переполнены газом. И в свое время у нас даже были совместные контракты с Туркменистаном по поставкам голубого топлива. Но они могут поставлять его в Европу либо через РФ, либо через Иран, с которого не зря не так давно были сняты санкции. Ведь Россия не рассматривает себя в качестве транзитной державы, для нее это просто страшный сон. А из Ирана можно протянуть газопровод к Турции, создав таким образом альтернативную «нитку» для подачи газа в Европу. 

И мне кажется, что именно эта составляющая и сыграла главную роль в решении России переключиться на события в Сирии и стать практически прямым участником конфликта. Стоит хотя бы обратить внимание на то, кого она призывает к созданию коалиции в борьбе с ИГИЛ. В этом списке фигурирует как раз тот самый Иран. И в случае, если он на это согласится, он снова попадет в немилость мирового сообщества, а так же спровоцирует конфликт с Турцией.

Кроме того, абсолютно очевидно, что дестабилизация ситуации в этом регионе будет способствовать росту цен на нефть, что естественно выгодно для РФ. А хитросплетения, связанные с втягиванием в конфликт Ирана приведут к тому, что Европа снова окажется в положение, когда альтернативы российскому газу просто не будет. А это уже толчок к расширению «Северного потока-2» и «Турецкого потока».

- А насколько сильно это может ударить по нашим интересам?

- Это действительно серьезно задевает нас, поскольку в таком случае существует реальная угроза существенного сокращения объемов транзита газа через Украину. А мы на этом неплохо зарабатываем. В свое время, в зависимости о цены на газ и объемов его прокачки, мы получали за это от полутора около трех млрд долларов в год. Но дело ведь не только в потере прибыли. Ограничение объемов транзита через нашу территорию, отодвигает Украину на второй-третий план приоритетности в европейской политике. Как только Россия реализует альтернативный украинскому газопроводу проект, интерес Европы к нам существенно снизится. Да, ЕС сегодня выступает неким посредником в наших с Россией переговорах по вопросам поставок газа. Но нужно понимать, что он это делает, в том числе, и потому, что беспокоится о своей энергетической безопасности. И Украина его интересует, прежде всего, как страна, которая обеспечит бесперебойный и надежный транзит газа из Российской Федерации.

Но я думаю, что полностью сократить транзит газа через Украину не удастся. В этом не заинтересованы, в том числе, и некоторые европейские игроки. Поскольку он проходит так же через Чехию и Словакию. И для последней он является серьезной бюджетообразующей составляющей.  

С другой стороны, украинцам нужно понимать, что европейцы активно развивают у себя альтернативную энергетику, о чем я говорила в начале нашей беседы. Есть даже определенная директива, согласно которой до 2020 года ее доля в энергетическом балансе каждой из европейских стран должна составлять 15%. Германия, кстати, уже достигла этого показателя и не намерена увеличить его вдвое. Для сравнения сегодня в Украине доля альтернативной энергетики составляет всего 1%. 

Поэтому нас стоит учитывать, что из-за этой энергетической революции, ухода от углеводородов, транзит газа через нашу территорию однозначно будет уменьшаться. Россия же в свою очередь будет искать какие-то обходные пути поставки своего газа в другие страны.

- Украина за год нарастила импорт газа из Европы в 4 раза. Насколько все-таки выгодна для нас система реверсных поставок в экономическом плане? Каковы наши перспективы в этом направлении и сможем ли мы в конечном итоге отказаться от закупок газа напрямую из России?

- Если сравнивать с закупкой газа из России, то реверсные поставки обходятся нам на 5 - 10% дороже.  Но к данному вопросу все-таки нужно подходить с этической стороны. Так, по крайней мере, мы, хоть и понимаем, что газ, поступающий к нам из Европы, российский, но не покупаем его напрямую у страны-агрессора. При этом конечно не нужно упускать из вида, что в случае ухудшения погодных условий зимой, наш основной реверсный поставщик – Словакия – преимущество отдаст собственным потребителям, а не поставкам газа в Украину. 

Но, думаю, что на перспективу развивать такие отношения достаточно выгодно. В Европе сегодня есть общая тенденция по созданию виртуальных и физических газовых хабов. Это новое направление развития рынка газа. Самый большой из них размещается на границе Австрии и Чехии, есть также хаб в Германии и т.д. Так вот те же государства Вышеградской четверки (Чехия, Словакия, Венгрия, Польша)  последние  полгода-год активно ведут дебаты о необходимости подобного хаба для восточноевропейских стран. И Украина в этом плане для них очень интересна.

Для общего сравнения, объем подземных газовых хранилищ всей Европы составляет порядка 72 млрд кубометров. У нас же только западноукраинские ПГХ вмещают 28 млрд кубов газа. Для нас это огромный плюс. Ведь в силу падения цен на углеводороды европейцы могут пойти на то, что бы накапливать свои резервы газа на нашей территории. Но для этого нам, опять же, необходимо привести в порядок наше законодательство, модернизировать инфраструктурные объекты, предоставив потенциальным клиентам гарантии, что этот газ в случае необходимости будет передан им Украиной.

Технически же создание газового хаба на территории Западной Украины вполне возможно и открывает для нас хорошие перспективы. В этой схеме поставок главное, что бы был оборудован вход и выход для газа. У нас же уже сейчас на границе работают два интерконнектора: с Венгрией и Словакией. На завершающем этапе строительство его с Польшей.  И эту тему должно лоббировать наше правительство в европейском сообществе. Ведь реализовав данную идею, мы можем рассчитывать на решение ряда своих проблем. В частности, перестанем быть зависимыми от европейских кредитов для закупки дополнительных объемов газа. 

К слову, те же словацкие бизнесмены удивляются, как мы, при таком огромном потенциале и материально-технической базе, не зарабатываем на этом деньги. Они в свою очередь, имея маленькое газовое хранилище объемом всего в 2,2 млрд кубометров газа развернули целое меню услуг, которые предоставляют другим европейским странам, зарабатывая на этом порядка 100 млн евро в год. За то, что газ просто хранится три месяца у них в ПГХ они берут одну сумму, если они отбирают этот газ для своих целей, а потом возмещают его – другую и т.д.

- Наше правительство предпринимает сегодня какие-то шаги в контексте создания газового хаба?

- Нет. Пока это направление вообще не прорабатывается.

И я, например, не понимаю, почему мы покупаем вот эти два миллиарда кубов газа, о которых договорились в ходе Брюссельских переговоров и которые сегодня нужны фактически только для того, что  бы в случае холодной зимы успешно прокачать их в Европу. Почему мы не можем предложить ЕС купить их самостоятельно и потом просто хранить в наших ПГХ? Европейским странам это бы гарантировало стабильность поставок, а мы в свою очередь могли бы еще и заработать денег.

- То есть, судя по Вашим словам, опасений срыва отопительного сезона в Украине нет?

-  В контексте накопления газа мы абсолютно готовы к прохождению осенне-зимнего периода.  Каких-то вопиющих проблем нет. 

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время